Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиВКонтактеИгрыЗнакомстваНовостиПоискОблакоComboВсе проекты

Москва все увеличивает производство коммунальных отходов. Если в прошлом году их было 7,8 млн т, то в 2019 г. ожидается 8 млн, а еще есть строительные и производственные отходы, а также отходы, образующиеся на водоканалах и проч., — еще почти 4 млн т в год.

Отвечать за судьбу отходов будет оператор, которого должны выбрать в следующем году (хотя у Москвы есть отсрочка до 2022 г.). Полностью ему достанутся Южный, Новомосковский и Троицкий административные округа. В остальных — все отходы, кроме тех, что создают многоквартирные дома. Потому что долгосрочные контракты на их обслуживание уже заключены с крупными компаниями («Хартия» Игоря Чайки, «Спецтранс» «дочки» «Ростеха» — «РТ-инвеста», «Эколайн», «МКМ-логистика» и МСК-НТ) и не будут пересматриваться. Оператор получит тариф — 4277 руб. за 1 т, или около 615 руб. за 1 куб. м.

Совершенно справедливый прогнозный тариф, комментирует эксперт рынка операторов отходов и признается, что впервые видит схему, в которой закреплено разделение рынка, чтобы сохранить интересы действующих игроков.

С 2020 г. собирать мусор планируют раздельно: перерабатываемые (пластик, стекло, бумага, картон, металлы) и смешанные отходы.

В дальнейшем и смешанные, и раздельно накопленные будут отправлять на сортировку, из разделенных рассчитывают выбирать более 50% вторичного сырья, а из смешанных — до 25%.

Очень амбициозная и вряд ли достижимая цель, констатирует директор Института экологии Высшей школы экономики Борис Моргунов: сейчас лучшие предприятия извлекают не более 15% ликвидного вторичного сырья. Из смешанных отходов извлекается 7−8% вторичных ресурсов, из разделенных — 20%, приводит свои данные основатель и владелец группы компаний MGS Group Георгий Малютин, у него в упомянутой схеме два объекта.

Еще один вопрос к схеме — формальная незаконность включенных в нее мусороперерабатывающих заводов — есть техническая, но большая проблема: несоответствие видов используемых земель, рассказал Малютин.

Москва, как и вся Россия, ставит себе цель довести долю утилизации мусора до 36% к 2024 г., оставшиеся 64% будут захоранивать.

Но Москва в своей схеме к утилизации уже приравняла сжигание мусора — если образуется тепло и электроэнергия. Пока это противоречит федеральному закону — любое сжигание в нем называется «обезвреживание».

Однако все может измениться уже во вторник: Госдума рассматривает поправки, которые предлагают изменить закон об отходах, чтобы он называл утилизацией такое сжигание.

Поправки появились в пятницу на сайте законодателей, их автором оказался сенатор Алексей Майоров. Такая игра с терминами может отбросить российскую систему обращения с отходами на годы назад, предупреждал эксперт проекта «Гринписа» «Ноль отходов» Алексей Киселев. «Гринпис» запустил сервис отправки петиции против поправок.

Сжигать будут на двух действующих заводах в Москве, а также на четырех заводах «Ростеха» в Московской области, когда они будут достроены.

Непонятно, как Москва предложила и собирается утверждать схему, которая противоречит действующему закону, — поправки еще могут не принять, замечает Моргунов. Аргументы за признание сжигания утилизацией (что получаемые тепло и энергия — тоже продукт. — «Ведомости») весьма сомнительны: тепло и энергия — не возобновляемый ресурс, кроме того, они будут гораздо дороже обязательных к закупке, хотя не нужны рынку, а значит, это увеличит тариф для потребителей, объясняет он. Сжигание опаснее для экологии, ведь после него остаются шлаки и зола, класс опасности которых выше, чем у первоначальных отходов, замечает Моргунов, кроме этого не исключены выбросы диоксина в атмосферу.

Скандально известного проекта — вывоза мусора по железной дороге в Архангельскую область на станцию Шиес — в схеме нет. Строительство там было приостановлено до утверждения проекта — должны пройти все слушания и экологическая экспертиза. Но протесты все еще идут.

То, что не утилизируют, а также остатки от сжигания повезут на полигоны, в том числе в Калужскую (экотехнопарк «Калуга» в д. Михали, полигон около д. Бронцы), Владимирскую (Александровский район) и Тульскую (около пос. Дубна) области.

Для этого Москва строит два больших погрузочно-разгрузочных комплекса — Бойня и Некрасовка — мощностью по 1 млн т каждый. Сколько стоит их строительство и эксплуатация, точно сказать нельзя, в схеме говорится о 2 трлн руб. на каждый за три года, но, вероятно, это опечатка (3 трлн руб. — расходная часть годового бюджета Москвы).

Отсутствие Архангельской области в схеме вызывает осторожный оптимизм, признает Киселев.

Но ее все равно поддержать нельзя — она противоречит государственным приоритетам в сфере отходов, главный из которых — сокращение их образования, напоминает он.

Владельцы мусоросжигательных заводов заинтересованы, чтобы образовывалось больше отходов, иначе они не окупятся, говорит Моргунов. Еврокомиссия еще в 2017 г. призвала отказаться от строительства мусоросжигательных заводов. Ориентация на сжигание означает отказ от развития переработки, ведь они будут конкурировать за потоки, предупреждает Моргунов.

Подпишитесь на нас