Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
9 ноября, источник: RTVi

Экономист Михаил Крутихин: через 20 лет Россия может полностью утратить статус экспортера нефти

К 2035 году Россию может полностью утратить статус экспортера нефти. Такое мнение в колонке для Forbes высказал экономист Михаил Крутихин.

Источник: RTVi

Крутихин пишет, что к потере до 40% «нефтедобычного потенциала» может привести несколько факторов. Мнение о том, что Россия выиграет, например, от санкций против Ирана, и получит традиционных покупателей иранской нефти, не соответствует действительности, уверен он.

Например, заменить иранские поставки нефти в Китай у России не получится, так как у страны просто не хватит нефти, чтобы полностью заменить Иран, считает Крутихин. Кроме того, напоминает экономист, Китай ставит перед собой задачу максимальной диверсификации поставщиков нефти. «России просто не дадут занять господствующее положение в структуре поставщиков», — считает эксперт.

На западе у России также могут возникнуть проблемы, пишет Крутихин. Во-первых, некоторые западные покупатели российского сырья уже жалуются на ухудшение качества нефти Urals. Во-вторых, постепенно падает добыча нефти в ХМАО — «главном источнике российской нефти», объясняет Крутихин. Такая ситуация наблюдается и на других местах добычи. На некоторых месторождениях добыча нефти будет окупать себя только при цене за баррель в $80 и выше (сейчас баррель Brent стоит ниже $70), говорит эксперт.

Крутихин пишет, что российское правительство «совершенно не намерено серьезно менять это положение, если не считать невнятных планов налогового “стимулирования”». «Из-за доминирования “Роснефти” с ее гигантоманией и прочих крупных игроков в стране остаются невостребованными сотни мелких месторождений», — объясняет эксперт.

Предположения, что российские компании смогут быстро нарастить добычу «не имеют под собой никакой почвы», уверен экономист. Добыча нефти в России «выходит на пик», добавляет он, после чего «в будущем году или год спустя начнется ее сокращение».

«Лет через двадцать наша страна может полностью утратить статус экспортера нефти», — заключает Крутихин.