Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
22 августа 2011, источник: РИА Новости, (новости источника)

Боевая авиация после МАКСа-2011: проблемы явные и скрытые

На авиасалоне МАКС-2011 были обещаны, но так и не были заключены или анонсированы крупные военные контракты. Произошло это из-за обострившегося противостояния промышленников и военных заказчиков, считают эксперты.

Нежелание производителей и военных идти на компромисс – главная проблема боевой авиации, даже если инцидент с истребителем пятого поколения, случившийся в воскресенье в Жуковском, на некоторое время и отвлечет от нее внимание.  

Первый старт комом

В последний день работы авиасалона произошло ЧП: на разбеге аварийно прервал взлет «гвоздь программы» ­– прототип истребителя пятого поколения Т-50, создаваемый по программе ПАК ФА (Перспективный авиационный комплекс фронтовой авиации) в ОКБ Сухого.

По сообщениям очевидцев, на середине взлетной процедуры, после включения форсажа, правый двигатель машины выбросил два факела пламени подряд. После этого летчик-испытатель Сергей Богдан принял решение остановить взлет, выбросить тормозной парашют и «докатиться» по полосе (благо она в Жуковском одна из самых длинных в мире). Жертв и разрушений не отмечено. Как сообщили РИА Новости в пресс-службе Объединенной авиастроительной корпорации, инцидент произошел из-за нештатной работы автоматики правого двигателя.

Следует учитывать, что под названием Т-50 сейчас демонстрируется достаточно сырой прототип будущего истребителя, в создании которого применяется ряд не совсем отработанных в российском авиапроме технологий. Кроме того, Т-50 пока летает на двигателе переходного этапа, а в дальнейшем для самолета планируется разработать новый двигатель, который обеспечит требуемые по техническому заданию параметры.

Но на фоне инцидента с Т-50 рискуют остаться незамеченными куда более серьезные вопросы развития боевой авиации.

Блистательное отсутствие контрактов

Степень серьезности этих вопросов подчеркивает отсутствие на нынешнем авиасалоне анонсов крупных новых контрактов на поставку военной техники, и в российские вооруженные силы, и за рубеж. Более того: так и не были заключены давно ожидаемые контракты. Речь идет о закупках 60 новейших учебно-боевых самолетов Як-130, а также 24 палубных истребителей МиГ-29К/КУБ. Общая стоимость этих поставок могла достигнуть $3 млрд. По сообщениям прессы, военные изначально собирались заключить эти контракты во время работы авиасалона, однако этого так и не произошло.

Эксперты считают, что причиной проволочек с контрактами не могли стать гипотетические технические недоработки самолетов.

Технические проблемы в сложном авиационном комплексе, каковым является современный боевой самолет, возникают неизбежно, подчеркивает заместитель директора Центра анализа стратегий и технологий Константин Макиенко. Но это – всего лишь предмет для дополнительных переговоров заказчика с разработчиком и вопрос текущей доводки изделия. По мнению эксперта, МиГ-29К – машина вполне отработанная. «Ее активно закупает Индия, а индийские военные имеют опыт применения палубной авиации, сопоставимый с опытом российского флота», – сообщил Макиенко, отмечая тем самым востребованность отечественного истребителя на внешнем рынке, которая и подчеркивает технический уровень самолета.

«Качество нашей авиатехники здесь ни при чем, оно традиционно высокое», — полагает и главный редактор журнала «Национальная оборона» Игорь Коротченко. Он сообщил РИА Новости, что, по его мнению, происходящее отражает непростой процесс согласования цен на новые вооружения между промышленностью и Министерством обороны. «Таков сейчас тренд в действиях военного ведомства», – считает Коротченко, отметив, что, по его мнению, процесс согласования позиций по ценам скоро будет завершен.

Активность, с которой Минобороны в последнее время «отжимает ценник» на поставки вооружений и военной техники, отмечается давно, притом некоторые наблюдатели полагают, что эта позиция и легла в основу срывов гособоронзаказа в 2010 и в 2011 годах наряду с негибкой позицией ряда промышленников.

«В действиях Министерства обороны наблюдается чисто бухгалтерский подход, можно сказать – подход мытаря, – сказал РИА Новости Константин Макиенко. – Задача поставлена так: снизить цену контракта. Отсюда и эта ситуация».

Куда деваться «тридцать пятому»?

Российская самолетостроительная корпорация «МиГ» представила на МАКС-2011 многофункциональный истребитель МиГ-35. Российские военные, несмотря на неудачу, которую «тридцать пятый» потерпел в недавнем индийском тендере, по-прежнему рассматривают его как кандидата для промежуточной модернизации постепенно устаревающего парка истребителей МиГ-29.

Однако время идет, а конкретной информации даже о планируемых закупках МиГ-35 все нет. И если ранее такую ситуацию можно было бы списать на общую «бескормицу», то сейчас этот аргумент уже не проходит: авиаторы начинают закупать нужную им технику.

Комментируя вопрос о будущем семейства МиГ-29/МиГ-35 в ВВС России, Игорь Коротченко отметил, что уже имеющиеся у ВВС истребители МиГ-29, скорее всего, не будут модернизироваться. Однако, по мнению Коротченко, Минобороны, помимо Т-50, может в некотором количестве закупить и МиГ-35. «Это нужно сделать хотя бы для того, чтобы поддержать экспортные перспективы этого самолета», – пояснил эксперт РИА Новости.

