Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Агрессивный хардлайнер: как в США встретили нового посла РоссииС назначением Анатолия Антонова новым послом России в США в Вашингтоне начнется новая, более агрессивная глава российской дипломатии
19 июня 2010, источник: Вести.Ru

Арбитраж со служебного входа

Анна Терёхина приезжает на работу чуть раньше других судей: председатель судебного состава по налоговым делам Арбитражного суда до своего первого заседания должна уточнить, сколько и каких дел рассматривают сегодня коллеги — специалисты по налоговым спорам. Еще только девять часов утра, а в холле арбитра встречает целая очередь за правосудием.

Залина Аталикова — самая молодая судья Арбитражного суда города Москвы. Впрочем, за ее плечами – восемь лет юридической практики. Последние два года Залина разрешает споры между предприятиями. «Когда люди приходят в процесс, это профессиональные юристы. Но, рассматривая дела, понимаешь, что за каждым делом — два юридических лица, а за ними – человеческие судьбы. Это и заводы, и рабочие места, и просто предприниматели, у которых, кроме этого небольшого бизнеса, больше нет ничего», — рассказала она.

Слушания во всех 92-х комнатах здания Арбитражного суда начинаются ровно в 10 часов утра. Здание арбитража условно поделено на две зоны: одна – для заявителей и ответчиков, другая — для судей, со своими отдельными коридорами, ведущими в залы заседаний.

В зале заседаний Залима Аталикова — уже не милая девушка, а «уважаемый суд». Именно так положено обращаться к арбитру. В данном процессе судья Аталикова должна выяснить, как был исполнен договор поставки. Цена иска исчисляется несколькими миллионами рублей. Тем временем, в соседнем зале арбитр Терёхина слушает спор между коммунальной службой и налоговой инспекцией по поводу штрафа за неуплату налога на добавленную стоимость.

В совещательную комнату съемочная группа падает уже после завершения процесса. Сакральное место устроено по-спартански: шкаф с юридической литературой, калькуляторы и календари за несколько лет, чтобы точно считать суммы ущерба и нарушенные сроки, чистые бланки будущих решений, компьютер без Интернета, телефона нет. Из атрибутов комфорта — разве что кондиционер. «А здесь ничего и не нужно. Здесь самое время только сосредоточиться для принятия решения. Здесь же мы не отдыхаем. Отдыхать мы будем потом, когда примем решение. У нас же огромное количество дел, у нас вал. Дела у нас идут по спискам. По 40-50 дел. И если застрял здесь на четыре часа, то, естественно, там стороны ждут. 4 часа, то стороны там ждут. А так — чаи нам распивать некогда абсолютно», — призналась Анна Терёхина.

Судьи заняты постоянно: они либо заседают, либо планируют слушания на будущее. Пока Залина Аталикова рассказывала о том, каково ей, молодой женщине, решать судьбы целых предприятий, в комнату отдыха не пришёл ни один арбитр. «Работа судьи нацелена на создание рабочей атмосферы для участников процесса. То есть, приходится внушать строгость, но в таких границах, чтобы это была рабочая обстановка, судебный процесс. Объективная реальность такова, что судейский корпус омолаживается заметно. Старые профессионалы, которые проработали много лет, уходят по разным причинам. Кто-то по личным причинам, кто-то не может себе позволить работать в таких условиях повышения нагрузки.», — рассказала она.

Нагрузка судьи хорошо видна в комнате помощников и секретарей. Дела, рассмотрение которых назначено на ближайшие три дня, должны помещаться в одном шкафу, но они занимают все полки, столы и вообще все пространство кабинета. «И это при том, что у председателя состава нагрузка меньше – не 100-процентная, как у судей, а где-то 75 процентов. К слову, нужно сказать, что я как председатель состава в апреле рассмотрела 116 дел. А судьи по 150 рассматривают и более. Хотя норма – 15-16 дел в месяц», — призналась Анна Терёхина. Получается, что норма нагрузки превышена десятикратно. Дел столько, что помощники судьям их не приносят, а привозят – полтора года назад в арбитраже купили тележки. Помощник судьи Ольга Авдонина, везя доверху нагруженную тлежку. Рассказала: «Раньше исков поступало столько, что они помещались у нас в руках. А сейчас в связи с таким количеством поступающих исков их невозможно унести, и мы их вот так транспортируем».

Судьям, соответственно, приходится за всеми этими делами следить. В канцелярии — дела, назначенные к рассмотрению через неделю и позднее. Судьи порой сами удивляются, как успевают решать такое количество споров. «Невозможно рассматривать дело качественно, посмотреть все документы, исследовать, заслушать стороны нормально, в полном объёме, приходится прерывать. Суд арбитражный не заинтересован в затягивании дел. Такое количество дел в суде, что нелогично их затягивать. Здесь, наоборот, нужно рассмотреть как можно быстрее», — пояснила Анна Терёхина.

Чтобы поддерживать авторитет системы и не нарушать разумных сроков принятия решений, судьи вынуждены работать в режиме конвейера. При этом Высший Арбитраж следит не только за скоростью, но и за качеством. Бывает, что решения городского суда отменяют. «Судья может в месяц получить и 15, и 20 отмен. Но при этом он решил 180 дел. Конечно, есть и человеческий фактор: снижение работоспособности, снижение внимания», — рассказала Залина Аталикова.

Естественно, что чем меньше дел, тем больше у арбитра времени детально разобраться с каждым спором и вынести взвешенное решение. Но если в день приходится по 12-15 процессов — когда тут вникать в детали? Хотя, большинство споров — типичные, они возникают из-за того, что стороны или не могут грамотно составить договор, или не хотят его добросовестно исполнить. Обращение в суд стоит 4 тысячи рублей — для коммерческих структур это копейки. «Вот такая низкая договорная культура, отсутствие договорной дисциплины – это еще одно звено, еще одна часть того, что у нас такое количество дел в суд», — рассказала Анна Терёхина.

Работы судьям добавляют и ошибки законодателей: бывают случаи, когда заявитель ссылается на одну статью закона, а ответчик – на другую норму того же самого закона, и оба вроде бы правы. Отраслевые союзы предприятий, которые в подобных ситуациях могли бы быть третейскими судьями, разрешать конфликты практически не берутся. Предпринимателям ничего не остается, как обращаться в арбитраж, а судьям – трудиться до позднего вечера и приходить на работу в выходные.