Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
26 мая 2010, источник: Вести.Ru

Расхлебывать кризис приходится простым европейцам

Столица Италии вводит налог для туристов. Чтобы въехать или выехать из Рима, надо будет заплатить по одному евро, а чтобы гулять по вечному городу — 10 евро.

Италия, как собственно, и Греция, и ряд других стран ищут любые способы пополнения бюджета. Но куда больнее, чем по туристам, европейские правительства бьют по собственным гражданам. Почти повсеместно европейцев ожидает сокращение зарплат и повышение налогов. Кто должен расплачиваться за кризис — крупный бизнес или население? И почему этот вопрос становится важнее, чем сегодняшний рост на биржах.

Качели биржевых индексов теперь летают вверх и вниз с такой амплитудой, что даже сегодняшний взлет мало кого обрадовал.

«Сегодня мы наблюдаем небольшой отскок, — говорит глава исследовательского департамента банка “Баадер” Роберт Халвер. — Но не думайте, будто это надолго. Слишком много проблем. У нас нет общей линии обороны для стран Еврозоны».

Директор компании ''Монсегур'' Франсуа Шале добавляет: «Сегодня — это всего лишь передышка. После массового обвала бирж возникает своеобразная пауза, в которую рынок даже немного растет, но не больше, чем перерыв в общем тренде. Нельзя сказать, что мы видим позитивную тенденцию».

Когда говорят о европейских долгах — главной причине для паники — имеют в виду то, что, по правилам Еврозоны, входящим в нее странам запрещено иметь государственный долг выше 60% от ВВП. Действительно, у Греции долг – 115%, у Италии — тоже. У Германии — 73, у Франции — 77. Ну и что? Эти правила установлены самими европейцами. Мало ли, какие им нравятся правила?

У США совокупный госдолг при Обаме — почти 15 триллионов долларов. Это примерно равно всему американскому ВВП, что однако ничуть не мешает Конгрессу каждый раз повышать планку допустимых заимствований.

Европа могла бы так же. Но боится. Ведь для бирж не так важны цифры, как эмоции. Взвалив на себя еще в начале кризиса долги частных корпораций, США и страны Европы теперь должны платить гигантские проценты по гособлигациям. Чтобы устоять и Старому, и Новому свету нужен постоянный приток капитала.

Лихорадка вокруг евро и Еврозоны, раздутая мировыми СМИ и американскими рейтинговыми агентствами, заставила инвесторов бежать из евро в доллар. А тут еще корейский инцидент очень кстати подвернулся. Как не задаться вопросом — кому выгодно? Впрочем, гораздо важнее — кому не выгодно?

«Мы выступаем против мер правительства и будем проводить забастовки, — говорит представитель итальянских профсоюзов Августино Мегале. — Сокращения бюджета всегда бьют не по богатым, а по бедным».

Правительства всех стран «двадцатки» затягивают пояса. Но некоторые — на горле населения. Италия сокращает госрасходы на 26 миллиардов евро. «Под нож» идут образование, здравоохранение, наука. Португалия режет зарплаты бюджетникам, увеличивает НДС и налог с продаж — самые социально значимые налоги. Греция снизила пенсии до уровня 400-450 евро в месяц, что для этой страны ниже прожиточного минимума. Лишь Франция, где с социальными гарантиями шутить не привыкли, обещает ничего не замораживать до следующего года.

Логика таких сокращений простая — это позволяет снизить налоги для крупного бизнеса. Надо, мол, сначала помочь ему, и он потом накормит всех остальных. Только вот беда — этот старый рецепт не работает. Во всем мире падает спрос, зато растет безработица.

«Проблема Еврозоны — это проблема отсутствия роста, — убежден управляющий директор МВФ Доминик Стросс-Кан. — Если бы в Европе был такой рост, как в США, который сегодня — почти 3%, никто бы не говорил о долгах. Поэтому у Европы, конечно, есть острая проблема с долгами и налогами сегодня, но гораздо важнее — каким будет рост в дальнейшем».

В эти выходные директору МВФ стоило бы посетить город Трентон в американском штате Нью-Джерси. Здесь протестовать против массовых увольнений вышли 20 тысяч учителей вместе с учениками. Капитаны мировой экономики продолжают искать спасение в либеральных учебниках. Но, может быть, кризис — все-таки не на биржах, а в головах?