Источник: PrimaMedia.ru

Начало нынешнего года в Приморье ознаменовалось интересным кейсом взаимодействия властей региона с региональным же бизнесом. Дискуссия развернулась вокруг законодательно оформленной инициативы «проредить» магазины розничной торговли, расположенные на первых этажах многоквартирных жилых домов, а точнее — запретить многим из них торговать алкогольной продукцией. Как это зачастую (к сожалению) бывает, мера, «направленная на снижение потребления алкоголя населением Приморского края», неприятным образом оказалась «направлена» и на снижение налоговых поступлений, и на сокращение рабочих мест, и на общее ухудшение инвестклимата в регионе. Редакция ИА PrimaMedia попыталась разобраться в этом сложном вопросе.

«Главное — закон принять. Разбираться будем потом»

22 февраля этого года на очередном заседании Законодательного собрания Приморья депутаты спешно, сразу в трех чтениях внесли поправки в краевой закон № 245-КЗ «О внесении изменений в Закон Приморского края “О регулировании розничной продажи алкогольной и спиртосодержащей продукции, безалкогольных тонизирующих напитков и профилактике алкоголизма на территории Приморского края”. Поправки, по сути, отменили вступающий в силу с 1 марта запрет торговать слабым алкоголем (пивом, сидром, медовухой) в расположенных в многоквартирных домах магазинах, если вход для покупателей находится со стороны подъездов.

Запрет реализации крепкого алкоголя в таких магазинах остался в силе (с отсрочкой в виде срока действия имеемой у торговой точки лицензии). Также без изменений остались сокращения времени торговли алкоголем в крае (с 1 марта — уже только с 10.00 часов утра, а не с 09.00, как было ранее), а также — запрет на торговлю любым алкоголем в День защиты детей (1 июня), в День знаний (то есть 1 сентября, а если этот день выпадает на выходной, то в следующий за ним рабочий день), в дни проведения «Последних звонков», в местах и во время проведения массовых мероприятий, которые организуют власти, и на расстоянии менее 100 метров от таких мест.

Любопытно, что «исправленный» закон был принят совсем недавно — 30 ноября 2022 года. Тогда его поддержали 27 народных избранников, трое высказались против и еще трое воздержались. Уже тогда в ходе обсуждения инициативы были высказаны опасения, что качество работы разработчиков законопроекта может привести и к закрытию многих магазинов «шаговой доступности» (с неизбежной при этом потерей налогов, акцизов и рабочих мест), и к росту подпольной торговли алкоголем в жилых микрорайонах.

Недоумение у ряда депутатов (а позже — и у представителей бизнес-сообщества) вызвала и озвученное чиновниками количество объектов розничной торговли, подпадающих под действие закона, — всего около 40 (!) по всему краю.

Между тем представители предпринимательского сообщества региона, с которыми в феврале этого года пообщались корреспонденты агентства, озвучивали кратно большую цифру — около 200 магазинов. В аппарате Уполномоченного по защите прав предпринимателей в Приморском крае со ссылкой на прогнозы краевого Минпромторга говорили о примерно 100 объектах торговли во всех краевых муниципалитетах, при этом в мэрии Владивостока редакции сообщили, что так или иначе закон в части постоянных запретов на продажу алкоголя коснется 75 магазинов краевого центра.

Так или иначе, общественная экспертиза, поддержанная бизнес-омбудсменом и краевым отделением «ОПОРЫ РОССИИ», оказалась достаточно убедительной для того, чтобы «антиалкогольный» закон № 245-КЗ «отправили на доработку».

Забыли про экономику?

Помимо разночтений с определением количества объектов торговля, которых разработчики закона предложили лишить права законно торговать алкогольной продукцией (выручка от нее, по разным оценкам, может составлять 30−60% общей выручки магазинов «шаговой доступности»), вызывает недоумение и отсутствие в публичном поле расчетов о потерях муниципальных и краевого бюджетов, о сокращении рабочих мест и прочих последствиях антиалкогольных запретов.

Немаловажным в этой связи является и фактор качества инвестклимата в регионе, которому «антиалкогольная кампания» в ее нынешнем виде явно не будет на пользу. Удар по значительной части малого бизнеса, скорее всего, приведет к заметному оттоку экономически активных людей из Приморья (ради более лояльных к бизнесу регионов, куда предприниматели «унесут» свои налоги, рабочие места и соцответственность), что, в свою очередь, усугубит и без того отрицательную демографическую динамику в главном регионе Дальнего Востока.

Председатель краевого отделения «ОПОРЫ РОССИИ» Игорь Ветрюк считает, что «борьба» с магазинами в многоквартирных домах вряд ли даст существенный эффект в достижении декларируемых разработчиками закона целей (то есть снижения потребления алкоголя), а вот по бизнесу, налогам и рабочим местам может ударить заметно.

— Вопрос в том, что будет много сокращений данных магазинов, либо просто кто-то с полок будет убирать алкогольную продукцию, следовательно — будет снижение товарооборота. А если это какие-то конкретные профильные магазины, то есть алкомаркеты, то тогда будет сокращение данных торговых точек и тем самым сокращение рабочих мест и налоговых поступлений, — отметил господин Ветрюк. — Я не вижу смысла в этом пункте закона, потому что человеку, если в его доме закрылся привычный магазин, пройти, скажем, 50 метров до отдельно стоящего — не проблема. Это явно не про ограничение оборота и потребления алкоголя, это больше похоже на препоны и невозможность реализации предпринимательской деятельности.

