Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты

Россия может не войти в топ-5 крупнейших экономик мира к 2024 году. В правительстве начали говорить о возможном падении темпов роста мировой экономики, что неизбежно ударит и по РФ. Эксперты считают, что главные проблемы носят внутренний характер и прочат годы стагнации.

Похоже, у российских чиновников появилось оправдание, почему российская экономика рискует остаться в застойной яме. Как заявил во время Гайдаровского форума на сессии «Россия и Мир: национальные цели развития и глобальные тренды» глава Минэкономразвития Максим Орешкин, задача выхода экономики РФ на темпы роста в 2021 году на уровне 3% осложняется внешними рисками.

«Чтобы дойти до глобальной рецессии, как это было, например, в 2008 году, должен действительно случиться очень серьезный кризис. Но даже серьезное замедление — если мы раньше говорили, что экономика глобальная растет 3,7%, даже уход на 3% — это очень серьезное изменение всех условий, в которых существуют экономики, в том числе российская», — заявил Орешкин. В этом случае мировая экономика не вытянет российскую.

«Источником роста для нас (не будет) внешний мир — это касается и экономической динамики, и санкционных историй, и торговых войн… Вытянуть она (экономика) может себя только сама, в условиях тяжелой демографии — за счет инвестиционного роста и роста производительности труда», — отметил министр.

Примерно в таком же духе рассуждал на форуме и первый вице-премьер, министр финансов Антон Силуанов.

«Что касается общих рисков реализации наших целей, если мы возьмем прошлый шестилетний период, то, конечно, это все изменения внешние, которые у нас есть, — торговые ограничения, санкции, войны торговые, которые сегодня ведутся. Безусловно, это не на пользу не только мировой экономике, но и РФ, поскольку мы очень глубоко интегрированы», — пояснил он.

Первый зампред Центробанка Ксения Юдаева в свою очередь заявила, что Банк России готовится к любым сценариям развития событий на финансовых рынках в 2019 году.

«Мы считаем, что мы должны быть готовы к любым сценариям, поэтому мы смотрим на достаточно жесткие сценарии и готовимся именно к ним», — сказала она.

По ее словам, если 2017 год был на удивление очень стабильным, то 2018 был годом высокой нестабильности на широком круге рынков — в том числе на финансовых рынках развивающихся стран. Волатильными были и цены на нефть.


Нажмите,
чтобы включить звук

При этом часть причин этой волатильности Юдаева назвала «рукотворными» — это торговые войны. Беспокоятся развивающие страны и из-за ужесточения политики ФРС США. Как отметила Юдаева, в этой ситуации «хорошо бы все были с парашютом и умели бы им пользоваться».

Кроме того, она подчеркнула, что ЦБ видит разные сценарии перераспределения международных резервов и считает китайский юань интересной валютой для вложений.

Банк России опубликовал на прошлой неделе структуру международных резервов. На конец июня 2018 года снизилась доля доллара до 21,9%, одновременно увеличилась доля евро до 32% и юаня до 14,7% (годом ранее на китайскую валюту приходилось всего 0,1%).

Эксперты уверены, что надеяться на высокий экономический рост России в ближайшее время не приходится. Но скорее не из-за внешних причин, а из-за внутренних проблем.

Так, экономист Алексей Ведев, выступая на форуме, среди основных негативных факторов, которые будут препятствовать росту, выделил увеличение издержек на труд, падение эффективности экономики и растущую закредитованность населения.

Россияне имеют короткий долг и очень дорогой, поэтому говорить о том, что сравнивать закредитованность россиян и американцев, как это делают некоторые эксперты, не целесообразно, буквально за несколько месяцев ситуация может очень сильно ухудшиться, считает Ведев.

Долги россиян недавно достигли очередного исторического рекорда. По статистике Центробанка, объем задолженности домашних хозяйств достиг почти 16 трлн руб. При этом, как поясняли эксперты, в кредитную кабалу россиян толкает нехватка текущих доходов и отложенный за предыдущие кризисные годы спрос.

В целом в 2019 году российская экономика вырастет на 1−1,3%, что можно считать стагнацией, отметил Ведев.

О том же на другой сессии говорил и глава Счетной палаты Алексей Кудрин. По его словам, главные факторы достижения темпов роста российской экономики выше среднемировых и вхождение в топ-5 экономик мира — это трудовые ресурсы, инвестиции и рост производительности труда. При этом уже очевидно, что трудовые ресурсы будут негативно влиять на экономический рост.

«Трудовые ресурсы будут сокращаться, тот поток мигрантов, который в предыдущие годы закрывал, он не будет таким, как сейчас. Тем более у нас не растут реальные доходы населения, девальвация тоже оттолкнула мигрантов», — отметил глава Счетной палаты.

В целом, по словам Кудрина, одних нацпроектов недостаточно для выведения России в топ-5 крупнейших экономик мира. В частности, в них не отражена цель по снижению доли государства.

Глава российского представительства Международного валютного фонда (МВФ) Габриэль Ди Белла между тем заявил, что спад в российской экономике оказался не настолько глубоким, как ожидали изначально в МВФ. При этом, по его словам, российским властям нужно сосредоточиться на поиске новых драйверов роста. Текущее состояние не позволяет экономике превысить показатель роста в 1,5% ВВП в год, тогда как экономике следует расти в среднем на 3 процента в год, говорит он.

«Я думаю, что спад уже будет скомпенсирован в 2018 году. Наше внимание обращается к среднесрочному росту. Мне кажется, что государство ставит амбициозные задачи, Россия не должна потерять свою роль в глобальной экономике, для этого нужно, чтобы рост происходил как минимум на 3 процента в год», — отметил Ди Белла.

Профессор факультета экономических наук ВШЭ Олег Вьюгин в свою очередь заявил о том, что не согласен с политикой ЦБ. В частности, он против активного накопления резервов, поскольку это отвлекает ресурсы от коммерческого сектора. Эти средства можно было бы использовать на инвестиции, говорит эксперт.

Также Банку России не стоило увеличивать вложения в юань в структуре золотовалютных резервов, поскольку это может оказаться слишком рискованным активом, полагает он.

«Я считаю, что это достаточно рискованная инвестиция для государственных резервов, потому что китайская экономика, хотя и очень сильная, но институционально она не гарантирует отсутствия достаточно серьезных кризисов в будущем», — резюмирует Олег Вьюгин.

Путин назвал главные приоритеты экономики
Во время загрузки произошла ошибка.
20 февраля© Ньюстюб