Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
28 мая 2010, источник: Росбалт

«Daimler избежал сумасшедшего риска»

Американское правосудие передало в Генпрокуратуру РФ все имевшиеся у нее в распоряжении документы по делу о даче российским отделением компании Daimler AG взяток чиновникам в обмен на выгодные контракты. О том, почему вдруг российское отделение пошло на признание и будут ли наказаны коррумпированные чиновники, в интервью «Росбалту» рассказал американский юрист, главный адвокат фирмы «Foley & Lardner LLP» Максим Честер.

Примечание: В данном интервью Максим Честер излагает свою личную точку зрения, компания «Foley & Lardner LLP» не несет никакой ответственности за содержание интервью.

— Почему, на ваш взгляд, российское отделение немецкого концерна Daimler AG признало свою вину в даче взяток? Это решение было мотивировано опасением, что американский суд вынесет жесткий вердикт в отношении головного офиса, или чем-то иным?

— Я считаю, что российская дочерняя фирма сделала это для того, чтобы головное отделение могло сказать американской прокуратуре и Комиссии по ценным бумагам, что проблема со взятками решена, так как виновные признались. Признание вины российским отделением избавило головной офис от необходимости делать то же самое. Центральный офис никак не мог пойти на признание факта дачи взяток, потому что это лишило бы его крупных государственных контрактов в Европе. Перед российской компанией же такой проблемы не стояло.

Другой мотивацией, конечно, было желание избежать вердикта суда, потому что это был бы сумасшедший риск. Наказание за нарушение закона по борьбе с коррупцией за рубежом очень суровое как для компании, так и для индивидуальных лиц. Оспорить решение очень сложно, за последний год было несколько судебных разбирательств, в которых частные лица или компании пытались доказать свою невиновность, но государство выиграло все эти процессы. Поскольку шансы оспорить решение суда очень маленькие, все предпочитают не доводить дело до этого. Риск идти в суд и проиграть намного выше, чем признать свою вину по одному из обвинений.

— Что могло бы ожидать компанию в случае вынесения обвинительного приговора?

— Естественно, прежде всего, оштрафовали бы головную компанию Daimler AG, которая бы потеряла выгодные контракты и не могла бы заниматься бизнесом в прежних масштабах. Во-вторых, штраф, который ей пришлось бы заплатить, был бы гораздо больше, чем назначенные отступные. В-третьих, прокуратура США могла бы вынести обвинения индивидуальным лицам, которые давали взятки. За последний год наметилась четкая тенденция к тому, чтобы привлекать к индивидуальной ответственности сотрудников компаний.

Это более серьезное наказание, чем штраф, выплаченный компанией, а стало быть в будущем у людей будет больше причин не нарушать этот закон, так как они будут знать, что могут оказаться за решеткой. Раньше риск для частного лица был минимален: компания заплатила штраф, сотрудник поменял работу, вот, собственно, и все. Сейчас же есть вероятность уголовного наказания и отбывания срока за дачу взятки, даже если это делалось от имени компании.

— Американское правосудие передало документы дела в Генеральную прокуратуру РФ. Как вы думаете, к чему это может привести? Неужели в России будет процесс против чиновников, которые брали крупные взятки в обмен на контракты?

— Сам по себе факт передачи документов – явление совершенно нормальное, потому что американская прокуратура последние годы постоянно заявляет, что сотрудничает с органами других стран. Примерами могут быть англо-американское сотрудничество, которое привело к вынесению приговора компании BAE, и немецко-американское сотрудничество, в результате которого было начато расследование в отношении российского отделения HP.

Успешный опыт совместной борьбы с коррупцией подтолкнул Англию и Германию к усовершенствованию собственного антикоррупционного законодательства. В этом смысле США были впереди планеты всей, ни у какой другой страны не было подобных антикоррупционных законов.

Это, кстати, было постоянной причиной для жалоб со стороны американских компаний, которые говорили, что это законодательство мешает им заниматься бизнесом, мешает конкурировать с компаниями других стран, чьи руки не связаны подобными законами. Конечно, американское правосудие игнорировало эти жалобы и не рассматривало данный аргумент в качестве весомого.

Вместе с тем, безусловно, важно то, что в данном случае инициативу начать сотрудничество проявила российская прокуратура. Вынесение приговора по этому делу будет на руку президенту России Дмитрию Медведеву, который несколько лет говорит о том, что Россия будет бороться с коррупцией, в связи с чем в 2008 году был принят закон «О противодействии коррупции».

— Будут ли выдвинуты реальные обвинения против российских чиновников, я не знаю, но, в принципе, все говорит в пользу этого. Иначе зачем бы российская прокуратура запрашивала материалы дела у своих американских коллег?

— Это дело не сильно отличается от других похожих дел. Все они завязаны на известную особенность российского бизнеса под названием «откат», и именно об откатах идет речь в деле Daimler AG. С этой точки зрения, это дело похоже на другие дела, где так же выплачивались «комиссионные» третьим лицам в качестве благодарности за фаворитизм, за получение выгодных контрактов.

До этого момента «лидерами» в области международной коррупции были Нигерия и страны Юго-Восточной Азии. По каким-то причинам Россия не фигурировала в этом «топовом» листе несмотря на то, что занимает почетное предпоследнее место в списке «Трансперенси интернешнл», являющемся барометром мировой коррупции. Однако сегодня американские власти более серьезно смотрят на постсоветское пространство.

— В последнее время в США появилась тенденция наказывать не только взяткодателей, но и тех иностранных чиновников, кто эти взятки брал. Американское правосудие ищет пути за пределами федерального закона о борьбе с коррупцией за рубежом, который распространяется только на взяткодателей, чтобы наказать иностранных коррупционеров. Может ли случиться подобное в деле российского отделения Daimler AG?

— Вынесение приговора двум гражданам Таиланда или Гаити и вынесение приговора российским чиновникам, как вы понимаете, будут иметь совершенно разный политический резонанс, даже если мы не знаем, о чиновниках какого уровня идет речь. Отношения между Россией и Америкой не на том уровне, чтобы американские власти без согласия или поддержки российской стороны выносили обвинительный приговор российским госслужащим в отмывании денег.

Это не то что бы из области фантастики, но очень близко к этому, я бы оценил вероятность такого исхода менее чем в 10%. К тому же американским властям это не нужно, они наказывают компании, которые имеют отношение к Америке и которые дают взятки иностранным чиновникам. А вопрос наказания этих чиновников — это уже дело самих стран, в данном случае — России.

Беседовала Юлия Нетесова