Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Что известно о человеке, купившем самую дорогую картину в миреПокупателем самой дорогой картины Леонардо Да Винчи "Спаситель мира" стал саудовский принц Бадер бин Абдулла бин Мухаммед бин Фархан Аль Сауд.
19 августа 2011, источник: РИА Новости, (новости источника)

Улюкаев: дисбалансы в мировой экономике сохранятся в течение 10-15 лет

МОСКВА, 19 авг — РИА Новости. Первый заместитель председателя Банка России Алексей Улюкаев считает, что дисбалансы в мировой экономике будут сохраняться еще как минимум 10-15 лет.

«Сейчас пожара нет. Очевидно, что ситуация долгие годы будет нестабильна… Это будет продолжаться лет десять, пятнадцать: на мой век хватит», — сказал Улюкаев в интервью, опубликованном газетой «Коммерсант» в пятницу.

«Мы с вами должны быть настороже, держать порох сухим, принимать разные меры, чтобы купировать локальные проблемы. Глобальную проблему мы решить не в состоянии», — добавил он.

Обвальное падение мировых фондовых площадок, начавшейся после снижения рейтинга США, Улюкаев считает локальной коррекцией. В четверг рынки, немного восстановившие свои позиции к середине недели, вновь вернулись к стремительному падению на фоне негативной информации из США и нестабильной экономической ситуации в Европе, общий пессимистический настрой инвесторов ведет к панике на торговых площадках как в России, так и в других странах.

«Реакция рынка — это локальная коррекция. Последствия действий рейтингового агентства — локальный всплеск. Снижение рейтинга США было ожидаемым, предупреждающих факторов было более чем достаточно. Регуляторы, а главное — инвесторы, эмитенты, участника рынка заранее учитывали возможность рейтинговых действий в отношении США. Поэтому ничего разрушительного не произошло. Колебания рынка выглядят абсолютно оправданно», — отметил Улюкаев.

«Тем не менее за любыми событиями стоят глубинные, серьезные вещи. В данном случае — локальный и глобальный дисбалансы в экономике. С этим ничего не произошло: дисбалансы не уменьшились, не увеличились. А это значит, что ситуация высокой волатильности, риска постоянных изменений переменных сохраняется», — добавил он.

Предоставлять ликвидность преждевременно

Улюкаев считает дисбаланс следствием того, что происходило до 2008 года, «когда в течение по меньшей мере десятилетия регуляторы предоставляли избыточную ликвидность, а участники рынка ее накапливали и размещали в неадекватно оцененные риски».

По мнению Улюкаева, предоставлять дополнительную ликвидность рынку пока преждевременно, и именно поэтому последние годы ЦБ проводил политику повышения ставок.

«Большой дифференциал ставок — нулевые глобальные и высокие локальные — провоцирует приход ликвидности с зарубежных рынков. Эта ликвидность короткая и используется, во-первых, для операций carry trade, а во-вторых — для инвестиций в избыточно рисковые проекты. Что с этим делать, никто не скажет. Мы имеем дифференциал сейчас — 300-400 базисных пунктов. И в данном контексте наше движение к свободному курсообразованию — весьма эффективное средство. Поскольку, если гэп ставок накладывается на курсовые ожидания, рынок оказывается под мощным давлением спекулянтов. Если нет хотя бы курсовых ожиданий, построить спекулятивную бизнес-стратегию на этом невозможно», — сказал первый зампред ЦБ.

Банковский надзор

Как отметил Улюкаев, ЦБ РФ по-прежнему страдает от невозможности использовать мотивированые суждения.

Ранее Улюкаев говорил, что частично проблема Банка Москвы упиралась в то, что регулятор не имел доступа ко всей информации в банке, в том числе из-за препятствий, чинимых тогдашними столичными властями.

«… мы поняли, куда нужно двигаться, в какую сторону и что необходимо поменять. Такова практика регулирования во всем мире: постоянный диалог участников рынка и регулятора. Я как регулятор задаю вопросы, а вы как участник рынка мне отвечаете, изменяя свое поведение. Конечно, проще повесить на сайт инструкцию, а потом верить в то, что банки ее выполнили. Я же говорю про то, что мы называем мотивированным суждением: нужно оценивать не среднестатистический риск по банкам, а конкретный риск в конкретном банке», — отметил Улюкаев.

«Мотивированное суждение предполагает, что регулятор пытается по максимуму знать все, что происходит в банке. Это позволяет применять оперативные меры реагирования на проблемные ситуации. И это должно восприниматься не как придирки регулятора, а как попытка поговорить на одном языке. Надо понимать, что у нас тоже не все в порядке: в ЦБ недостаточно персонала, умеющего хорошо читать балансы банков; недостаточно финансовых аналитиков. То есть нам, со своей стороны, тоже есть, куда двигаться. Но траектория движения очевидна — выстроить такой диалог», — добавил он.