Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты

Один из верных способов открыть иностранцу ту самую загадочную русскую душу — пригласить его на дачу. Дача — это что-то родное, уютное, связанное с детством и с летом и по-настоящему русское. Это слово невозможно перевести на другие языки, дача — она и есть dacha.

Начало славных дней Петра

Родоначальником дачной жизни считают Петра I. Именно он решил выделить своим чиновникам землю для летнего отдыха близ Петербурга, чтобы не уезжали далеко и в случае чего всегда были под рукой. Земля давалась бесплатно (отсюда и пошло слово «дача», что означает «дар», «подарок»), но получивший ее был обязан благоустроить свой участок и выстроить усадьбу. А царь, проезжая мимо, мог зайти и проверить, как отдыхает его подданный и хорошо ли следит за своей дачей.

Венценосные дачники

У самого Петра дачи не было. Первая царская дача принадлежала супруге Николая I Александре Федоровне. Император подарил ей землю, где впоследствии был построен трехэтажный особняк на 27 комнат. Резиденция стала именоваться «собственная Ее Величества дача Александрия». Помимо большого сада, дома с множеством комнат, многочисленных беседок, колодцев и даже собственной церкви, летний дом Александры Федоровны имел персональный герб: нож, пронзающий венок белых роз. Впоследствии, когда Александрией владел сын Николая I Александр II, здесь появился первый в России лифт, который приводился в движение ручным механизмом.

Император Николай II с семьей и свитой принимает парад у Нижней дачи в Александрии. 1907–1908 годы. ГМЗ «Петергоф»

Для детей в Александрии был устроен целый развлекательный комплекс со спортивной площадкой, детской крепостью, фермой, водяной мельницей и голубятней. Венценосные дачники с удовольствием отдыхали в Александрии от государственных забот: охотились, ловили рыбу, собирали грибы и ягоды, играли в мяч, катались на велосипедах.

Впрочем, предаваясь пейзанским развлечениям, правители не забывали и о подданных. Николай I издал указ, разрешающий покупать участки под Петербургом для строительства дачи. Так что стать дачником в XIX веке мог практически любой состоятельный человек. Хотя сделать это было непросто. Нужно было подать заявление, которое рассматривал лично император. Он же принимал решение о начале строительства. В заявлении в обязательном порядке указывалась фамилия архитектора.

Светский салон

К концу XIX — началу ХХ века позволить себе дачу могли не только особы, приближенные к императору, но все равно летняя загородная жизнь оставалась уделом избранных, в основном творческой элиты. Поэтому и дачный досуг был весьма светским. На дачи приезжали музыканты и профессиональные театральные труппы (даже Федор Шаляпин гастролировал по подмосковным дачам), да и сами дачники ставили домашние спектакли для домочадцев и соседей. В одном из таких спектаклей Александр Блок и его супруга Любовь Менделеева играли Гамлета и Офелию. Спектакль Треплева и Заречной в чеховской «Чайке» — яркий пример дачного представления. Также популярны были литературные вечера с чтением стихов и просмотры историй в картинках на «волшебном фонаре» — предшественнике кинопроектора.

Часто в начале и в конце дачного сезона в поселке устраивался настоящий бал. Его ждали, к нему готовились, дачники доставали лучшие наряды. Кстати, о нарядах. Дача начала XX века давала отдыхающим много поводов выгулять лучшее из гардероба. Например, вечерами жители поселка обычно выходили на променад в сторону ближайшей железнодорожной станции. Почему именно туда? Поселки располагались вдоль железных дорог, чтобы было удобно добираться, и станция была ближайшим общественным местом, где можно было посмотреть на людей, узнать последние новости, завести новые знакомства.

Одним из самых престижных дачных поселков конца XIX века являлась подмосковная Перловка, имение предпринимателя Василия Перлова. В поселке находилось 80 летних домиков, и снять один из них считалось настоящей удачей — очередь была расписана на три года вперед, а стоимость сопоставима с ценой на квартиру в Москве.

Огород на болоте

С приходом советской власти дача перестала быть чем-то исключительно элитным. Участок мог получить даже простой рабочий. Правда, он не шел ни в какое сравнение с усадьбами дачников недавнего прошлого — всего 6 соток (600 м²), на которых мог поместиться лишь небольшой дом и сад с несколькими плодовыми деревьями, кустарниками да парой грядок. Конечно, ни о каких спектаклях и литературных вечерах речи больше не шло — на даче усиленно трудились, выращивая урожай.

