За один только ноябрь турецкая лира подешевела на 30% по отношению к доллару | Источник: EPA

На этой неделе лира достигла рекордных минимумов, но бессменный лидер Турции продолжает свою «экономическую войну за независимость», которую он поддерживает низкими процентными ставками.

Почему же Эрдоган не отказывается от политики, которая, как считают ее противники, чревата ростом инфляции, безработицы и бедности? И что это означает для турок?

Неортодоксальная политика

Причина падения турецкой лиры проста: неортодоксальный подход президента к экономике. Он заключается в сохранении низких процентных ставок, которыми глава государства надеется поддержать экономический рост и экспортный потенциал Турции при конкурентоспособной валюте.

Многие экономисты скажут, что рост инфляции обычно контролируют путем увеличения процентных ставок. Но для Эрдогана процентные ставки — это, как он выразился, «зло, делающее богатых еще богаче, а бедных — беднее».

«Все так дорого стоит, что многие не могут позволить себе приготовить нормальный обед на семью», — сказала Би-би-си Севим Илдирим — покупатель на одном из местных фруктовых рынков.

Годовая инфляции в Турции превысила 21%, но Центробанк страны, находящийся под контролем Эрдогана, только что снизил учетную ставку с 16% до 15%, и это уже третье снижение в этом году.

Сейчас инфляция растет по всему миру, и везде центробанки говорят о повышении ставок, но не здесь. Эрдоган верит, что в конечном итоге инфляция снизится сама собой.

За последние два года он уволил трех руководителей турецкого Центробанка, а на этой неделе сменил министра финансов. А лира тем временем продолжает падать.

Небывалый рост цен

Экономика Турции в большой степени зависит от импорта, сюда завозится очень многое — от продуктов питания до изделий текстильной промышленности и многого другого. Поэтому цены на потребительские товары в стране напрямую зависят от курса доллара по отношению к лире.

Возьмем, например, помидор — один из основополагающих ингредиентов турецкой кухни. Чтобы выращивать помидоры, турецким производителям необходимы импортные удобрения и газ. По данным торговой палаты Антальи, южного сельскохозяйственного региона страны, к августу 2021-го цены на помидоры поднялись на 75% по сравнению с прошлым годом.

«Как нам зарабатывать деньги? Мы по-прежнему продаем по низким ценам, а затраты на производство выросли в разы», — жалуется Садия Калеши, хозяйка виноградника в небольшом городке в трех часах езды от Стамбула.

Еще одна фермер Фериде Туфан говорит, что ей осталось только продать свое хозяйство: «Мы можем расплатиться с долгами, продав землю и виноградники. Но тогда мы останемся ни с чем».

Турецкая валюта настолько нестабильна, что цены меняются каждый день. Только для производителей инфляция выросла на 50%.

«Я сократил все расходы, какие только мог, — говорит Хакан Айран, пришедший за покупками на рынок. — Чтобы оплачивать счета, семья стала меньше есть, и никто ничего не покупает без крайней необходимости».

Сотрудники супермаркетов выкладывают в соцсетях ценники на одни и те же товары с разницей в несколько дней, чтобы наглядно показать, как меняются цены на маргарин, оливковое масло, чай, кофе, моющие средства и туалетную бумагу.

Контент недоступен

Пекарня в третьем по величине турецком городе Измире вывесила на двери обращение к покупателям, в котором объясняет причины подорожания товара. В частности, там перечислены новые цены на такие продукты, как мука, масло и кунжут. Заканчивается обращение словами «Храни нас Господь».

Контент недоступен

Долг в иностранной валюте — большая проблема для частного сектора, и большинство компаний сочли, что из-за нестабильности лиры выгоднее хранить продукты на складе, чем продавать их.

Это приводит к еще большей бедности и увеличению разрыва между самыми бедными и самыми богатыми.

Обозленная турецкая молодежь

Перед заправочными станциями и зданиями местных советов, где населению предлагают дешевый хлеб, выстраиваются очереди.

Оппозиционные партии призывают к внеочередным выборам и митингам. 23 ноября, когда за один день лира упала на 18%, кое-где прошли небольшие акции протеста, закончившиеся десятками арестов.

Но заметнее всего молодые турки выражают недовольство в социальных сетях: в «Твиттере», в прямых трансляциях Twitch, в «ТикТоке» и на YouTube.

«Я абсолютно недоволен нынешним правительством. Я не вижу своего будущего в этой стране», — сказал молодой турок в комментарии одному из новостных каналов на YouTube.

Каждый пятый молодой житель Турции — не трудоустроен. Среди женщин статистика безработицы еще хуже.

По данным ОЭСР, клуба богатых стран, в Турции — самый высокий процент в мире молодых людей, которые не имеют работы, а также не учатся и не проходят профессиональную подготовку.

Турецкая молодежь сравнивает свое положение с тем, как живут их ровесники за рубежом, и это сравнение — явно не в пользу родины. «Молодой человек в США или в Европе может купить на свою месячную зарплату айфон, — говорит 18-летний местный житель. — А я, даже если буду работать многие месяцы, позволить себе его не смогу. Такого я не заслужил».

Это поколение должно сыграть важную роль в турецкой политике, где партия Эрдогана «Справедливость и развитие» (AKP) доминирует с 2002 года. На следующих выборах, которые состоятся в 2023 году, право голоса получат почти девять миллионов граждан страны, родившихся в конце 1990-х. И это может привести к серьезным проблемам для AKP.

На одном из видео, широко разошедшемся в социальных сетях, мать восьмилетнего ребенка всячески хвалит Эрдогана, но ее сын с ней не соглашается и говорит, что турецкий лидер плохо справляется с бедствиями в стране.

«Нельзя предсказать»

Успехи правящей партии были частично связаны с тем, что после кризиса 2008 года в Турцию была направлена щедрая финансовая помощь из-за рубежа.

В значительной степени экономика Турции росла благодаря расходам правительства, которое направляло большое количество средств и кредитов в строительную индустрию. В результате производство товаров в стране очень зависит от импорта, а состояние экономики — от валютных колебаний.

На то, что новая экономическая модель Эрдогана поможет спасти лиру, в стране надеются немногие.

В условиях такой неопределенности, как говорит экономист Арда Тунка, никто не берется предсказать, как события будут развиваться дальше. «Мы впервые используем модель, которая совершенно не укладывается в рамки экономической теории, — говорит эксперт. — В прошлом мы могли делать прогнозы даже во время кризисов. Но теперь это невозможно».

Во время загрузки произошла ошибка.
Подпишитесь на нас