Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиВКонтактеИгрыЗнакомстваНовостиПоискОблакоComboВсе проекты
Источник: AP 2021

Совет директоров Банка России на заседании в пятницу, 19 марта, впервые с декабря 2018 года принял решение повысить ключевую ставку на 0,25 процентного пункта, до 4,5%, говорится в сообщении ЦБ. Решение не вполне соответствует ожиданиям рынка: консенсус-прогноз Bloomberg показывал, что большинство экономистов ожидали сохранения ставки. Опрошенные РБК аналитики объясняли, что ЦБ, вероятнее всего, сохранит ставку, хотя некоторые из них оценивали вероятность ужесточения денежно-кредитной политики в 30−50%.

«Данные говорят о том, что возвращение к нейтральной денежно-кредитной политике надо начинать уже сейчас», — сказала председатель ЦБ Эльвира Набиуллина, надевшая на пресс-конференцию брошь в виде ястреба (символ сторонников повышения ставок). Время имеет значение: если откладывать повышение ставки, инфляция может вырасти, а инфляционные ожидания не снизятся, добавила она. Помимо сохранения ставки и минимального повышения совет директоров рассматривал и более радикальный вариант — рост на 0,5 п.п., но посчитал, что изменение политики «должно быть более плавным», рассказала глава ЦБ. Курс на фоне решения ЦБ с открытия на 74,3 руб. за доллар укреплялся в моменте до 73,7 руб., после чего к 16:30 мск вернулся в район отметки 74 руб. за доллар.

Регулятор признал, что инфляция «складывается выше прогноза» (на 15 марта рост цен составил 5,8% годовых). Вместе с тем восстановление внутреннего спроса «приобретает устойчивость и происходит быстрее, чем ожидалось ранее, в ряде секторов опережая темпы наращивания выпуска», ожидания по внешнему спросу также улучшаются. Все это говорит о том, что «баланс рисков сместился в сторону проинфляционных», указывает ЦБ.

Ускорение инфляции ЦБ объясняет устойчивым характером восстановления внутреннего спроса: «Его влияние на темпы роста цен усилено ограничениями на зарубежные поездки. Неизрасходованные на эти цели средства домашних хозяйств частично перераспределены на потребление товаров и услуг внутри страны». Тем не менее Банк России ждет, что «годовая инфляция достигнет своего максимума в марте и далее будет снижаться».

Сигнал о будущей политике также ужесточился: Банк России «допускает возможность дальнейшего повышения ключевой ставки на ближайших заседаниях». Месяцем ранее регулятор лишь заявлял, что будет «определять сроки и темпы возврата к нейтральной денежно-кредитной политике». Годовая инфляция, по его новому прогнозу, вернется к цели вблизи 4% только в первой половине 2022 года. Предыдущий прогноз ЦБ — 3,7−4,2% уже по итогам 2021 года. Обновленный прогноз ЦБ представит в апреле.

«Пока ключевая ставка не вернется в нейтральный диапазон — а его мы по-прежнему оцениваем от 5 до 6%, — денежно-кредитные условия будут оставаться мягкими», — подчеркнула Набиуллина. Не факт, что возврат к нейтральной политике понадобится в этом году, добавила она.

Как ЦБ готовился к ужесточению политики.

ЦБ снижал ставку в прошлом году на фоне кризиса, вызванного пандемией коронавируса, — в общей сложности с 6,25 до 4,25%. Паузу в смягчении ЦБ взял в сентябре, но она затянулась по мере роста инфляции. Уже на февральском заседании ЦБ исключил возможность дальнейшего снижения ставки.

К мартовскому заседанию риторика руководства ЦБ продолжила ужесточаться: председатель Банка России Эльвира Набиуллина на прошлой неделе, спустя почти год с начала активного распространения коронавируса в стране, говорила, что регулятор видит «устойчивое восстановление деловой активности и конечного спроса по широкому кругу секторов экономики и отмечает усиление инфляционного давления». Тем не менее ее заместитель Алексей Заботкин уточнил, что «на мартовском заседании совет директоров продолжит оценивать сроки и темпы возвращения к нейтральной денежно-кредитной политике».

В понедельник, 15 марта, Bloomberg со ссылкой на источник сообщил, что регулятор обсуждает вариант более быстрых действий и может повысить ставку на 1,25 п.п., то есть до 5,5% до конца года, или даже до 6%. Впоследствии глава SberCIB Investment Research (структура Сбербанка) Ярослав Лисоволик заявил, что оценивает вероятность повышения ставки на 0,25 п.п. уже в пятницу, 19 марта, как «достаточно высокую». Пик инфляции в этом году оказался выше ожиданий, и ЦБ, повысив ставку, может так отреагировать на этот негативный сюрприз, предполагал главный экономист ING по России и СНГ Дмитрий Долгин.

