Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Источник: Фотоархив ИД «Коммерсантъ»

Скорость изменений в российских экономике и обществе, влияющих на благосостояние в РФ, видимо, недооценивается — BCG в исследовании, посвященном мировому устойчивому развитию, поместила Россию по темпам изменений с 2008 года в список 25% стран, эффективно преобразующих богатство в благосостояние. Исследование BCG в первую очередь ориентировано на определение бюджетных приоритетов. Наиболее проблемные сферы для РФ, определяемые SEDA, — еще высокие, но ухудшающиеся показатели образования, проблемы состояния гражданского общества и окружающей среды.

Данные ежегодного индекса SEDA компании The Boston Consulting Group (BCG) по 143 странам мира опубликованы в августе, в распоряжении «Ъ» есть подробные данные расчетов BCG по России за последние 12 лет. Индекс SEDA — проект, предлагающий альтернативу рассчитываемым с использованием опросных и в силу этого субъективных показателей «индексов благополучия», например, «индекса счастья» ООН: BCG для расчета использует только объективно измеряемые показатели, используемые при оценке «благополучия» и «благосостояния» общества в соответствующих «субъективных» рейтингах.

В итоге оценки SEDA претендуют на решение одной из центральных проблем экономической политики для правительств: рост ВВП сам по себе, безусловно, коррелирует с «благосостоянием», однако удовлетворенность населения состоянием дел в отдельных сферах, особенно на длинных дистанциях, может с ним не коррелировать, в том числе из-за неверно избранных бюджетных приоритетов — особенно в ситуации, когда власть не ориентируется на международную конкуренцию в этой сфере. В какой-то степени оценки SEDA по РФ в 2008—2019 годах демонстрируют и часть причин поляризации общественных оценок ситуации в РФ.

Динамика составляющих рейтинга SEDA для РФ в сравнении с другими странами показывает, что «социальная стагнация» — вряд ли рациональное описание для событий в стране в это десятилетие, во всяком случае, сравнительные измерения это опровергают: Россия входит в верхний квартиль (25%) стран с наиболее сильными изменениями в десяти измеряемых сферах (BCG оценивает сравнительную ситуацию в сфере здоровья населения, доходного и имущественного равенства, обеспеченности инфраструктурой, экономической стабильности, образования, доступности работы, состояния окружающей среды, уровня доходов и госуправления).

С точки зрения «устойчивого развития» это, в понимании авторов рейтинга SEDA, — страна с активным и очевидно позитивным развитием.

Одна из задач исследования — оценить, в какой степени общество и государство способно конвертировать «материальное» благосостояние (рост подушевого ВВП) в показатели «благополучия»: по этому показателю РФ чуть выше среднемирового уровня.

Оценивая ситуацию в динамике за 12 лет, BCG констатирует: лишь по одному из десяти показателей, состояния гражданского общества, ситуация в стране одновременно является и сравнительно плохой (хуже среднемировых показателей), и ухудшающейся в сравнении со странами, стартовавшими в 2008 году с такого же уровня оценок SEDA (тогда Россия входила в группу 40% стран со средними оценками, 52,4 балла, сейчас — 56,6). Ситуация с госуправлением и экономической стабильностью сейчас хуже, чем средний уровень в странах группы с тем же стартом, но улучшается. Показатели SEDA для образования в РФ всегда были высокими, но за 12 лет они существенно ухудшились. Остальные показатели за этот период находятся в секторе «выше среднего и при этом улучшаются».

Как показывают расчеты BCG, основной успех с 2008 года достигнут за счет роста субоценок SEDA в экономической стабильности, свой вклад внесли в процесс некоторое улучшение (оцениваемое как слабое, 29,4 балла из 100 возможных) госуправления и, что может звучать для России парадоксально, — с уровнем материального неравенства: оно оценивается в SEDA как относительно комфортное в сравнении с остальным миром (76,4 балла). В России, по этим оценкам, рекордно неплоха (83,8 балла) сравнительная ситуация со здравоохранением, а также с инфраструктурой и занятостью. Уровень доходов («чистого» благосостояния) оценивается скорее как низкий — 33,1 балла.

Наконец, стагнируют в течение 12 лет оценки состояния окружающей среды — 43,3 балла из 100, сходная оценка для состояния гражданского общества — 43,8 балла.

Как и все сходные по методологии рейтинги, оценки SEDA дают многомерную картину «благополучия» в конкретных юрисдикциях и в силу этого позволяют формулировать гипотезы для вопросов, на которые нет простого ответа: например, причину элитной эмиграции из РФ при довольно высоком уровне жизни статистически имеет смысл искать в ситуации с образованием и политическими свободами, но не в здравоохранении, инфраструктурной бедности или недоступности трудового дохода.

Баллы рейтинга SEDA довольно точно коррелируют и с российскими приоритетами бюджетных расходов и активности за последние годы. Так, динамика компонентов рейтинга в сфере госуправления хорошо демонстрирует стагнацию ситуации в 2008—2016 годах с небольшими улучшениями, отражает постепенный рост инфраструктурной обеспеченности, медленное отставание в сфере защиты окружающей среды от стран-конкурентов, реальный результат политики правительства в увеличении зарплат в бюджетном секторе (прямое влияние на оценки неравенства), медленную, но устойчивую деградацию гражданских свобод, стагнацию общего уровня доходов с 2012 года, обвал экономической стабильности уже в 2013 году и очень быстрый рост этого показателя с 2016 года.

«Трехмерный» подход к бюджетным приоритетам пропагандирует соавтор отчета из BCG Энрике Руэда-Сабатер, полагающий, что правительства часто концентрируются лишь на одной группе показателей (например, ВВП), пропуская «важные сигналы» о проблемах другого рода. Индикаторы SEDA — еще один взгляд на (в широком понимании) структурные проблемы экономики РФ, плохо измеряемые «субъективными» оценками. Так, высокие оценки SEDA для здравоохранения в РФ вряд ли будут поддержаны опросами в самой стране — впрочем, при таком состоянии показателей для развития гражданских свобод подобные искажения неизбежны.

Дмитрий Бутрин

Кончились самые фантастические «отмазки». Moody’s вынуждено признать высокий рейтинг надежности России
Во время загрузки произошла ошибка.
11 февраля© Ньюстюб