Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
13 июля 2010, источник: Фонтанка

Таможню учат покорности

Проверка ФТС на Балтийской таможне, с проведением которой скорость прохождения грузов резко упала, официально не окончена, но и не продлена. Участники внешнеэкономической деятельности называют ситуацию в порту коллапсом и обращаются в суд. При этом бытует мнение, что все происходящее в конечном итоге приведет к переориентации товаропотока в центральные регионы страны.

Проверка ФТС на Балтийской таможне, с проведением которой скорость прохождения грузов резко упала, официально не окончена, но и не продлена. Участники внешнеэкономической деятельности называют ситуацию в порту коллапсом и обращаются в суд. При этом бытует мнение, что все происходящее в конечном итоге приведет к переориентации товаропотока в центральные регионы страны.

Пока ФТС самоутверждается в концепции переноса оформления грузов к границам и привыкает к новым правилам Таможенного союза, участники внешне-экономической деятельности теряют деньги. Однозначной ситуацию на Балтийской таможне, сложившуюся в последние две недели, когда работа постов была практически парализована из-за работы проверяющих из центрального аппарата ФТС, назвать нельзя. «Первый контейнерный терминал» заявляет о том, что работает на грани своих возможностей, при этом другие площадки пока не спешат подавать сигналов SOS. Так источники «Фонтанки» в Петролеспорте говорят о том, что с самого первого дня работы комиссии ФТС на Балтийской таможне на их направлении все было более-менее спокойно. Представители еще одной компании, владеющей крупной контейнерной площадкой, также заявили в разговоре с «Фонтанкой» о том, что не испытывают особых сложностей. Впрочем, по их мнению, связано это со специализацией — те, кто работает с крупными поставщиками, например, с автогигантами, не страдают от дотошности проверяющих.

На площадке же «Первого контейнерного терминала» на момент предварительного окончания проверки — 12 июля, скопилось более 11 тысяч контейнеров — это своеобразный рекорд по количеству — отметил в разговоре с «Фонтанкой» коммерческий директор «ПКТ» Андрей Богднов. Фактически компания работает на пределе мощностей из-за медлительности таможни. Как уже писала «Фонтанка», «ПКТ» с первых дней проверки увеличил численность персонала, занятого на растарке контейнеров вдвое: до 45-50 человек.

За прошедшие с 1 июля дни работы комиссии ФТС несколько улучшилась ситуация с выпуском. Если по началу участники ВЭД заявляли едва ли не о полной остановке оформления — прибывшие московские проверяющие 30 июня забрали номерные печати у инспекторов (правда, по данным участников таможенных форумов, практически сразу же и вернули) и остановили выпуск, то на 12 июля ежедневно «ПКТ» покидали порядка 700 контейнеров. Однако эта цифра далека от обычных 1000-1200 штук в сутки.

Подсчитать минимальные убытки компаний, попавших в ловушку на Балтийской таможне, несложно. Участники таможенных форумов тоже активно делятся с коллегами по несчастью своими проблемами: так простой небольшого парохода на рейде обходится в 2500 тысячи евро в сутки, а крупнотоннажного судна — на порядок больше. День хранения контейнера уже на терминале, по их данным, обходится примерно в 50 долларов. Таким образом суммарный ущерб в сутки за находящиеся в настоящий момент на территории «ПКТ» 11 тысяч контейнеров — 550 тысяч долларов. За 12 дней — 6 миллионов 600 тысяч. Математика такая весьма грубая, однако стоит учесть, что всеми правдами и неправдами контейнеры остаются на проверке не положенные по новым союзным правилам 2 суток, а зачастую более недели. При этом велика вероятность порчи товара, а соответственно, и увеличения убытков. Так «пропавший» контейнер с рыбой можно оценить, по словам экспертов, в 60-80 тысяч долларов. Но выясняется, что товар не пригоден для реализации уже только после выпуска груза, непосредственно на базе у получателя. К этому моменту все таможенные пошлины — более 30 тысяч долларов — уже ушли в доход государства.

По словам председателя совета директоров «Русского Логистического Провайдера» Руслана Кисса, его компания уже подала один иск о возмещении убытков и готовит еще несколько. Рефрижераторы, даже подключенные к электроэнергии, не могут работать в полную мощность на 40-градусной жаре при общей перегрузке терминала. Так что необходимая для хранения температура минус 18 не соблюдается.

В СЗТУ просят не винить во всем проверку: товарооборот Большого порта по данным Управления, возрос на 30 процентов по отношению к аналогичному периоду прошлого года, а новых сотрудников не добавили. Впрочем, это больше похоже на лукавство: два года назад товаропоток там упал едва ли не на 50 процентов, так что даже с учетом нынешнего роста он пока не вернулся на докризисный уровень.

Куда уводят таможню?

Самое же любопытное лежит вовсе не в плоскости товарно-денежных отношений. Официально в СЗТУ «Фонтанке» заявили, что среди прочих целей, одной из основных в работе нынешней комиссии ФТС на Балтийской таможне является корректировка таможенной стоимости (КТС) — по сути, сравнение заявленной с рыночной. КТС и раньше нередко называлось основной проблемой этого подразделения СЗТУ наравне с контрабандой. Но вот незадача: как подтверждают источники «Фонтанки», с 1 июля официальные сводки по происшествиям в зоне деятельности СЗТУ не заполонили сообщения о выявленных фактах несоответствия заявленной стоимости товара реальной, о контрабанде или несоответствии номенклатуры грузу. Хотя контейнеры проходили не просто стопроцентный досмотр, но и двойной. Сперва сотрудниками Балтийской таможни, затем проверяющими из Москвы с полной растаркой и обратной загрузкой. Все это похоже на попытку развенчания мифа о «серости» Балтийской таможни, где через морские ворота Петербурга пытаются протолкнуть чуть ли не всю контрабанду страны.

По словам Руслана Кисса, государство ничего не делает для того, чтобы работать честно было выгодно. Все по местам несколько расставил кризис, заставивший «обелиться» многие копании. Теперь же таможня тотальными проверками еще и принялась душить «куриц, несущих золотые яйца». Фактически это может привести к пределу рынка в пользу возвращения на доперестроечные позиции, когда основной товаропоток шел через иностранные балтийские порты, при этом оформляться им суждено не в Петербурге, через который морским путем проходит более 40 процентов всего импорта, а в Брянске, Белгороде или Пскове, что, вне всякого сомнения, приведет к удорожанию товаров за счет серьезной корректировки логистических схем. По мнению Кисса, ФТС создает мощную таможенную структуру внутри страны вокруг столицы, в частности, усиливая Московскую областную таможню.

Что есть на сегодняшний день? Серьезные сомнения в действенности концепции переноса таможенного оформления к границам. Посты сухопутных таможен закрываются, новые взамен старых пока появиться не спешат. Морская таможня дискредитируется. ФТС же изо всех сил сигнализирует руководству страны о скороспелости решений по созданию Таможенного союза. Среди участников ВЭД бытует мнение, что, если бы не проверка ФТС, то Балтийская таможня все равно бы встала. Введение новых правил оформления, которые еще не успели обкатать и которым не успели обучить, вряд ли бы прижились с первого дня, а необходимость сокращения сроков для выпуска грузов в два дня вместо трех — вряд ли бы соблюдалась. Странно другое: почему такие проблемы возникли только на отдельно взятой таможне, хотя переходить на новые рельсы пришлось всем без исключения.

Ксения Потеева, «Фонтанка.ру»