Источник: Агентство «Москва»

Что будет с ценами

Член Российской гильдии маркетологов Николай Григорьев:

Цены будут расти. По каким-то группам основополагающих товаров государство будет договариваться с производителями, ритейлерами об удержании цен. Это будет то, что называется «социальная группа» — вещи и продукты, которые относятся к первой необходимости. По всем остальным цены будут расти очень сильно. И многие из этих продуктов и товаров просто исчезнут вообще, потому что будут санкции все более сильные.

Например, Daimler перестанет поставлять сюда Mercedes. Или Toyota. Все, что содержит чипы Intel, будет запрещено для России.

Потолок роста цен, конечно, есть, потому что помимо желания поднять цены или какого-то дефицита, есть «платежеспособный спрос» — кошельком это все еще ограничено.

Если что-то есть за цену, которая мне не доступна, то я это не покупаю: мне Bentley не по карману — я его не покупаю. А спрос платежеспособный совершенно точно, расти не будет, а будет снижаться.

Маркетолог, директор маркетинговой компании «Черная икра» Андрей Брюхов:

Цены на товары первой необходимости расти не будут. Кроме поддержки на уровне валютных интервенций и т. п. уже включились льготные кредиты, мораторий на проверку бизнесов. Может, конечно, пока ФАС и прокуратура будут не успевать в этой суматохе за проверками, но оснований для кратного роста цен нет. В любом случае, у нас есть еще азиатские рынки, кто-то посредником может выступать (как ранее креветки из Беларуси).

В период от полугода до двух лет у нас будет массовый рост импортозамещения. К этому подтолкнет и разрушение многих бизнесов, и деловых связей, и стимулирование внутренней креативности, и предпринимательской мысли.

Что глобально нас удержит от коллапса, не только макроэкономического, но и на уровне потребительской полки — дружба с Китаем, наличие огромной территории, ресурсов и людей. Определенная самодостаточность на уровне 60−70% на текущий момент.

В каждом третьем смартфоне наше стекло из искусственно выращенных кристаллов. Сода наша — два месторождения из трех в мире, а она идет в 60 отраслей промышленности. Ну и газ. И именно эти макрофакторы стабилизируют от коллапса повседневные потребительские реалии. Качество жизни и уровень жизни снизятся, но терпимо.

Реальные санкции объединенного Запада, конечно, сыграли роль, произошло отключение от ключевых ресурсов и технологий. У нас же не только микроэлектроника нарушена. Своей селекции нет, нет субстанций к лекарствам, аминокислот нет, атравматических игл нет… — и этот список измеряется сотнями позиций.

То есть, чего-то интересного уже не будет, и оно выросло в 2 раза, в 5 раз. Что-то в сильную зависимость попало и выросло на 15% пока. Где-то спекулятивный отыгрыш продавцов идет. Кто-то думает, что рубль обесценится, и покупает электронику. Она и так от дефицита микрочипов и роста рынка майнинга была на пике, а сейчас вообще с интересными ценами станет.

Кому надо было Porsche Cayenne купить, они его давно купили уже. Продукты точно есть и будут свои. Здесь рост цен есть, но также в пределах 10−15%, но никакого ажиотажного или просто даже повышенного спроса нет. Скорее всего, антистрессовая категория товаров должна подрасти. Это сигареты и тому подобное.
Источник: РИА "Новости"

Маркетолог, кандидат экономических наук Игорь Качалов:

Исходя из простейшего геополитического анализа, все эти санкции работают негативно только в том случае, если страна маленькая и не самодостаточная. То есть, если у нее нет возможности что-то производить. Например, микрочипы и автомобили. Соответственно, отсюда идет повышенный спрос на автомобили и электронную технику. А все, что касается товаров первой необходимости: туалетную бумагу производим, хлеб производим. Сейчас, если мы говорим про товары первой необходимости, то скорее всего цена вырастет в других странах, которые не смогут купить нашу пшеницу. Мы пшеницей обеспечены в 1,5−2 раза выше нормы.

