Карантинные меры осложняют торговлю России с КНР

Новые коронавирусные ограничения в Китае дополнительно осложнили сухопутную торговлю КНР и РФ. Российская таможня сообщает, что нагрузка на автомобильные и смешанные пункты пропуска на границе в пиковые периоды значительно превышает проектную пропускную способность. Карантинные меры и санитарные ограничения, вплоть до запретов на поставки определенных видов продукции, сдерживают и увеличение российского несырьевого экспорта, импорт же ограничивают локдауны в китайских городах и заторы на границе — для разрешения транспортных проблем потребуется создание новых пропускных пунктов, полагают в Минвостокразвития.

Рост оборотов торговли между Россией и Китаем происходит на фоне все новых сложностей с доставкой товаров. Сейчас компании РФ, работающие с китайскими производителями, сообщают о проблемах из-за новой волны ограничений, введенных в КНР из-за роста числа заболевших коронавирусом в рамках политики «нулевой терпимости» к вирусу. Напомним, локдауны уже вызвали протесты в Шанхае, а также на фабрике Foxconn в Чжэнчжоу.

Как пояснил «Ъ» глава Минвостокразвития Алексей Чекунков, с начала пандемии на торговлю России и Китая сильно влияли санитарные ограничения, которые вводили как центральное правительство, так и регионы и профильные службы КНР. Помимо запрета поставлять отдельные группы товаров и физической перегруженности пунктов пропуска в связи с карантинными процедурами дополнительной проблемой была непредсказуемость и необъяснимость вводимых ограничений для бизнеса. «Например, филе минтая было признано опасным — потенциальным переносчиком коронавируса, но краб и морепродукты продолжали ехать», — говорит министр. Он ожидает, что ограничения в логистике, введенные в связи с коронавирусом, будут постепенно уходить по мере того, как эпидемиологическая ситуация в Китае будет выравниваться со всем остальным миром.

Сложности с поставками, впрочем, пока не мешают росту товарооборота РФ—КНР.

С начала года он вырос на 27% и в декабре может достигнуть $160 млрд, сообщил вчера глава Федеральной таможенной службы (ФТС) Владимир Булавин. По данным китайской статистики (российская сторона не раскрывает подробности торговли), экспорт КНР в Россию по итогам десяти месяцев увеличился до $59,6 млрд (плюс 12,8% к аналогичному периоду прошлого года), импорт — до $94,3 млрд (плюс 49,9%). В значительной степени увеличение оборота произошло за счет роста цен на нефть. Но при этом и многие российские производители переориентировали поставки с европейского на азиатское направление. Вырос и спрос на китайский импорт, что увеличило нагрузку на ж/д сеть и пункты пропуска.

В ФТС «Ъ» подтвердили, что автомобильные и смешанные пункты пропуска на российско-китайской границе функционируют в условиях ряда ограничений и запретов, введенных китайской стороной, и загрузка в пиковые периоды значительно превышает проектную пропускную способность. В среднем количество пропускаемых грузовых транспортных средств выросло на 30−60%, при этом доля товаров из КНР, которые попадают под досмотр в этом году, снизилась почти в два раза — до 2,1%. Сократились и сроки выпуска товаров по декларациям в порту Владивостока (в течение четырех часов с момента из регистрации выпускается 85,4% товаров). Время работы некоторых автомобильных пунктов также было увеличено, в случае необходимости рабочий день продлевается до «последнего автомобиля», сообщили в ФТС.

Существующей мощности пропускных пунктов недостаточно, считает Алексей Чекунков.

Запущенный в ноябре мост Нижнеленинское—Тунцзян имеет пропускную способность 5,8 млн тонн в год, второй этап проекта, предполагающий в том числе расширение станций Ленинское-1 и Ленинское-2, может увеличить ее до 20 млн тонн. «Считаем перспективным создание новых пропускных пунктов в районах населенных пунктов Джалинда — Мохэ (Амурская область) и Староцурухайтуй (Забайкалье), которые в сумме могут дать до 20 млн тонн новых провозных мощностей», — добавляет глава Минвостокразвития.

Снятие логистических ограничений при перевозках обсуждалось на прошлой неделе на заседании двусторонней межправкомиссии с участием первого вице-премьера Андрея Белоусова и заместителя премьера Госсовета КНР Хань Чжэня. Сообщается, что стороны «обсудили необходимость снятия ограничений и упрощения процедур, связанных с осуществлением железнодорожных и автомобильных грузоперевозок на границе между странами, а также важность содействия расширению мощностей перевалки грузов в пунктах пропуска для увеличения поставок зерновых и масличных культур в Китай».

Основатель компании VIG Trans Игорь Ребельский отмечает, что крупнейших портов Китая ограничения и локдауны не касаются, они сказываются только на работе операционного персонала, которого в портах не так много (в Шанхае, в частности, практически все автоматизировано). Локдауны, однако, отражаются на работе складов производственных предприятий — могут быть внутренние ограничения на выдачу и погрузку, могут быть перекрыты пути подъезда к производствам или водители не могут заехать на территорию закрытых городов, поясняет эксперт. Из-за ограничений увеличиваются сроки доставки: если в начале лета в Москву грузы можно было доставить в пределах 40 дней, то теперь сроки могут доходить до 2,5−3 месяцев.

При отправке товаров в Россию возникают сложности и при доставке уже по РФ — из-за транспортных ограничений.

В целом и у импортеров, и у экспортеров большой спрос на отправку, самые проблемные товары — опасные грузы, с ними ограничений больше всего, опций для отправки не так много, добавляет Игорь Ребельский. «Если говорить о мультимодальных перевозках, то проблемы состоят в повышенной загруженности терминалов Дальнего Востока, в большой нагрузке на станции московского узла на фоне перераспределения товарооборота — в начале осени был комиссионный запрет на прибытие и отправку поездов на станцию Ворсино, так как она была полностью забита, сейчас эта нагрузка перераспределена по другим терминалам», — отмечает эксперт. На погранпереходах же из-за очередей на фоне скопления грузов и дефицита платформ, поданных с российской стороны, выросли сроки перегрузки с одной колеи на другую.

Татьяна Едовина