Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиВКонтактеИгрыЗнакомстваНовостиПоискОблакоComboВсе проекты
Источник: Фотоархив ИД «Коммерсантъ»

Ряд поправок к антиотмывочному законодательству, принятых в июле 2019 года, вступили в силу 10 января. Они ужесточают контроль за оборотом наличных денег и безналичных расчетов.

По словам партнера по налоговому консультированию КСК ГРУПП Станислава Ляпцева, эти изменения — продолжение автоматизации контроля за неуплатой налогов и обналичиванием денежных средств. Дополнительный контроль Росфинмониторинга усложнит оставшиеся схемы обналичивания, полагает эксперт.

Поправки усиливают контроль за операциями с наличными на сумму от 600 тыс. руб. Также вводится обязательный контроль почтовых переводов и снятия наличных, начисленных на баланс мобильного телефона, на сумму более 100 тыс. руб.

По словам директора юридического департамента Московского кредитного банка (МКБ) Ирины Гудковой, под более пристальный контроль попадают операции снятия или зачисления свыше 600 тыс. руб. на счет юрлица в наличной форме. В частности, повышенное внимание к ним будет, даже если операции являются обычной хозяйственной деятельностью.

Не менее важно правило о контроле за переводами средств на мобильные телефоны — оно закроет одну из схем обналичивания, подчеркивает Станислав Ляпцев. «Работало это так: компании переводили средства на балансы мобильных операторов сотрудников. Дальше деньги переводились на карты и снимались…» — рассказывает он.

Схема могла также быть популярна для обналичивания средств, полученных нелегально, так как их на практике можно направлять на счет с анонимного электронного кошелька, созданного по упрощенной схеме авторизации с привязкой к мобильному номеру, который может быть сделан на подставное лицо, добавляет управляющий партнер Enterprise Legal Solutions Юрий Федюкин. Однако, уточняет он, при новых ограничениях в целом контроль можно по-прежнему обойти, если дробить переводы на 99 тыс. руб., учитывая, что объем таких операций крайне высок, отслеживать будет по-прежнему сложно.

Не стоит драматизировать новации, соглашается директор департамента внутреннего аудита и управления рисками ФБК Grant Thornton Роман Кенигсберг, это, скорее, не закручивание гаек, а унификация контроля за платежами.

Юрий Федюкин отмечает, что по большей части поправки ужесточают контроль со стороны государства в отношении широкого спектра деятельности организаций, характер работы которых связан с финансовыми взаиморасчетами.

В поправках говорится, что любые операции по переводу, начислению, получению прибыли в результате выигрыша в лотерею или в результате азартной игры или по причине, например, сдачи в ломбард представляющих высокую ценность изделий и т. п., а также если совокупная сумма одной операции превышает 100 тыс. руб., то сведения о ней автоматически должны передаваться в надзорный орган, в частности в ЦБ.

Также поправки затрагивают деятельность организаций, где физические лица могут получать премии или дополнительный доход, — это профучастники рынка ценных бумаг, операторы инвестплатформ, страховые компании за исключением страховых медицинских организаций, а также страховые брокеры. В то же время законодатель почти не затрагивает вопросы контроля за операциями граждан и компаний со стороны банков, наиболее распространенного в практике, указывает партнер юридической фирмы «Арбитраж.ру» Владимир Ефремов.

В целом теперь государство имеет полномочия контролировать любые наличные расчеты безотносительно суммы со ссылкой на борьбу с отмыванием денег, полученных преступным путем, либо противодействию финансированию терроризма, заключает партнер BMS Law Firm Денис Фролов.

По мнению Ляпцева, после вступления поправок в силу в первое время увеличится количество блокировок счетов, затем появятся новые схемы, но в абсолютном выражении обналичивания станет меньше. Одновременно, добавляет эксперт, будет дороже и, соответственно, не так интересно для предпринимателей.

Ксения Дементьева

Подпишитесь на нас