На месте европейцев я бы занялся сейчас резким запасанием сухарей, крупы, пшена, макарон и так далее. Вот их реально не будет хватать, а цены на предметы первой необходимости в Европе взлетят выше крыши. Ну просто, реально там не будет таких продуктов. А у нас все есть. У нас есть удобрения. Мы производим хлеба, мяса 95% от потребностей. Сыр у нас свой.

Да, частично рубль ослаб. Поэтому, вот те технологические поставки, которые раньше были в Германию, перекинутся на Индию, Китай, ОАЭ. Естественно, будем платить чуточку дороже.

Как вести себя потребителю

Николай Григорьев:

Это зависит от качества нервов потребителя. Потребителю нужно вести себя стойко, не впадать в панику, в истерику. Будет тяжело — это совершенно точно.

Если ЦБ поднял ставку рефинансирования до 20% — это означает, что коммерческий кредит будет в районе 30%. Отдавать такие кредиты нет такой отрасли у нас, которая с такой рентабельностью работает. Это означает фактическое закрытие коммерческого кредитования. Видимо в ближайшее время сообщат о том, что соответствующие ключевые отрасли будут финансироваться напрямую, не через систему банковского кредитования. Мы увидим другую экономику, совершенно другого типа.

Граждане, не берите кредиты. Ситуация крайне неустойчивая. Как можно брать кредиты, если плохо понимаешь, что будет через полгода или год, как их будешь отдавать. У кого что есть, кто в кредитах, отдавать потихоньку, в соответствии с теми правилами, которые были, отдавать побыстрее, может быть даже. А новые брать не надо.

Никакие модели сейчас не работают. Мы сейчас находимся в состоянии форс-мажора, в состоянии точки бифуркации. Поэтому каким образом пойдет экономическое развитие, или экономическая стагнация, или экономическая депрессия — мы увидим в ближайшие три месяца.

Андрей Брюхов:

В момент объявления спецоперации, с одновременным разрывом бизнеса с Украиной, сильного изменения [потребительского поведения] не произошло. На конечной полке имеется в виду. Да, была скупка валюты. Да, ценные бумаги и энергоресурсы в цене изменились, но курицу и гречку никто не скупал. Может быть потому, что подготовлено было население.

Если есть хороший запас сбережений, конечно же есть смысл бытовую технику купить. При этом мы держим в уме, что по-правильному нужно копить резервы и на подобные приобретения и еще, чтобы оставались. Если стиральной машине год, а новая пролежит 15 лет и подвергается моральному износу, может, и не надо. А если холодильнику уже 15 лет и есть куда старый отвезти, например, на дачу, то, почему бы и нет.

Все построено на инстинктах самосохранения и размножения. Реакции, какие бывают рептильные — бей, беги, замри.

Дышать глубже, медитировать, смотреть проверенные новости 15 минут в день, отключить все токсичное, заниматься тем, что умеешь делать лучше всего, за что платят, одновременно и вам нравится делать, и есть польза миру. Не бежим за гречкой. Да, она питательная, но нет смысла ее скупать.
Источник: РИА "Новости"

Игорь Качалов:

Действительно продажи выросли, и чек вырос бытовой техники. Если брать оперативную информацию в этих магазинах, средний чек вырос в 1,5−2 раза. Значит, стали покупать, в том числе, крупногабаритную технику или два смартфона вместо одного. Люди машины бросились покупать. Audi, BMW сказали, что не будут поставлять машины — те, кто откладывали свои кровно заработанные пару миллионов рублей и решили их потратить на покупку машины, потому что последняя партия. Тот же самый «АвтоВАЗ» объявил повышение цен на 250 000 рублей на LADA.

Львиная доля запчастей — это Китай. Китай всегда стоил дешево в хорошем смысле слова. Сейчас у нас пойдут китайские запчасти.

Я тоже купил макароны, гречку, муку. Но я был единственным человеком в магазине который купил 4 кг муки, скажу честно, на меня как на придурка посмотрела кассирша. Сейчас уже поздно паниковать, сейчас уже поздно хвататься. Сейчас уже все произошло. Сейчас уже все объявлено.

Беседовала Мяйле Мачюлите

Подпишитесь на нас