Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискСмотриComboВсе проекты
Идёт загрузка
Источник: Andrea Piacquadio/CC0
После пандемии экономические, социальные, деловые и прочие связи предстоит выстраивать заново. Не исключено, что многие из них изменятся до неузнаваемости. В рамках спецпроекта «Мир не будет прежним» «Газета.Ru» выясняет, насколько востребованной будет удаленная работа после снятия существующих ограничений.

Что такое удаленная работа

Пандемия заставила миллионы людей по всему миру привыкать к удаленной работе — искать дома стол, помимо обеденного, устанавливать на компьютер необходимые программы и соблюдать дресс-код в собственной квартире хотя бы на время видеоконференций с коллегами.

Вполне вероятно, что вирус может дать миру не только печальную статистику, но и новые горизонты, преодолеть которые раньше у человечества не было стимула.

Одним из таких горизонтов может стать более внимательное и серьезное отношение к работе в дистанционном формате, без посещения офиса или с минимумом поездок туда.

На данный момент нет точных сведений о том, сколько россиян под влиянием обстоятельств были вынуждены перейти на дистанционную работу — можно делать лишь предположения. Директор Центра конъюнктурных исследований НИУ ВШЭ Георгий Остапкович считает это вполне объяснимым, потому что понятие дистанционной занятости пока даже толком не закреплено в Трудовом кодексе.

«В нем есть статья 49.1, где написано, что человек может быть дистанционно занят, только если он подписал соответствующий контракт.

У нас ситуация несколько иная: коронавирус вынудил людей быстро решать проблемы, даже немного не оглядываясь на ТК.

Поэтому люди зачастую не оформляли никаких договоров о дистанционной занятости, а в итоге и работали удаленно, и присутствовали на работе, то есть получился такой маневр. А статистика бывает только в тех случаях, когда все утверждено законодательно: тогда есть бухгалтерская отчетность по соответствующему закону. Поэтому точно установить численность удаленно работающих сотрудников невозможно, но очевидно, что их количество по сравнению даже с прошлым годом возросло в разы, — уверен эксперт.

Он напомнил, что на дистанционную работу перешли целые отрасли экономики: в первую очередь это образование, наука, частично онлайн-службы и торговля.

Важен не график, а результат

Нужно признать, что в последнее десятилетие работодатели в США и Европе все охотнее позволяли своим сотрудникам работать, где те сочтут нужным. В конце концов, не важно, было ли задание выполнено на диване, в кафе, на пляже или за офисным столом, важен только результат.

Доцент базовой кафедры Торгово-промышленной палаты РФ РЭУ им. Плеханова Людмила Иванова-Швец называет удаленную занятость давно свершившимся фактом современного взаимодействия между работником и организацией.

«Достаточно отметить, что по данным разных источников (expert.ru) на условиях удаленной занятости работают 29−30% рабочей силы. Но если в США этот показатель больше 30%, то в России эта форма занятости до нынешней сложной ситуации с коронавирусом была не очень популярной. Процент работников, работающих на условиях удаленной занятости, не превышал 4%», — констатирует эксперт.

По ее словам, есть минимум два фактора, способствующих увеличению удаленной занятости — это поддержка и программы правительства, а также отношение бизнеса.

Но в России пока нет правительственных программ, которые бы поддерживали создание удаленных рабочих мест, как, например, во Франции. «Но самая большая проблема — это отношение бизнеса, который считает, что производительность работников, работающих не на стационарных рабочих местах, намного ниже. Хотя по результатам некоторых исследований выявлено, что 67- 70% работающих удаленно трудятся более производительно», — подчеркивает Иванова-Швец.

Новость
Новый штамм безработицыЧего ждать от рынка труда после пандемии

Подобное пренебрежительное отношение к сотрудникам, работающим вне офисов, отмечает и директор Центра конъюнктурных исследований НИУ ВШЭ Георгий Остапкович.

«Ментальность наших работодателей такова: если ты работаешь на удаленке, то вроде бы должен получать меньше денег, потому что у тебя получаются бонусы. Вроде бы тебе не надо платить за проезд, вроде бы ты не тратишь лишнее время на поездку до работы. Работодатель считает: мы даем тебе возможность работать, когда хочешь», — поясняет он.

При этом эксперт уверен, что дистанционно работающие сотрудники должны получать такую же зарплату, как их коллеги в офисах. Более того, они должны получать и премиальную часть, то есть их работа должна оцениваться по конечному результату.

«Во многих компаниях так оценивают работу всех без исключения сотрудников — не по отработанному времени, а по результату, ведь и в офисе можно 8 часов в день ковырять в носу.

