Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Что известно о человеке, купившем самую дорогую картину в миреПокупателем самой дорогой картины Леонардо Да Винчи "Спаситель мира" стал саудовский принц Бадер бин Абдулла бин Мухаммед бин Фархан Аль Сауд.
21 июня 2010, источник: РИА Новости, (новости источника)

ЦМД: Учетную систему надо строить на основе «сдержек и противовесов»

О том, чем новая концепция ФСФР по созданию центрального депозитария отличается от предыдущих, корреспондент РИА Новости Максим Ничипоренко в ходе Петербургского международного экономического форума побеседовал с председателем правления ОАО «Центральный Московский Депозитарий» Наталией Агафоновой.

Тема создания в России центрального депозитария многие годы занимает важное место в дискуссиях профессиональных участников рынка ценных бумаг. В начале мая руководитель Федеральной службы по финансовым рынкам (ФСФР) России Владимир Миловидов сообщил, что возглавляемое им ведомство предлагает создать центральный депозитарий, в основе модели которого будет британская система CREST. А, выступая на Петербургском международном экономическом форуме, президент России Дмитрий Медведев заявил, что закон «О центральном депозитарии» необходимо принять до конца года. О том, чем новая концепция ФСФР по созданию центрального депозитария отличается от предыдущих и к каким изменения на российском фондовом рынке приведет его появление, корреспондент РИА Новости Максим Ничипоренко в ходе форума побеседовал с председателем правления ОАО «Центральный Московский Депозитарий» Наталией Агафоновой:

— Как вы оцениваете концепцию центрального депозитария, предложенную ФСФР?

— Это, определенно, шаг вперед. Раньше некоторыми участниками рынка предлагались модели централизации учетной системы, не учитывающие присутствие на рынке других организаций с другими правилами, интересами. Поэтому предлагаемые идеи не находили широкой поддержки профессионального сообщества и замораживались. Теперь пошли по другому пути, который обсуждался в течение прошлого года — взять одну из перспективных моделей, представленных на мировой площадке, которая близка к существующей российской модели инфраструктуры рынка ценных бумаг, успешно работает и удобна для инвесторов. Такой подход ФСФР и был выбран, в результате чего появилась концепция, основанная на модели CREST.

Основной плюс такой модели в том, что соблюден принцип баланса интересов участников рынка ценных бумаг. Ведь публикуемые до сих пор модели предполагали некоторое, а иногда и существенное ухудшение бизнеса, вплоть до уничтожения сегментов инфраструктуры отечественного фондового рынка. Сейчас регулятор высказывался однозначно — никто не должен пострадать, мы должны сделать централизованную учетную систему, которая учла бы максимальное количество интересов. При этом не должно появиться новой надстройки с вывеской «Центральный депозитарий», которая бы удорожала обслуживание инвесторов. Реформирование учетной инфраструктуры будет строиться на системе «сдержек и противовесов», когда кто-то что-то потеряет, но и что-то приобретет. В целом это будет способствовать оптимизации расходов на рынке ценных бумаг и сохранит надежность инфраструктуры, в которой сегодня уверены инвесторы.

Подход ФСФР по созданию центрального депозитария – положительный сигнал. Нужно, отталкиваясь от этих принципов, провести конструктивную работу и профессионалам рынка, и самой службе для доработки деталей. При этом нужно очень внимательно следить за теми документами и законопроектами, которые будут выработаны в итоге, потому что мы знаем: «черт кроется в деталях». Очень хорошую концепцию легко испортить буквально одним словом или поставив запятую не в том месте.

— То есть четко прописать законодательство в этой сфере, то особых минусов и нет?

— Если конструктивно соблюсти баланс интересов, то особых минусов быть не должно, плюсов будет значительно больше. Главное — четко исходить из поставленных задач, а не пытаться в последний момент усилить интересы каких-либо групп, обосновав, что хотели, как лучше. Иначе получится, как всегда.

— А насколько эта модель реализуема в условиях именно российского рынка ценных бумаг?

— Российский рынок ценных бумаг имеет главное отличие от многих так называемых «зрелых» рынков тем, что он более инновационный. То есть, у нас изначально ценные бумаги недокументарны, тогда как «зрелые» рынки, например, в США, до сих пор не могут избавиться от документарных акций. А эти «бумажки» нужно было каким-то образом продавать, передавать новому владельцу. Необходимо было обеспечивать весь связанный с этим документооборот. И депозитарий, в том числе, и центральный, был изобретен для того, чтобы эти бумаги можно было туда положить, дематерилизовать. У нас де-факто все ценные бумаги в обращении бездокументарны. Если посмотреть на предложенную концепцию, то мы не найдем там пункта в отношении депонирования бумажных ценных бумаг. Это не нужно, это бессмысленно. Там четко прописана достаточно современная технология в отношении передачи электронных данных, обмена сообщениями, передачи информации по части реестра в течение дня, что с бумажными инструментами сделать невозможно. Поэтому модель, которая в итоге может вырасти на российском рынке, будет более прогрессивной.

— За счет кого должен, по Вашему мнению, финансироваться центральный депозитарий? Кто им должен управлять?

— Это как раз и будут основные вопросы, которые придется вырабатывать в ближайшие месяцы. Здесь не должно быть принципиального вопроса, связанного с собственностью, а должен стоять вопрос, связанный с критериями эффективности и ответственности собственников или менеджеров центрального депозитария. Основное движение в мире – отказ от государственного управления, но усиление государственного регулирования. В таком случае мы будем иметь четкие ключевые показатели эффективности (KPI), по которым оцениваются данный вид услуг или данная инфраструктура как со стороны участников рынка, так и государства.

Если следовать мировому тренду, то вопрос тарифообразования центрального депозитария, который будет занимать монопольное положение на рынке, решается однозначно и не вызовет дискуссий среди участников – это государственное регулирование.

— Скажется ли появление центрального депозитария на количестве игроков рынка?

— Само по себе появление центрального депозитария не означает сокращение числа игроков. Остается пока нерешенный вопрос с действующими де-факто центральными депозитариями, но это тема для обсуждений, которые должны пройти спокойно, поскольку заявленные планы расчетных депозитариев – это движение в расчетно-клиринговые центры.

Вообще, сокращение числа игроков на рынке ценных бумаг происходит от политики регулирующего органа в отношении требований к профессиональным участникам. Повышение требований как по размеру собственных средств, так и по техническому оснащению, страховому обеспечению и тому подобное будет приводить к такому сокращению. Но это будет происходить вне зависимости от модели центрального депозитария. Конечно, небольшим игрокам, может быть, неудобно будет работать в условиях централизованной учетной системы, так как придется инвестировать средства в технологии, например, в электронный документооборот. Это уже собственники будут решать: является ли их бизнес настолько эффективным, чтобы идти на такие вложения?

— Вносили ли Вы или собираетесь вносить в ФСФР свои предложения по концепции центрального депозитария?

— Как только появятся формулировки законопроектов, которые будут определять правила взаимодействия с учетной инфраструктурой и формирование корпоративных действий, мы обязательно представим свою позицию. Если новые нормативы будет затрагивать как нашу технологическую работу, так и интересы наших клиентов с точки зрения корпоративных действий, мы планируем активное обсуждение со всеми заинтересованными ведомствами и участниками рынка ценных бумаг, чтобы моментально снимать конфликты интересов и снижать возможные риски, например, в вопросах проведения корпоративных действий наших клиентов. Но это уже детали, по которым придется искать компромисс всем участникам рынка ценных бумаг, как профессиональным, так и обычным инвесторам.