Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Зачем Сталин отправил на фронт «наркомовские 100 грамм»В Красной армии выдача «фронтовых» 100 граммов водки зависела не только от расположения воинских частей, но и от времени года
Источник: Фонтанка.ру

Если коротко — чиновникам не хватает нормативных аргументов для того, чтобы оборвать провода над Невским проспектом. Официально запретить воздушные линии связи на крышах и на лицевых фасадах зданий можно, если они изменяют исторический облик зданий. Для этого нужно внести соответствующие изменения в городской закон. Здесь крайне пригодится помощь федерального уровня. Потом, правда, все равно придется самостоятельно уговаривать операторов закапываться в землю. Автономные троллейбусы, которые пригоняли в Петербург под эгидой «Чистого неба», меж тем спокойно катаются по окраинам, пренебрегая центральными магистралями.

Над поправками в закон № 820−7 «О границах объединенных зон охраны объектов культурного наследия, расположенных на территории Санкт-Петербурга, режимах использования земель и требованиях к градостроительным регламентам в границах указанных зон» сейчас работает комитет по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры. Он готовит почву для возможного переезда СПбГУ в Пушкин. Корректировки могут пригодиться и для программы «Чистое небо».

Задачу с «Чистым небом» в свое время уже ставили перед КГИОП, но комитет в данном случае себе не хозяин: есть совмещенный график подготовки Генплана, правил землепользования и застройки и изменений в названный закон. Согласно ему, разработка проекта зон охраны отнесена только на IV квартал текущего года, а вносить законопроект будут только в 2020-м. Источник, близкий к комитету рассказал: изначально идея была в том, чтобы ведомство сначала штрафовало собственников нелегальных «воздушек», а потом обращалось в суд за демонтажом. «Было принято решение, что это не эффективно, затратно, да и работать приходилось бы через службу приставов. Так что от такого сценария отказались», — говорит собеседник издания.

Но дело не только в законах: сейчас паутина проводов в центре города не противоречит ни петербургским, ни федеральным требованиям. На уровне Москвы придется править технические регламенты (в отношении многоквартирных домов), многочисленные правила строительства и ремонта воздушных линий связи, а также правила технической эксплуатации сетей. По информации «Фонтанки», комитет по информатизации и связи направил обращение в профильное министерство, прося рассмотреть возможность изменений в федеральное законодательство. Среди прочего — радикальный мораторий на строительство новых воздушных линий, причем контроль ляжет на управляющие компании.

Как мог бы выглядеть Петербург без проводов, «Фонтанка» попыталась представить еще несколько лет назад.

«Чистым небом» со стороны комитета по информатизации занимается подведомственное унитарное предприятие — «АТС Смольного». Оно предлагает выносить предложения на обсуждение градостроительного совета при правительстве Санкт-Петербурга. В частности — предусмотреть, чтобы при реконструкции улиц по программе благоустройства за бюджетный счет строилась кабельная канализация для размещения линейных трасс операторов связи. С этим увяжут запрет тянуть линии связи слаботочных сетей между отдельными зданиями по воздуху.

Пока все зависело от бюджета и комитета, «Чистое небо» двигалось и без всяких запретов: город отказался от половинчатого решения оставить несколько закамуфлированных воздушных переходов и решил целиком уходить под землю. За 30 млн уложили продольный волоконно-оптический кабель вдоль Невского проспекта, организовали 10 поперечных переходов. А вот дальше начались проблемы. Крупные операторы поддержали программу, начали менять среду обитания. Однако на данный момент из порядка 200 осталось еще примерно 80 воздушных поперечек, говорят в комитете, собственников часто не найти. Именно здесь пригодилась бы законодательная дубинка, которую надо вытесывать в четыре руки местным и федеральным властям.

Исполнительный директор Объединения альтернативных операторов связи Алексей Леонтьев программу в целом поддерживает. Но и медлительность компаний он понимает. Идти до ближайшего перехода по кабелю им приходится за свой счет, это договор с «Ростелекомом», дополнительные расходы. Но главное даже не это, а взаимоотношения с «АТС Смольного». «Город сдает свое волокно в аренду по очень льготным ценам, в 2−3 раза ниже рынка, здесь спору нет, — говорит Леонтьев. — Но компании привыкли к рыночным отношениям и просят прописать в договорах ответственность арендодателя; то есть если условный экскаватор копнул не там и порезал кабель — операторы хотят иметь шанс взыскать часть своих убытков с города. Никаких особенных преференций они не просят, это ж гражданское право, но город просто предлагает им типовой договор, где такой возможности не прописано». Особенно принципиально это для небольших операторов, которые, в отличие от крупных, не могут себе позволить резервировать запасные волокна на случай обрыва основного маршрута.

Глава комитета Денис Чамара рассказал «Фонтанке», что по мере развития проекта условия договора могут измениться. «Оперативно проводить все аварийно-восстановительные работы в интересах города, — говорит он. — И имидж комитета превыше договорных обязательств хозяйствующих субъектов. К тому же помните, что крупные операторы такие же заинтересованные субъекты процесса, как и город».

Массового отработанного алгоритма работы с мертвыми кабелями нет. «Для начала тебе надо подняться на крышу, куда тебя не факт, что пустят, — говорит Леонтьев. — Но даже если ты поднялся, просто отрезать безымянный кабель и ждать, кто к тебе прибежит, не вариант. Может выясниться, что оператор исправно платил за стойку, и тогда это неизбежно приведет к обычному гражданскому спору». Тем не менее проблема «бесхоза» решается, хотя и длительной процедурой: сперва спросить у управляющей организации, с кем у нее договор; затем получить подтверждение, что на крыше нет ничего, легально установленного — например, истек срок договора. «Дальше вы просто обращаетесь в суд, получаете решение и демонтируете сеть, — рассказывает Леонтьев. — Это не ноу-хау. Когда проходила инвентаризация кабельной канализации, в Московской области филиал “Ростелекома” так и работал: на сайте размещал информацию о том, что найден нелегальный кабель, выжидал, подавал в суд, через 3−4 месяц получал решение, а через полгода спокойно демонтировал лишнее».

Второй участник программы, комитет по транспорту, конкретики не дает, никакой утвержденной дорожной карты там нет. «Фонтанка» подробно описывала, как готовились к обрыву троллейбусных проводов в центре города и тестировали на Невском проспекте троллейбусы с увеличенным автономным ходом. В комитете прямо говорили, что закупленные за 2 млрд 115 машин поедут в центр, а окраины обеспечат в рамках последующих закупок. При этом эксперты отмечали, что этого парка не хватит даже на Невский проспект, а опыт показал, что из-за особенностей парковки в исторической части города у троллейбусов возникает проблема с тем, чтобы вовремя поднять рога и подключиться к сети. В итоге провода сняли только вокруг Казанского собора, так как 17-му троллейбусу теперь не приходится ехать на Тюленина, он сворачивает прямо на Казанскую. Остальные «автономные» машины либо обеспечивают новые районы, либо связывают различные части города. Город продолжает покупать троллейбусы, но, по информации «Фонтанки», среди предполагаемых новых маршрутов для них Невского проспекта нет, самое насущное — юг города.

Николай Кудин,
«Фонтанка.ру».

© Фонтанка. Ру.