Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиВКонтактеИгрыЗнакомстваНовостиПоискОблакоComboВсе проекты
COVID-19: новые случаи за 90 дней
США
Иконка Вакцинация от COVID-19 Записаться
Источник: Агентство «Москва»

Среди самозанятых, для которых такая деятельность является основным источником дохода, каждый второй работает без официального оформления, среди наемных работников — каждый десятый, в большинстве случаев вынужденно, следует из исследования, подготовленного Российской академией народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС). Общие объемы «серого» рынка труда в стране постепенно сокращаются, но в кризис такие категории работников оказались наиболее уязвимыми, указывают эксперты.

Молодость в «тени»

Общая численность работников, занятых на теневом рынке труда, то есть работающих без оформления документов, с 2006 года сократилась почти вдвое, но по-прежнему составляет около трети занятого населения страны (с 45% в 2006-м до 28% в 2020-м). Данные учитывают в том числе тех, кто получает часть доходов «в конверте», несмотря на официально заключенное трудовое соглашение. При этом в структуре теневого рынка труда за последние 15 лет выросла доля тех, для кого неофициальный заработок является основным доходом — с 7,3% в 2006-м до 11,2% в 2020-м.

Исследование некриминального теневого рынка труда и рынка самозанятых (в том числе работающих официально) было подготовлено Научно-исследовательским центром социально-политического мониторинга ШППУ ИОН РАНХиГС. Оно основано на данных всероссийского социологического опроса, который проводился с 1 по 10 сентября, в нем приняли участие 1,2 тыс. респондентов старше 18 лет, занятых в разных сферах экономики и проживающих в 27 регионах.

Большую часть «теневых» сотрудников составляют наемные работники (57%), следующая по численности группа — это самозанятые (41%). Работодателей среди таких респондентов было только 2%. При этом если для двух последних групп такой формат был результатом собственных решений, то наемные сотрудники чаще всего вынуждены работать неофициально по решению работодателей.

«По основной занятости среди самозанятых каждый второй трудится без официального оформления, среди наемных работников — каждый десятый», — отмечается в выводах исследования, с которыми ознакомились «Известия».

Чаще всего в теневом секторе работают молодые люди — среди респондентов в возрасте 18−24 лет каждый четвертый работает без оформления.

Основными причинами работы в теневом секторе респонденты чаще всего называли отсутствие официальных рабочих мест с достойной заработной платой (58,7%), возможность иметь свободный график работы и стремление увеличить свои заработки за счет ухода от уплаты налогов (по 29,6% для каждого ответа).

С положительной оценкой

Распространению услуг, которые оказываются в теневом секторе, способствует и то, что жители страны в целом положительно относятся к тем, кто работает неофициально, а также к возможности использовать такой формат для получения дополнительного источника дохода. О том, что их не беспокоит факт неофициальной оплаты услуг, заявили 87,5% опрошенных. Тех, кто воспользовался такими услугами хотя бы один раз в течение месяца, было 42,2% (в 2006 году — 56%, в 2019-м — 50%).

«Для потребителей в этой ситуации более важным фактором является невысокая стоимость услуг и более простая форма взаимодействия с поставщиками», — отмечает директор Научно-исследовательского центра социально-политического мониторинга ШППУ ИОН РАНХиГС Андрей Покида.

Положительно относится к выполнению строительных, ремонтных, репетиторских или других работ и услуг с получением неофициальных выплат больше половины занятых граждан (59,9%, в прошлом году таких было 72,9%). Примерно столько же (55,5%) допускают полное или частичное уклонение от уплаты налогов самозанятыми. В 2019 году таких было 57,0%.

Наиболее востребованы такие услуги в сферах, связанных с эксплуатацией и ремонтом транспортных средств, медицинскими услугами, пошивом и ремонтом одежды и обуви, ремонтом квартир и сантехники, следует из выводов исследования.

Самозанятые в кризис

Неофициальная или дополнительная занятость в кризисный период являлась «одним из условий выживаемости части населения», однако именно те, кто работает самостоятельно или трудится в теневом секторе, сильнее всего пострадали от последствий кризиса, вызванного пандемией коронавируса, обращают внимание авторы.

Среди тех, кто работает без оформления, на ухудшение своего материального положения указали 58,3%. Среди самозанятых, работающих официально, — 57%. Среди официально занятых этот показатель составил 36,7%. Однако здесь снижение произошло преимущественно за счет тех, кто работает на государственных предприятиях, — среди сотрудников частных компаний об ухудшении своего положения говорили 47,7% опрошенных.