Елена Ромашко, руководитель аппарата Уполномоченного по защите прав предпринимателей в Приморском крае, считает, что к вопросу регулирования рынка спиртного в привязке к госполитике по снижению алкоголизации населения необходим очень взвешенный подход с непременным учетом множества социально-экономических факторов.

— Сегодня, возможно, не та ситуация в экономике, чтобы вот так резко снижать выручку предпринимателей. Многие из них работают по 15−20 лет, а теперь из-за снижения выручки могут уйти с рынка. Приведут ли такие меры к сокращению рабочих мест? Да, конечно, — отметила собеседница агентства. — Мы считаем, что торговлю «шаговой доступности» нужно, наоборот, развивать, в том числе и потому, что это важно для качества жизни населения, для людей, прежде всего, с не самыми высокими доходами. И если здесь налагаются ограничения по ассортименту, то нужно подумать о том, как поддержать предпринимателей, например, субсидированием расходов на электроэнергию или же льготным предоставлением муниципальных помещений под торговлю.

От редакции отметим, что многие собеседники агентства из бизнес-сообщества отмечают, что «выдавливание» из оборота алкогольной продукции в крае магазинов «шаговой доступности» объективно на руку федеральным алкосетям и гипермаркетам с крупными алкогольными отделами. Отдельный нюанс здесь — то, что «варяги», как правило, предпочитают работать с производителями, находящимися на западе страны. Соответственно, по мере замещения продукции, произведенной в Приморье, спиртным из других регионов, налоги и акцизные платежи также «перетекут» в бюджеты других регионов.

В ответе на запрос редакции руководство завода «Уссурийский Бальзам» (производитель крепкой алкогольной продукции, расположен в Уссурийске) сообщило, что в 2022 году предприятие с коллективом в 275 человек перечислило свыше 4,7 млрд рублей налоговых и акцизных платежей, значительная часть из которых поступила в местный и краевой бюджеты. По оценкам экономистов предприятия, говорится в ответе на запрос, сокращение местной роничной торговли грозит предприятию уже в следующем году сокращением производства на 15−20% — с соответствующим падением налоговых отчислений почти на 1 млрд рублей.

А что по стране и Дальнему Востоку?

Снижение потребления населением алкоголя — это федеральный тренд, говорит руководитель аппарата приморского бизнес-омбудсмена Елена Ромашко. Другое дело, как именно конкретные регионы пытаются этому тренду соответствовать.

Динамика (или ее отсутствие) в «отрезвлении» субъектов РФ отражается в так называемом рейтинге трезвости регионов, который с 2015 года ежегодно составляет федеральный проект «Трезвая Россия» под руководством депутата ГД РФ Султана Хамзаева.

В 2022 году в «десятку самых пьющих регионов» рейтинга из субъектов ДФО достаточно традиционно вошли Сахалинская область, Чукотский автономный округ, Республика Бурятия и ЕАО. Другие дальневосточные субъекты, хотя и не стали самыми «трезвыми» (конкурировать здесь с Чечней, Дагестаном и Ингушетией как минимум бесперспективно в принципе), но все же заняли место крепких «середнячков».

Для Приморья, в частности, это достаточно большое достижение за последние несколько лет. В 2019 году край оказался в рейтинге на последнем, 85 месте по основным параметрам, которые учитывают составители рейтинга «Трезвая Россия»: количество умерших от отравления алкоголем и больных с диагнозом алкоголизм и алкогольные психозы, количество преступлений, совершенных в состоянии алкогольного опьянения, объем всей проданной в регионе алкогольной продукции и число правонарушений, связанных с незаконным оборотом спиртного.

Между тем, уже в 2020 году Приморский край без особых «драконовских мер» (которыми, к слову, весьма увлекаются власти ряда близлежащих регионов, без особого, впрочем, результата) смог выправить ситуацию, заняв 47 место в рейтинге, существенно опередив «соседей» по ДФО, причем этот результат оказался стабильным и в 2021-м, и в 2022 годах.

Никакого секрета, при этом, здесь нет. В октябре 2022 года президент РФ Владимир Путин в ходе онлайн-совещания с губернатором Магаданской области Сергеем Носовым отметил, что решение проблемы алкоголизма в том или ином регионе (если она действительно присутствует) — не в запретах, а в развитии социальной инфраструктуры.

«Надо, чтобы людям было чем заниматься. Уверен, не запрет, а именно возможность заняться саморазвитием, интересным делом, развивать свои хобби — вот это чрезвычайно важно, это точно совершенно поможет», — сказал Владимир Путин.

От редакции агентства добавим, что работа по развитию спортивной и социальной инфраструктуры, пропаганде спорта и здорового образа жизни, решению социально-экономических проблем, созданию новых рабочих мест в Приморье с 2018 года ведется системно и планомерно, что регулярно отмечается и на федеральном уровне. Целесообразны ли в такой ситуации «резкие телодвижения» и «шоковые терапии» для бизнеса в деле «отрезвления» населения региона — вопрос, как минимум требующий серьезно обсуждения с бизнесом и экспертами.

Подпишитесь на нас