Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиВКонтактеИгрыЗнакомстваНовостиПоискОблакоComboВсе проекты
Источник: РИА "Новости"

Налоговые органы давно добиваются расширения прав при проверках, отмечает источник, близкий к правительству. Признаки возможного ухода от налогов «будут установлены по определенному риск-ориентированному подходу», рассказал федеральный чиновник. «Сейчас с момента старта налоговой проверки “уклонисты” успевают распродать все имущество, вывести капитал и обанкротиться. Инициатива направлена на пресечение такой практики», — пояснил собеседник «Ведомостей».

Минфин и ФНС постоянно работают над улучшением налоговых проверок и ростом их результативности, сообщил «Ведомостям» представитель Минфина. По его словам, действительно прорабатывается вопрос предоставления права налоговым органам «фиксации имущества проверяемого в целях предотвращения возможности использования недобросовестными налогоплательщиками лазеек для уклонения от уплаты налогов».

Налоговые проверки часто растягиваются на продолжительный срок — недобросовестные налогоплательщики за это время скрывают или выводят свои средства или имущество. По устранению этого недочета ведутся консультации, пояснил представитель Минфина. Юридическая фиксация обязательств, сокрытых от государства в результате налоговых правонарушений — длительный процесс, согласился представитель ФНС. Срок зависит прежде всего от того, насколько добросовестно и оперативно налогоплательщик предоставляет документы, доказывающие его добросовестность, добавил собеседник.

При этом отсутствуют механизмы, препятствующие выводу либо обременению активов, за счет которых возможно исполнение сокрытой обязанности по уплате налогов, подчеркнул представитель ФНС.

Налогоплательщики, по которым проводились проверки, скрыли ликвидные активы не менее чем на 170 млрд руб. за два года, уточнил собеседник.

Сейчас налоговики могут вводить обеспечительные меры на имущество должников только в результате проверки — после решения о привлечении к ответственности — или если налогоплательщик не сдает отчетность. Такие полномочия действуют с 2007 г. Обеспечительные меры бывают двух видов: запрет на передачу (в том числе в залог) имущества без согласия налогового органа и приостановка операций по счетам.

Решение принимает руководство налоговой инспекции, если достаточно оснований полагать, что иначе будет сложно или невозможно взыскать задолженность. При этом ограничения можно заменить на банковскую гарантию, залог ценных бумаг или поручительство третьего лица.

Как идею воспринял бизнес

Налоговые органы могут получить инструмент давления на предпринимателей, полагает президент Торгово-промышленной палаты Сергей Катырин: «Бизнес по факту останется без инструментов и времени на защиту своих интересов, поскольку такие решения будут приниматься не на основании результатов всей проверки, а на основании предварительных выводов, которые могут быть ошибочными», — предупредил Катырин.

У налоговых органов уже достаточно полномочий для взыскания задолженности, отметил президент «Опоры России» Александр Калинин. «Налоговые органы вправе подозревать бизнес в недобросовестности, но предварительные обеспечительные меры во время, а не по итогам налоговой проверки фактически означают поражение налогоплательщика в правах. Для расследования мошенничества есть уголовный процесс», — отметил Калинин.

«Нужно смотреть детали, но на первый взгляд идея — явный перебор», — считает руководитель экспертного центра «Деловой России» по налоговой и бюджетной политике Кирилл Никитин. По его мнению, отдельные прецеденты вывода активов бизнесом за время налоговой проверки не могут стать основанием для массового ужесточения правил игры. «Можно было бы сразу потребовать, чтобы налогоплательщики получали в госорганах разрешение на выбытие любого имущества по любым основаниям. Скольких злоупотреблений тогда можно будет избежать!» — добавил он.

Как устроена защита от вывода активов

Недобросовестные налогоплательщики действительно могут практически беспрепятственно выводить активы во время налоговой проверки, рассказал адвокат, старший юрист налоговой практики Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP Дмитрий Кириллов.

Обеспечительные меры по результатам проверки как раз призваны быстро предотвратить сокрытие имущества. Но на практике решения выносятся очень долго, много времени занимает и досудебное обжалование. С начала проверки до вступления в силу решения может пройти 4−6 лет. Поэтому у налогоплательщиков достаточно времени, чтобы полностью «обнулить» компанию и спрятать имущество, отмечает управляющий партнер юридической компании «Лемчик, Крупский и партнеры» Александр Лемчик.

Обеспечительные меры часто применяются, если выявлены схемы ухода от налогов с участием фирм-однодневок, рассказал адвокат, партнер консалтинговой компании «Номен» Иван Яголович. Самая болезненная мера — приостановление операций по счетам, добавил Лемчик.

Нарушители могут вывести активы заранее или после начала проверки. При этом налоговые органы могут видеть информацию о движении по банковским счетам и переходе прав собственности на имущество из государственных информационных систем.

Все действия по возврату активов — оспаривание сделок и субсидиарная ответственность учредителей и директоров — доступны лишь постфактум, при процедуре банкротства или уголовного преследования (ст. 199.2 УК РФ, сокрытие активов). Но, как правило, в схемах незаконной налоговой экономии изначально задействуются фирмы-пустышки, у которых нет активов, пояснил Кириллов.

«Инструмент давления»

Налоговые споры часто возникают не из-за намеренного ухода от налогов, а в связи с различным толкованием налогового законодательства бизнесом и налоговиками. «Поэтому компании склонны решать разногласия во время проверки и далее в суде, не прибегая к выводу активов», — подчеркивает Кириллов.

«Деятельность любого бизнеса предполагает постоянное движение денег и других активов, поэтому каждый день работы бизнеса — это лазейка для вывода денег», — иронизирует Яголович. Подготовить и создать механизм вывода средств сложно и долго. «Если налоговый орган проводит проверку в установленные законом сроки, то недобросовестный налогоплательщик просто не успеет подготовить и осуществить вывод имущества. Плохо, на скорую руку прикрытые сделки будут легко оспорены в процедуре банкротства», — пояснил адвокат.

«Если изменение будет касаться только фиксации имущества на начало проверки, чтобы сравнить его с тем, что осталось к окончанию, то ничего страшного нет, — считает Лемчик. — Если же инициатива перерастет в полноценное наложение ареста на активы, то это может иметь негативные последствия для бизнеса, поскольку к имуществу относятся в том числе и товары».

Ограничение в правах распоряжаться своим имуществом и деньгами с начала проверки может ударить прежде всего по добросовестному бизнесу, который уверен в своей правоте и надеется отстоять ее в налоговом споре, отмечает Кириллов.

Предварительные обеспечительные меры в налоговом администрировании — «беспрецедентная основа для коррупции», подчеркивает Яголович: «Безнадзорное и бездоказательное ограничение права собственности на период налоговой проверки — это гарантированная гибель бизнеса. Налоговый чиновник получит мощнейший инструмент давления на предпринимателя».

Если идея будет утверждена, потребуется менять не только Налоговый кодекс, но и уголовное, административное законодательство и порядок исполнительного производства, указывает Яголович: «Правовой режим ограничения права собственности должен включать не только полномочия чиновников, но и гарантии налогоплательщикам».

Во время загрузки произошла ошибка.
Подпишитесь на нас