С наступлением голодных 30-х годов дача для многих стала средством выживания. Правда, добиться хоть какого-то урожая было трудно — простым людям чаще всего выдавались земли для садоводства малопригодные: лесные да болотистые. Кроме того, существовало ограничение на размер и вид дачных построек. Сначала на участке разрешалось иметь только маленький сарайчик для инструментов, жилые помещения были под запретом — дача ведь дана для работы, а не для отдыха. Потом разрешили строить маленькие домишки площадью не больше 16 м², одноэтажные и без отопления. Выращивать цветы или устраивать лужайки на участке тоже не разрешалось. Все пространство надо было использовать с максимальной выгодой. За бесполезные цветники и неухоженную землю участок могли и отобрать.

В то же время происходил расцвет так называемых номенклатурных дач. Партийные деятели, известные артисты, литераторы, ученые возводили настоящие хоромы в самых живописных и благоустроенных местах.

Главный дачник Союза

Сталин имел в своем распоряжении около 20 дач в разных частях страны: в Сочи, Крыму, Грузии, Подмосковье… Некоторые из них он очень любил и часто там бывал, а другие посещал не больше раза-двух в год. Какие-то дачи предназначались исключительно для отдыха (например, та, что на озере Рица в Абхазии, где не было даже рабочего кабинета), а на некоторых Сталин проводил рабочие заседания и принимал иностранные делегации. Каждая дача была спроектирована и построена специально под вкусы и привычки хозяина.

Так, все дома имели похожую планировку и примерно одинаковый интерьер. Это было сделано как из соображений безопасности, так и потому, что генералиссимус был весьма консервативен. Большинство домов были выкрашены в темно-зеленый цвет, чтобы сливаться с деревьями, а охранялись участки не хуже секретных военных объектов: за порядком следили как по периметру территории, так и с воздуха, а внутри домов находились личные телохранители генсека.

Все лучшее — детям

В середине ХХ века возникло такое необычное явление, как дачный детский сад — что-то среднее между собственно детским садом и пионерским лагерем. Дачами для малышей служили дореволюционные усадьбы. У некоторых садов были собственные дачи, где дети проводили все лето, а другие чередовали свое пребывание на природе и выезжали сменами. Дневной сон дети часто проводили на улице — в хорошую погоду раскладушки выносили прямо в сад. По утрам занимались зарядкой, днем купались в речке, потом собирали грибы и ягоды, а некоторые малыши даже осваивали азы садоводства, ухаживая за собственными огородиками. Такому дачному детскому саду посвящен рассказ Николая Носова «Репка».

Вместо курорта

В 70−80-е годы случился дачный бум — предприятия активно выделяли участки своим работникам. Появились садоводческие некоммерческие товарищества (СНТ): «Энергетик», «Железнодорожник», «Металлург», «Газовик»… По названию СНТ можно было легко определить, сотрудники какого предприятия здесь отдыхают.

Запрет на большие дома был снят, и, хотя большинство дач по-прежнему оставались типовыми, стали появляться разнообразные двух-, трехэтажные коттеджи. Ограничения по использованию земли тоже отменили, и на дачных участках возникли «бесполезные» цветники и даже небольшие площадки для отдыха и спортивных игр. Постепенно дача снова становилась местом не только для труда, но и для отдыха и отличным выходом для тех, кто не в состоянии выехать на курорт.

Появился даже своеобразный дачный стиль. Поскольку большинство дачников не могли себе позволить покупать мебель, посуду и одежду в двойном экземпляре — для городской жизни и для загородной, — на дачу отправлялось то, что дома уже не использовалось, но выбросить было жалко. Во многом именно в этой небрежности и эклектичности и заключается романтика русской дачи.

Дача-кормилица

Распад Советского Союза и наступление голодных 90-х очень отразились на дачной жизни. Личные огороды снова, как и в 30-е годы, стали средством выживания. На шести сотках выращивали картошку, морковь, свеклу, ставили теплицы с огурцами и помидорами. Появилась даже шуточная загадка: прилавки пустые, а в холодильниках все есть! Ответ на вопрос: «Откуда?» — очевиден. С дачи, конечно же!

Одновременно с этим дачные участки перестали быть ведомственными и вышли в свободную продажу. С 1990 по 1996 год количество загородных домов увеличилось вдвое по сравнению со всем советским периодом.

Новое поколение

В наши дни, несмотря на огромное количество выгодных предложений для отпуска, дачный отдых по-прежнему очень популярен. Нет никаких регламентов ограничений — можно купить участок любого размера в любом месте, построить дом по своему вкусу и заниматься на даче тем, чем захочется. Дача сегодня — это жужжание газонокосилок по утрам и аромат шашлыка вечером, это чай со свежей мятой на террасе и бадминтон на лужайке, это собственный кусочек природы, возможность сбежать ненадолго от городской суеты. А грядки если и встречаются, то исключительно в виде приятного хобби, а не из тяжелой необходимости. Современная русская дача — это стиль жизни.

Исследование: в России стало меньше дачников
Во время загрузки произошла ошибка.
26 июля© Ньюстюб