В целом спрос на «теневые» услуги во время пандемии несколько уменьшился, отмечает Андрей Покида. «Причиной могла стать общая эпидемиологическая ситуация, из-за которой они стали менее доступными, и общее снижение покупательской способности граждан, а также активность государства по ограничению участия», — полагает он.

Наибольший пессимизм относительно прогнозов на 2021 год, по его словам, сегодня присутствует именно у тех, кто работает частным образом.

Вынужденный «конверт»

Представители теневого сектора, как правило, заняты на малых предприятиях, в основном в сфере услуг, поэтому они особенно сильно пострадали во время весеннего локдауна, рассказывает заведующий кафедрой государственного и муниципального управления Российского экономического университета им. Г. В. Плеханова Руслан Абрамов. Особенно остро это ощущалось в курортных и туристических регионах, где доля таких предприятий высока.

В этой ситуации «неофициальные» работники нуждались в государственной поддержке, но не могли претендовать на нее, поскольку не являлись налогоплательщиками, отмечает он. Сейчас, по его мнению, ситуация для работников теневого сектора уже не является настолько критичной.

Кризис, как правило, приводит к увеличению числа людей, работающих в «серой» зоне, обращает внимание собеседник издания. Как за счет тех, кто ищет источники дополнительного заработка, так и из-за увеличения числа сотрудников, которые вынужденно переходят на получение части зарплат «в конвертах» по основному месту занятости. Таким образом компании, прежде всего средние, пытаются оптимизировать свою деятельность и сократить расходы.

«Доходы снижаются, и прежняя налоговая нагрузка становится уже затруднительной. В этой ситуации искать дополнительные варианты сейчас будут все — от правительства, которое объявило о планах по сокращению числа сотрудников, до маленьких компаний», — заключает он.

Активность бизнеса упала до минимальных значений (42−43% от среднерыночной активности в аналогичные периоды прошлых лет) во время первой волны COVID-19 в апреле, рассказали «Известиям» в компании SuperJob.

Но уже в июне там зафиксировали резкий рост до 74−75%, а в конце августа активность на рынке труда на 6−7% превышала аналогичные показатели прошлых лет.

К осени сократилось также число соискателей, заинтересованных в источниках дополнительного заработка (это, например, относится к курьерам, количество резюме которых по сравнению с весной сократилось на 50−55%): «Весной в курьерскую службу устремились студенты, которых вывели на удаленку, а также те, у кого работа приостановилась из-за введения противовирусных мер. Сейчас эти категории вернулись к учебе либо своим трудовым обязанностям», — отмечают в компании.

При этом легализация по-прежнему остается единственным способом для тех, кто трудится на себя, претендовать на получение дополнительной поддержки в сложной ситуации, напоминает Руслан Абрамов: «Господдержка выплачивается за счет средств, собранных через налоги. Если они не являются налогоплательщиками, они просто не смогут ее получить».

Стимулировать, а не принуждать

В качестве мер, способствующих сокращению неофициальной занятости, сами россияне предпочитают действия стимулирующего характера, нежели ограничения и штрафы, подчеркивают авторы исследования.

Как среди официально занятых, так и среди тех, кто работает неофициально, подавляющее большинство считает, что сократить долю теневого рынка можно за счет снижения налогов (63,2% среди тех, кто работает неофициально, и 52,5% среди официально занятых) и сокращения социального неравенства, в том числе перед законом (34 и 34,1% соответственно).

Почти треть официально занятых (32%) уверена, что сократить число «теневых» работников можно за счет усиления социальных гарантий и социальной защищенности работников в официальной экономике. Среди неофициально занятых такого мнения придерживаются 26,7%. Около четверти опрошенных в обеих группах полагают, что помочь решить проблему могло бы упрощение процедур по оплате пошлин и налогов (25,1 и 24,6%).

Так, изменить свое отношение к уплате налогов в случае получения штрафа готовы только 19,1% из тех, для кого самозанятость является основным источником дохода, 42,6% заявили, что просто станут более осмотрительными в выборе заказчиков, 6,4% готовы в этой ситуации закрыть свое дело. Среди тех, для кого такая деятельность является дополнительным источником дохода, начать регулярно платить налоги после получения штрафов готовы почти треть (28,2%), продолжить деятельность в прежнем формате — 32,9%, завершить ее — 12,1%. Затруднились ответить 31,9 и 28,6% соответственно.

Во время загрузки произошла ошибка.
Этот материал опубликован более суток назад. Поэтому данные, приведенные в нем, могут устареть и не совпадать с текущими.
Подпишитесь на нас