Нужно законодательно установить, что работодатель имеет право устанавливать плавающий или целиком дистанционный рабочий график: пусть, например, человек два дня работает дистанционно, а остальные стационарно.

К сожалению, сейчас Трудовой кодекс не дает работодателю такой возможности: сотрудник либо работает дистанционно, либо в офисе, смешанного варианта нет", — рассуждает Остапкович.

Не фриланс, но бонусы те же

По данным исследования OnePoll, 69% сотрудников считают себя более эффективными на удаленной работе, а 83% полагают, что такой формат работы позволит им лучше сочетать работу и личную жизнь.

Аналитики РАЭК сообщили «Газете.Ru», что в тех бизнесах, где возможно перевести работников на удаленную занятость, это сократит расходы на аренду офисов, покупку ПК и бонусы, традиционно указываемые в вакансиях (например, кофе). Более эффективные и счастливые работники смогут вносить больший вклад в работу. Даже при восьмичасовом рабочем дне, как известно, несколько часов тратятся на small talks с коллегами и дорогу до офиса. Классические корпоративные мероприятия могут изменить формат на онлайн-совещания, как это происходит сейчас, и онлайн-корпоративы, полагают эксперты РАЭК.

Директор по анализу процессов цифровой трансформации J’son&Partners Consulting Александр Герасимов говорит, что отсутствие необходимости физически собирать людей в одном помещении, чтобы они могли выполнять свои служебные обязанности — это вопрос необходимости тотальной автоматизации (роботизации) как производственных процессов, так и бизнес-процессов, то есть процессов контроля и планирования.

Причем если тотальная автоматизация производственных процессов требует большого объема инвестиций в основные фонды, то автоматизация бизнес-процессов может быть осуществлена быстрее и дешевле, а эффект будет заметен сразу. Но это требует отказа от иерархических систем управления и перехода на плоские (проектные, сетецентрические), подчеркивает эксперт. То есть от устоявшегося принципа «я начальник — ты дурак» в данном случае придется отказаться.

Кандидат социологических наук, доцент департамента социологии НИУ ВШЭ Денис Стребков вместе со своими коллегами уже много лет занимается изучением русскоязычных фрилансеров, которые до начала пандемии и составляли львиную долю россиян, работающих в удаленном формате. Их исследования показали, что люди, выбравшие для себя такую форму трудоустройства, отмечают следующие преимущества своего положения: возможность работать в удобное для них время, отсутствие затрат на дорогу до работы и обратно, возможность переключаться на другие дела и легче концентрироваться на поставленной задаче, отсутствие дресс-кода и внимания со стороны других людей, а также лучшую обеспеченность техникой и рабочими материалами.

«Эффективность работы зависит от конкретного человека, от его способностей и возможностей. Прежде всего от его способностей осуществлять самоконтроль и планирование своей деятельности.

Работодатель часто имеет возможность контролировать, чем занимается работник, с помощью технических средств, специального ПО. Например, делать случайным образом скриншоты его экрана несколько раз в час, получать информацию, на какие сайты он заходил в течение дня и т.п., устраивать онлайн-совещания.

Таким образом, при удаленной работе контроль трудовой дисциплины может быть еще более жестким, нежели при работе в офисе, где все и так на виду, — отметил Стребков в беседе с «Газетой.Ru».

Удаленка не для всех

Фрилансеры рассказывали исследователям НИУ ВШЭ не только о плюсах, но и о минусах работы без коллектива. Среди негативных аспектов они отметили, в частности, нехватку общения с другими людьми, непонимание со стороны родственников, желающих активнее вовлечь фрилансеров в домашние дела, наличие отвлекающих факторов и шумов, которые мешают сосредоточиться.

Понятно, что многие из этих проблем офис не решает, но большинство трудящихся в принципе не удастся обеспечить работой из дома — просто в силу специфики их деятельности.

«Экономику создают шесть отраслей: это промышленность, строительство, сельское хозяйство, торговля, транспорт и сфера услуг. Во всех этих шести отраслях, которые создают основу ВВП страны, этот дистанционный маневр практически невозможен: вы не можете заставить удаленно работать металлурга или обувщика. То есть люди, которые создают основную прибыль для экономики страны, не могут работать дистанционно, это возможно только для офисных сотрудников. Да, в промышленности тоже можно работать дистанционно, но кто это может быть? Кадровики, IT-специалисты, но это не те люди, которые создают основную прибыль, при всем моем положительном отношении к дистанционной работе. Это все же люди, которые потребляют ВВП, а не создают его. Конечно, и они вносят свой вклад в экономику, небольшой, но от этого не менее нужный, однако ее основой они не являются», — поясняет директор Центра конъюнктурных исследований НИУ ВШЭ Георгий Остапкович.