Первоначально проект МиГ-35 вырос из результатов применения опытно-конструкторских работ, проведенных РСК «МиГ» по модернизации уже упоминавшейся корабельной версии МиГ-29К. Эти два истребителя в значительной степени унифицированы. Однако МиГ-35 получил и ряд существенных усовершенствований, особенно в части бортового радиоэлектронного оборудования и новой авионики.

По мнению Константина Макиенко, наилучший выход, который в этом смысле может ждать программу МиГ-35, — это своего рода возвращение к корням. «Речь идет о максимально широком использовании созданных для МиГ-35 научно-технических и технологических решений при производстве и дальнейшем совершенствовании палубного истребителя МиГ-29К, – пояснил эксперт РИА Новости. – Чтобы тот еще 10-15 лет на голову превосходил палубную версию французских Dassault Rafale и будущий палубный Eurofighter Typhoon».

Нелегкая дорога легких истребителей

Прошедший авиасалон не внес ясности и в вопрос о том, видят ли российские авиастроители и военные нишу для второго истребителя пятого поколения – легкого. Напомним: четвертое поколение истребителей традиционно подразделялось на две группы.

Наследниками тяжелых американских двухдвигательных машин (F-15 Eagle) стал единственный пока в мире принятый на вооружение истребитель пятого поколения F-22 Raptor, а «кронпринцем» при отечественном Су-27 выступает уже упоминавшийся прототип Т-50.

Однако в нише легкого фронтового истребителя ситуация выглядит куда как более запутанной. Американский F-16 Fighting Falcon в ближайшее десятилетие сдаст вахту проходящему испытания F-35 Lightning II. А вот будет ли наследник пятого поколения у отечественного легкого МиГ-29, по-прежнему непонятно. Наблюдатель вправе задаться вопросом: раз уж МиГ-29/МиГ-35 идет в ВВС с таким скрипом, то не будет ли больше перспектив у новой разработки?

Отвечая на вопрос о возможности разработки легкого истребителя пятого поколения, Игорь Коротченко сказал РИА Новости, что, по его мнению, продемонстрированный на МАКСе Т-50 полностью закроет ниши и тяжелого, и легкого истребителей. «Она же станет и коммерческой платформой многофункционального фронтового истребителя», – предположил Коротченко, комментируя экспортные перспективы российских «пятерок».

По мнению же Константина Макиенко, возможность появления у России легкого истребителя пятого поколения будет в значительной степени определяться двумя факторами.

Во-первых, речь идет о графике загрузки научно-технических специалистов ОКБ Сухого. «В пользу проекта легкого истребителя играет тот факт, что когда инженеры Сухого закончат основные работы по Т-50, а это, по-видимому, произойдет к 2015-2017 годам, их надо будет чем-то загрузить, иначе кадровый потенциал будет утрачен», – предполагает Макиенко, предостерегая тем самым от повторения в «оборонке» типичной ситуации 90-х годов.

Вторым фактором в судьбе будущего легкого истребителя может стать разработка надежного и мощного авиадвигателя нового поколения. «Для реального легкого истребителя нужен двигатель с тягой 18, а лучше 20 тонн,  – считает Макиенко. – Если у нас появится такой двигатель, то будут перспективы и у легкой машины».

В данный момент подобного двигателя российское авиастроение представить не может. Однако, следуя логике унификации (примененной американцами при создании уже упоминавшихся двухдвигательного F-15 и однодвигательного F-16), можно предположить, что его роль в будущем сможет сыграть так называемый «двигатель второго этапа» (известный также под названием «изделие 129»), который сейчас разрабатывается для Т-50.

Те же и салон

Таким образом, получается, что прошедший авиасалон МАКС-2011 стал еще одним свидетельством сохраняющихся нестыковок в системе государственного оборонного заказа.

Отечественный военно-промышленный комплекс, составленный из оставшихся в живых, но заржавленных шестеренок советской оборонной индустрии, отвыкший от больших поставок современного вооружения, и менеджеров военного ведомства, не всегда способных четко сформулировать стратегию развития военной машины России, приходит в движение с большим трудом.

На целый ряд вопросов о линиях средне- и долгосрочного развития отечественной фронтовой авиации так и не получен исчерпывающий ответ (кроме более или менее понятной ситуации с Т-50).

Пути же реализации текущих оборонных проектов становятся все более извилистыми, отражая бескомпромиссность борьбы чиновников Минобороны, сражающихся за стоимость как мерило качества, против оборонных директоров, готовых стеной вставать за прибыль как фактор стратегического роста наукоемкой индустрии.

Этот процесс вечен, и он нормален для бизнеса и ведомств, блюдущих свой интерес. Однако столкновение текущей логики Минобороны, с одной стороны, и частных желаний промышленников, с другой, приводит пока лишь к срывам многомиллиардных контрактов и паузам в формулировании принципов дальнейшей трансформации вооруженных сил.

Константин Богданов, военный обозреватель РИА Новости