В феврале рост цен ускорился до 5,7% после 5,2% в январе, хотя инфляционные ожидания населения, на которые ЦБ также опирается при принятии решений о ставке, в феврале несколько снизились — на 0,6 п.п., до 9,9%. Основным драйвером роста цен является продовольственная инфляция.

Дезинфляционные риски для базового сценария снизились, констатировал ЦБ 19 марта. Открытие границ по мере снятия ограничительных мер может восстановить потребление зарубежных услуг, а также ослабить ограничения со стороны предложения на рынке труда через приток иностранной рабочей силы. В свою очередь, более низкие темпы вакцинации и распространение новых штаммов вируса могут, наоборот, замедлить восстановление экономической активности, указал регулятор.

Уже опубликованные данные по промышленному производству за прошедший месяц, как и данные по продажам легковых автомобилей, действительно говорят о восстановлении деловой активности, считает главный экономист «ВТБ Капитала» по России и СНГ Александр Исаков. Но пока этот тренд недостаточно устойчив из-за географической неоднородности, добавляет он, ссылаясь на отчет Банка России по региональной экономике. Так, центральное и южное управления ЦБ зафиксировали рост промышленности в январе на 7,5 и 6,2% год к году, в то время как остальные пять показали ее падение.

Что стало спусковым крючком для роста ставки сейчас.

Еще на прошлой неделе Банк России указывал, что в марте будет недостаточно данных для повышения ставки, замечает начальник центра разработки стратегии Газпромбанка Егор Сусин, но с тех пор ставки достаточно резко повысили центральные банки Бразилии и Турции (на 0,75 п.п. и 2 п.п. соответственно). «Решения других ЦБ развивающихся рынков были более агрессивными, и, видимо, это стало последней каплей, которая привела к повышению ставок в марте», — считает эксперт.

Внешняя конъюнктура сыграла решающую роль, уверен начальник дилингового центра Металлинвестбанка Сергей Романчук, указывая, что изменился основной индикатор ситуации на рынке — выросли ставки казначейских облигаций американского Минфина (увеличение доходности безрисковых вложений в США в общем случае вызывает переток инвестиций из развивающихся экономик). Кроме того, объясняет Романчук, растет спрос на продовольствие без возможности его немедленно удовлетворить, что вызывает повышение цен на продукты питания по всему миру, а для России это довольно большой компонент инфляционной корзины.

«Банк России настраивал рынки к циклу повышения, и рынки в той или иной степени готовы к повышению (ключевой ставки) как минимум до 5%. Рынок уже включил это в цены», — говорит Сусин. К концу года ЦБ может поднять ставку до 5%, к середине следующего — до 5,5%, прогнозирует Романчук. «Если инфляция не начнет замедляться, ставку, наверное, придется повышать быстрее. Но сам ЦБ оценивает, что эффект от повышения ключевой ставки отражается на инфляции примерно через три квартала, поэтому ЦБ пытается стрелять по мишени, которая находится далеко во времени», — напоминает он.

Тем не менее жесткая риторика ЦБ является не вполне конкретной, осторожен директор офиса рыночных исследований и стратегии Росбанка Евгений Кошелев. Регулятор «дал участникам рынка не самый жесткий сигнал», пишет экономист «Ренессанс Капитала» по России и СНГ Софья Донец: «Мы полагаем, это явный признак того, что ЦБ будет повышать ставку до нейтрального значения плавно. При этом похоже, что регулятор оставляет за собой возможность повышать ставку не на каждом из следующих заседаний».

Ослабление рубля, произошедшее на этой неделе из-за заявлений президента США Джозефа Байдена и обещаний ввести новые санкции (курс 17 марта падал на рубль к доллару и евро), также может быть одним из факторов, из-за которых ЦБ пошел на повышение ставки, пишет в обзоре главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова. «Сильная реакция рынка на новую волну конфронтации между США и Россией на этой неделе показывает, что эффект курсового переноса не поможет вернуть инфляцию к уровню четырехпроцентного ориентира ЦБ в этом году», — считает она. Набиуллина на пресс-конференции оценила, что ослабление курса на 10% может давать прирост годовой инфляции на 0,5−0,6 п.п. Раньше влияние ослабления рубля было в два раза больше.

Подпишитесь на нас