Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
19 августа 2011, источник: РИА Новости

Первый в России «киотский» проект представят в Сбербанк к концу года

МОСКВА, 19 авг — РИА Новости, Ольга Добровидова. Разработчики первого российского «лесного» проекта совместного осуществления (JI) рассчитывают до конца 2011 года представить заявку на 120 тысяч тонн CO2-эквивалента оператору углеродных единиц, Сбербанку, который, в свою очередь, только приветствует такую инициативу.

Директор Центра экономики окружающей среды и природных ресурсов НИУ-ВШЭ и АНО «Центр экологических инноваций» Георгий Сафонов в интервью РИА Новости сообщил, что проект по управлению лесами на заросших сельскохозяйственных угодьях в Залесовском районе Алтайского края может за 2012 год принести около 120 тысяч единиц сокращения выбросов (ERU), что при текущем уровне цены на европейском рынке чуть более 8 евро даст общую стоимость проекта около 1 миллиона евро.

«Мы решили сделать этот эксперимент. Если будет удача, если сработает этот механизм, я думаю, что это хороший был бы показательный такой путь, как все-таки делать эти лесные проекты. Сегодня это выпало полностью… Думаю, что до конца года (мы будем готовы подать заявку)», — сказал Сафонов.

Глава дирекции по управлению проектами в области энергосбережения и природопользования Сбербанка России Всеволод Гаврилов заявил РИА Новости, что только приветствует появление «лесной» заявки, для которой при необходимости будет расширен список секторов проектов, сейчас включающий энергетику, промышленные процессы и отходы.

«Пока мы заявки не видели, но — добро пожаловать», — сказал Гаврилов.

Вместе с тем за все время существования двух проектных механизмов Киотского протокола — Механизма чистого развития (CDM) и совместного осуществления (JI), было зарегистрировано не так много «лесных» проектов. Так, в реестре проектов CDM по этому направлению зарегистировано 28 проектов, еще три ожидают регистрации — при общем количестве проектов более чем в 3,7 тысячи. В реестре проектов JI на сайте механизма при записей есть всего один «лесной» проект Румынии. При заявленном объеме поглощения в 622,7 тысячи тонн CO2-эквивалента по проекту, рассчитанному на 2008-2012 годы, пока не было движения ERU.

Готовы к лесу

Всего за два конкурса, проведенных Сбербанком в 2010 году, было отобрано 33 проекта примерно на 60 миллионов тонн CO2-эквивалента: 15 в июле и 18 в конце декабря. Среди победителей есть, в частности, проекты по утилизации попутного нефтяного газа (ПНГ), модернизации электростанций, металлургического производства. В ходе второго конкурса были также утверждены проекты по утилизации биомассы, древесных отходов и свалочного газа.

Третий конкурс, который на этот раз впервые проводится раздельно по трем секторам, в категориях «Энергетика», «Промышленные процессы» и «Отходы», был объявлен 12 августа 2011 года, его общий лимит составляет 70 миллионов тонн СО2-эквивалента. Лимит конкурса в секторах «Энергетика» и «Промышленные процессы» составляет по 30 миллионов тонн СО2-эквивалента, в секторе «Отходы» — 10 миллионов тонн СО2-эквивалента. В рамках предыдущих конкурсов общий лимит составлял 30 миллионов тонн.

Эксперты рынка и экологи, комментируя для РИА Новости состав «пула» победителей первых конкурсов, отмечали, что предпочтение явно отдавалось проектам в сфере энергоэффективности в металлургическом секторе и нефтедобыче. Небольшие проекты, для которых во многих странах существует упрощенный порядок рассмотрения, при таком подходе не выдерживали конкуренции с проектами «нефтяных гигантов».

Несмотря на «недружелюбную» статистику первых двух российских конкурсов, разработчики алтайского проекта, как отметил Сафонов, не почувствовали «никакого антагонизма против лесных проектов».

«Мы провели консультации с разработчиками проектной документации, они провели по нашему предложению консультации с аккредитованной организацией-детерминатором. И те, и другие сказали, что никаких препятствий не видят (для разработки документов и прохождения детерминации)», — сказал собеседник агентства.

По его словам, в ходе предварительных консультаций Сбербанк подчеркивал, что проект может быть одобрен, если на квоты, полученные в рамках его реализации, будет покупатель — инвестор проекта. Сейчас разработчики ведут переговоры со Всемирным банком, который, в частности, участвовал в разработке румынского проекта.

Маленький, но гордый

Статья 6 Киотского протокола, посвященная механизму совместного осуществления, охватывает проекты, направленные на «сокращение антропогенных выбросов из источников или на увеличение абсорбции поглотителями парниковых газов в любом секторе экономики». При этом «киотскими», то есть удовлетворяющими критериям протокола для проектов, считаются леса на территориях, где до 1990 года леса не было в течение как минимум 50 лет.

