Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
2 сентября 2011, источник: Вести.Ru

Российские биржи завершили неделю в минусе

Российский фондовый рынок завершил неделю падением вслед за мировыми площадками. По итогам торгов индекс ММВБ снизился на 2,3% — до 1515,89 пункта. Индекс РТС упал ниже 1700 пунктов, составив 1657,25 пункта (-2,74%).

На ФБ ММВБ упали в цене акции ВТБ (-2,7%), «Роснефти» (-2,2%), «Ростелекома» (-2,4%), Сбербанка (-3%), «ЛУКОЙЛа» (-1,55%), «Газпрома» (-3,35%).

Аналитик ГК «Алор» Наталья Лесина полагает, что распродажи приостановятся, поскольку рынок труда — один из ориентиров для ФРС, а значит, такие данные лишь повышают вероятность нового денежного вливания — QE3.

Заместитель начальника отдела доверительного управления «Абсолют Банка» Иван Фоменко также уверен, что вряд ли негатив будет продолжительным. «Сейчас нужно смотреть дальше: плохие данные, с высокой долей вероятности, будут способствовать тому, что ФРС США в сентябре примет их во внимание, разрабатывая план стимулирования роста американской экономики.

Думаю, что инвесторы примут это во внимание, и уже в ближайшее время мы увидим рост биржевых индикаторов», — заключает он. Заместитель генерального директора по инвестиционному анализу ИК «Церих Кэпитал Менеджмент» Андрей Верников отмечает, что участники рынка не будут покупать акции «на слухах» о повышении суверенного рейтинга России ведущими агентствами.

«Факты нужны, когда повышение под большим вопросом. Кроме доходной части, бюджета, которая на 50% формируется предприятиями нефтегазового сектора, есть еще и расходная часть и с ней большие проблемы… Государство доказало что не может не “раздувать” расходную часть и в ближайшие годы собирается расширять госзаимствования. Поэтому позитив от высоких цен на нефть “виртуальный”.

Когда в этом году цены на нефть марки Brent выросли до 125 долларов за баррель, многие инвесторы покупали акции нефтегазового сектора в расчете на то, что аналитики их “продисконтируют”. Ну и что? Какая разница сколько стоит нефть, если прибыль забирает государство, а оставшиеся деньги нужны для развития производства в условиях стагнации добычи у частных компаний?», — задается вопросом он.