Кроме того, работа выполняет не только экономическую, но и социальную функцию — отправляясь в офис, люди имеют возможность менять свои социальные роли, общаться, получать новые впечатления.

Будущее оставляет выбор

Пандемия и вынужденная самоизоляция наверняка изменят мир труда, заставив работодателей внимательнее присмотреться к возможностям удаленной занятости.

В целом это может стать новой реальностью, и тогда многие компании сократят свои расходы. Глобально удаленный формат работы может повлечь структурные изменения: это может негативно сказаться на рынке коммерческой недвижимости и общепите со ставкой на бизнес-ланчи для работников, а позитивно — на всевозможных онлайн-сервисах, так как свободного времени будет больше, но уже сейчас понятно, что рынок потребления контента сильно поменяется.
Аналитики РАЭК

Доцент базовой кафедры Торгово-промышленной палаты РФ РЭУ им. Плеханова Людмила Иванова-Швец отмечает, что до пандемии российские руководители в большинстве только теоретически считали, что дистанционная занятость имеет некоторые преимущества, прежде всего из-за экономии затрат на найм, организацию и обслуживание рабочих мест.

«После вынужденной ситуации они совершенно точно могут определиться, какие рабочие места нужно оставить на стационарных условиях, а какие надо перевести на удаленную занятость. Это может быть существенной экономией для бизнеса в непростых финансовых условиях — сокращение расходов на аренду помещений, организацию и обслуживание рабочих мест, транспортных расходов и т. д. И еще есть один резерв экономии — в условиях удаленной занятости работодатель может по договоренности с работником определить оптимальную продолжительность рабочего времени, а не полную ставку в условиях офиса», — говорит эксперт, подчеркнув, что это потребует пересмотра некоторых законодательных норм.

По ее словам, для экономики в целом это будет иметь в большей степени положительный эффект из-за повышения производительности и эффективности бизнеса. Но в любом случае, многие специалисты утверждают, что в целом на условиях полной или частичной удаленной занятости могут трудиться не больше 37−40% всех занятых, говорит Людмила Иванова-Швец.

«Если потянув с этого конца — от удаленной работы, мы начнем разматывать весь сложный клубок проблем, связанных с цифровой трансформацией бизнеса, то в результате действительно можем получить совершенно иную экономику, более рациональную и более адекватную потребностям людей как с точки зрения доступа к базовым благам научно-технического прогресса, которого сейчас нет почти у 3 млрд жителей нашей планеты, так и с точки зрения возможностей самореализации», — делает вывод директор по анализу процессов цифровой трансформации J’son&Partners Consulting Александр Герасимов.

Директор Центра конъюнктурных исследований НИУ ВШЭ Георгий Остапкович считает удаленную занятость перспективным будущим по двум причинам. Во-первых, это создает определенные плюсы для людей: более-менее свободный режим, отсутствие дресс-кода, наличие времени на общение с семьей и так далее. Плюс в дальнейшем наверняка появятся технологии, которые заменят людей, выполняющих грубую физическую работу, и сотрудники будут уходить на удаленную интеллектуальную работу.

«Однако нужно понимать, что развитие технологий, четвертая промышленная революция, переход к цифровизации потребуют усиленной роли именно квалифицированных людей.

Здесь главными станут знания и компетенции, и значительно меньшей станет роль неквалифицированных людей — они будут экономически лишними. Разумеется, они сохранятся, но их труд будет низкооплачиваемым.

Это грозит ростом неравенства в доходах между людьми, и нижний сегмент начнет попадать в уровень бедности. А все социальные, политические, экономические проблемы происходят от неравенства, безработицы и падения доходов, — рассуждает эксперт.

Единственное, что можно сделать для решения этой проблемы — увеличивать инвестиции в человеческий капитал: образование, здравоохранение, науку, давать людям больший уровень компетенции, и тогда им проще будет сделать осознанный выбор — посещать офис или работать удаленно.

Во время загрузки произошла ошибка.
Справка
Чем лечат от COVID-19 в России и мире: гид по препаратамДля борьбы с COVID-19 врачи в России и в мире применяют препараты, изначально разработанные для борьбы с другими заболеваниями
Путин поручил проследить за соблюдением трудовых прав работников на «удаленке»
Во время загрузки произошла ошибка.
7 мая© Ньюстюб
Этот материал опубликован более суток назад. Поэтому данные, приведенные в нем, могут устареть и не совпадать с текущими.
Подпишитесь на нас
Подпишись на Новости Mail.ru