По данным эксперта, один гектар 5-7-летнего леса в год поглощает около 7-8 тонн CO2, а минимальная площадь леса, при которой реализация проекта становится целесообразной, составляет примерно 10 тысяч гектаров. Однако крупным инвесторам, в том числе и Всемирному банку, интересны более крупные проекты.

«Такой неформальный уровень — он никем не утвержден, но на него ориентируются — для крупных инвесторов это 500 тысяч единиц (тонн CO2-эквивалента — ред.)», — сказал Сафонов.

Масштаб алтайского проекта, по мнению его разработчиков, может стать сложным моментом, если «предпочтения» регуляторов российского рынка в сторону мегапроектов не изменятся.

«Маленькие проекты не прошли никакие… Если в упрощенной схеме быстрое утверждение будет работать, я думаю, что шансы были бы у проекта», — сказал собеседник агентства.

Сколько лет, сколько зим

Теоретически срок «жизни» лесного проекта составляет около 50-80 лет, после чего старый лес начинает выделять больше углерода, чем поглощает. Однако первый период обязательств по Киотскому протоколу заканчивается 1 января 2013 года, и стороны переговорного процесса пока не пришли к соглашению о будущем климатическом режиме. Эта неопределенность сильно осложняет разработку и реализацию «длинных» лесных проектов.

По словам Георгия Сафонова, поскольку проект подходит для Track 1, процедура которого предполагает, что страна может самостоятельно утверждать проекты, лишь информируя секретариат и наблюдательный совет механизма (JISC), в принципе, срок реализации проекта и срок зачета углеродных единиц могут быть любыми — они должны устраивать только национального регулятора.

В качестве одного из вариантов решения проблемы «разрыва» на углеродном рынке рассматривается продление действия механизмов до 2015 года — в этот трехлетний период страны готовят итоговую отчетность по своим обязательствам. Поэтому проекты, «простирающиеся» за пределы 2012 года, могут получить дополнительные квоты. При этом, как отметил разработчик проекта, в действующей версии постановления, регулирующего проекты совместного осуществления в России, есть явное ограничение срока зачета углеродных единиц 2012 годом.

«Если в новом упрощенном регламенте ничего об этом нет, тогда, может быть, можно указать любой период», — сказал Сафонов.

Президент РФ Дмитрий Медведев в ходе заседания Комиссии по модернизации и технологическому развитию экономики в июне поручил в двухнедельный срок согласовать проект нового постановления, упрощающего процедуру отбора и утверждения проектов совместного осуществления. В начале августа глава Минприроды РФ Юрий Трутнев сообщил, что его министерство продолжает обсуждать с Минэкономразвития механизмы контроля за реинвестированием средств, полученных участниками проектов.

Если проект пройдет экспертизу, организуемую Сбербанком, и утверждение в МЭР до конца 2011 года, его участники, скорее всего, получат единицы сокращения выбросов только за 2012 год.

«Если мы в этом году что-то (работу по подготовке проектных участков леса — ред.) сделаем осенью, теоретически это возможно… может быть, какие-то части участков мы сможем отнести на 2011 год», — пояснил Сафонов.

Киотский катализатор

Помимо пилотного алтайского проекта, Центр экологических инноваций работает также в Иркутской области, на Камчатке и Сахалине. По словам эксперта, свой интерес к подобным проектам уже выразили, в частности, Амурская, Воронежская и Самарская область.

«Наша деятельность по этому проекту похожа на катализатор процесса… Это опыт, который легко может быть экспортирован», — подчеркнул собеседник агентства.

Он добавил, что, возможно, проект будет позиционироваться как программный. Концепция programmatic JI предполагает единовременное утверждение, в том числе и международное, комплексной программы действий заявителей по сокращению выбросов парниковых газов, к которой затем могут в упрощенном порядке добавляться отдельные типовые проекты JI. По словам Всеволода Гаврилова, программный подход может попасть в новую версию «киотского» постановления по предложению Сбербанка.

Сафонов отметил, что «к сожалению, в переговорном процессе не видно серьезных телодвижений» по бореальным лесам, общий объем поглощения CO2 которыми составляет 1,6 миллиарда тонн в год. Чистое поглощение российских лесов оценивается примерно в 0,5 миллиарда тонн.

Возможно, в будущем климатическом режиме для лесов будет создан специальный отраслевой рыночный механизм — с идеей подобных механизмов для отраслей промышленности в 2011 году выступила и Россия.

«Может быть, была бы увязка с REDD (механизм снижения выбросов парниковых газов от вырубки и деградации тропических лесов)… Сейчас есть перекос в REDD, а бореальные леса недооценены, не включены в разговор. Эксперты понимают, что нужен баланс, и схема торговли лесными тоннами могла бы наладить этот баланс», — сказал Сафонов.