Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Палатки и ларьки могут вернуться на улицы Виктор Евтухов заявил, что на улицы городов планируется вернуть торговые палатки и ларьки
13 февраля, источник: Ведомости

Власти считают разовым зафиксированный Росстатом рывок экономики

Ни Минэкономразвития, ни ЦБ не меняют прогнозы на текущий год.

Источник: Евгений Разумный / Ведомости

Ускорение экономического роста до рекордных за шесть лет темпов было неустойчивым и во многом обусловлено разовыми факторами, признало Минэкономразвития в бюллетене «Картина экономики». В этом году министерство, как и прежде, ожидает замедления роста ВВП до 1,3%.

Согласно первой оценке Росстата в прошлом году рост экономики ускорился до 2,3% с 1,6% годом ранее. Это существенно выше декабрьского консенсус-прогноза опрошенных Bloomberg аналитиков (1,7%), ожиданий Всемирного банка и МВФ (1,8 и 1,7% соответственно) и официального прогноза самого Минэкономразвития (1,8%). Даже после того как Росстат внезапно отчитался о буме в строительстве, пересмотрев его рост с 0,5 до 5,7% по итогам января — ноября 2018 г., Минэкономразвития повысило оценку лишь до 2%.

ЦБ на прошлой неделе, комментируя сохранение ключевой ставки, «рывок» экономики также проигнорировал. Хотя ранее он неоднократно заявлял, что потенциал роста ВВП в отсутствие структурных реформ составляет 1,5−2%, такой, казалось бы, «перегрев» на его прогнозе на 2019 г. никак не сказался: экономика согласно ожиданиям регулятора вырастет на 1,2−1,7%. Более того, ЦБ подчеркнул, что в последние месяцы 2018 г. рост деловой активности в России замедлился и что в декабре снизились темпы роста промышленности, строительства, реальных зарплат и оборота розницы.

Экономический рост может ускориться в следующие годы вследствие реализации запланированных правительством структурных мер, надеется ЦБ.

Президент Владимир Путин настаивает на необходимости экономического прорыва: темпы роста экономики России должны быть выше среднемировых, а по ВВП на душу населения по паритету покупательной способности страна должна войти в пятерку лидеров (пока в топ-6, впереди Германия. — «Ведомости»). Для этого правительство разработало национальные проекты в сфере демографии, здравоохранения, образования, развития инфраструктуры, экспорта и др., для финансирования которых, в частности, повысило НДС с 18 до 20% с 2019 г.

Минэкономразвития прогнозировало ускорение роста ВВП больше чем на 2% только в 2021 г., после рывка инвестиций в 2020 г. на 7,6%. Не стоит делать «глобальных положительных выводов» из опубликованной Росстатом оценки, отмечает в интервью «Ведомостям» министр экономического развития Максим Орешкин: на росте экономики сказалось увеличение добычи нефти после выхода из первой сделки с ОПЕК, большой вклад внес финансовый сектор на фоне неустойчивого и опасного бума потребительского кредитования, а также краткосрочное ускорение роста запасов — все это разовые факторы. Это однозначно не повышение долгосрочного потенциального роста, заявляет министр:

До выполнения поставленных задач в указе президента еще должно пройти время.

Комментируя источники роста ВВП в 2018 г., Минэкономразвития ограничивается общими замечаниями: самый большой вклад в него внесли промышленность (особенно добыча во втором полугодии) и строительство, а также торговля и транспорт. Рост был «не там, где это может ощущаться населением», говорит Орешкин, например в нефтедобыче. Рост ВВП во многом обеспечен увеличившимся экспортом, пишет министерство, в то время как рост импорта в реальном выражении, напротив, значительно замедлился из-за стагнации внутреннего спроса. Хотя оборот розницы ускорился до 2,6% с 1,3% в 2017 г., расходы домохозяйств на конечное потребление замедлили рост до 2,2% с 3,2%, а покупки в зарубежных интернет-магазинах в январе — сентябре 2018 г. — до 6,5% с 83,9% в долларовом эквиваленте, отмечается в бюллетене. Реальные доходы населения в прошлом году продолжили снижаться, как и в 2014—2017 гг.., на 0,2% (с учетом выплаты пенсионерам 5000 руб. в январе 2017 г.).

Превращение роста ВВП на 1,6% по итогам девяти месяцев 2018 г. в 2,3% по итогам всего года вполне объяснимо, считает завлабораторией исследования проблем инфляции и экономического роста Высшей школы экономики Владимир Бессонов. Частично это пересмотр данных по строительству — хотя ненормально, что столь крупный проект так долго оставался незамеченным: «Все равно что не заметить Крымский мост». Еще 0,2 п. п. роста обеспечил календарный фактор, продолжает он: в IV квартале 2018 г. было на рабочий день больше, чем в IV квартале 2017 г., а в I-III квартале — на один меньше. Кроме того, в конце года появились позитивные тенденции в некоторых секторах, в частности рост нефтедобычи, отмечает Бессонов.

Хотя качество некоторых данных Росстата вызывает вопросы, рост ВВП на 2,3% качественно неотличим от роста на 1,9%, писал в аналитической записке главный экономист Российского фонда прямых инвестиций Дмитрий Полевой: это умеренная динамика, явно недостаточная для обеспечения устойчивого роста благосостояния населения. Поэтому так важна эффективная реализация нацпроектов, включая развитие инфраструктуры, подчеркивал он.

Минэкономразвития с политической точки зрения выгоднее несколько занижать свои прогнозы, рассуждает Бессонов: все-таки все уже согласились с тем, что в ближайшие годы интенсивного роста экономики не предвидится. ЦБ же, судя по всему, взял тайм-аут для анализа данных, говорит главный экономист «ВТБ капитала» по России и СНГ Александр Исаков: «сюрприз» с ростом ВВП в 2018 г. может как снизить, так и повысить оценку его роста в 2019 г. Что касается решения о ключевой ставке, то для ЦБ, похоже, важнее финансовые индикаторы: курс, инфляция, долларизация, кредитные условия, рост кредитования и др., перечисляет он.