Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
19 декабря 2012, источник: ИноСМИ.Ру, (новости источника)

Рай кокаиновых переворотов

В Гвинею-Бисау шло столько наркотиков, что иногда сброшенные с самолетов или суден в море брикеты с кокаином выносило на берег и местные жители пытались использовать кокаин как муку, удобрение для растений или старались покрасить им стены хижин. На разбитых дорогах страны вдруг засверкали Porsche и BMW, в столице открылись шикарные рестораны и ночные клубы, магазины элитного алкоголя…

На этой неделе власти Ливии объявили о закрытии внешних границ с Алжиром, Нигером, Чадом и Суданом, а также о введении военного положения на юге страны. Глава временного правительства Ливии Али Зейдан заявил, что «пустынные районы на юге страны, население которых страдает от отсутствия безопасности, превратились в транзитный коридор для перевозки наркотиков, оружия и торговли людьми».

Хорошим примером того, во что в плане перевозки наркотиков могут превратиться в ближайшее время Ливия и другие страны Африки, может послужить печальная история Гвинеи-Бисау.

В 1980 году к власти в Гвинее-Бисау в результате переворота приходит Жуан Бернарду Виейра. Он держится на посту почти 20 лет, вплоть до 1999-го года. С конца 90-х годов небольшую страну с завидным постоянством потрясают военные перевороты, в итоге в 2005 году упорный Виейра снова становится президентом. С 2004-2005 годов Гвинея-Бисау и другие страны Западной Африки начинают активно использоваться южноамериканскими наркоперевозчиками как транзитный хаб для поставок кокаина в Европу.

Страна привлекала наркоперевозчиков многочисленностью (около 90) необитаемых прибрежных островов архипелага Бижагош, тотальной нищетой, слабостью властей, отсутствием реальных ВВС и ВМС. В 2008 году ВМС страны состояли из одного катера, а штат полиции по наркообороту включал 63 человека, из которых только половина имела оружие. В государстве была всего одна тюрьма на 40 человек с одним охранником, вооруженным пистолетом. Базы данных по преступлениям и преступникам отсутствовали как таковые, а компьютерные базы стали появляться лишь пару лет назад на деньги ООН. В 2006 году голландская полиция сняла с поличным только с одного рейса из Гвинеи-Бисау 32 (!) перевозчика кокаина. В Гвинею-Бисау шло столько наркотиков, что иногда сброшенные с самолетов или суден в море и не собранные брикеты с кокаином выносило на берег и местные жители пытались использовать кокаин как муку, удобрение для растений или пытались покрасить им стены хижин. На разбитых дорогах страны вдруг засверкали Porsche и BMW, ярко-желтые Хамммеры, мощные японские внедорожники, в столице открылись шикарные рестораны и ночные клубы, появились магазины элитного алкоголя, дорогие проститутки и охраняемые виллы пяти десятков поселившихся в стране колумбийских наркобаронов.

В ночь с 1 на 2 марта 2009 года в результате взрыва в штаб-квартире армии погиб начальник штаба вооруженных сил страны. Военные, верные погибшему начальнику штаба, атаковали президентский дворец. Президент Жуан Бернарду Виейра был убит. Всего за несколько дней до убийства президента Виейры в соседней Гвинее-Конакри военными был арестован Усмане Конте, старший сын скончавшегося в 2008 году диктатора Лансана Конте. Усмане схватили по обвинениям, связанным с наркотиками. В столице обнаружили нарколаборатории и химикаты для производства экстази на сумму в 154 миллиона долларов. В эфире национального телевидения Усмане сделал признание о своем участии в наркотрафике и подтвердил информацию о своих связях с колумбийскими картелями.
Суд над Усмане Конте транслировался по телевидению.

Однако, по мнению некоторых экспертов, это была попытка вывести из игры ряд уже сложившихся сетей наркоторговцев, в том числе южноафриканцев (складирование кокаина для чемпионата мира по футболу в Южной Африке в 2010 году), ливанцев (сбыт и финансы) и аргентинцев (поставки химикатов и оборудования и отмывание денег), которым покровительствовал Виейра. Наркотрафиком, по некоторым данным, после переворота стали заведовать сами гвинейцы, ганийцы и нигерийцы с помощью военных Гвинеи-Бисау и Гвинеи-Конакри. Уже в 2010 году США выдвигали обвинения высокопоставленным военным Гвинеи-Бисау, включая главкомов ВВС и ВМС, чьи матросы собирали кокаиновые посылки в море, в участии в наркотрафике. Все счета главкомов в США были заморожены. Наркотики находили на военных базах, а арестованные полицией замешанные в наркотрафике военные благополучно освобождались. Журналисты Гвинеи-Бисау, бежавшие в итоге из страны, также сообщали, что имели доказательства и лично наблюдали участие моряков и военных в разгрузке и погрузке кокаина.

13 апреля 2012 года в Гвинее-Бисау произошел очередной военный переворот. К власти пришла хунта, которую ЕС считает нелегитимной, а в мае 2012 года ООН сделала лидеров хунты персонами нон грата.

И вот тогда, весной 2012 года, наступил уже настоящий рай для наркоперевозчиков.

Только по приблизительным подсчетам ООН с апреля по июль 2012 года в Гвинее-Бисау совершили посадку 20 самолетов из Южной Америки с грузом кокаина на борту. Как минимум, каждый самолет привозит полторы тонны кокаина. То есть лишь за несколько месяцев в Гвинею-Бисау поставили примерно 30 тонн, а всего до последнего времени из всей Западной Африки в Европу шло 50 тонн ежегодно. Несомненно, Гвинея-Бисау поможет исправить эту цифру в сторону увеличения. Если в других странах Западной Африки наркотрафик является частью проблем существующих правительств, то в Гвинее-Бисау само правительство является главной проблемой. По оценкам Управления Организации Объединенных Наций по наркотикам и преступности (ЮНОДК) и американского Управления по борьбе с наркотиками, наркотрафик в стране находится под контролем хунты и испытывает небывалый рост перебрасываемых объемов кокаина. Ежегодный доход от наркотрафика в Гвинее-Бисау предположительно составляет 2 миллиарда долларов (в два раза больше ВВП страны). На границе с Сенегалом при помощи военных расчищаются площадки и строятся новые взлетно-посадочные полосы, а в стране вдруг резко стала ощущаться нехватка авиационного топлива.

Хунта отвергает все обвинения в участии в наркотрафике, требует доказательств увеличения объемов наркопотока, предлагает приехать специальной международной миссии для изучения вопроса и называет представителей ООН «бандитами», связанными с устраненным от власти экс-премьером. В стране с весны произошел ряд политических убийств, а начальник генштаба генерал Антониу Инджаи пригрозил арестами и смертью тем журналистам, кто будет задавать слишком много вопросов о гибели предыдущих президентов.

В Гвинее-Бисау существует бюро по борьбе с наркотиками, но у него нет финансов, чтобы заправить бензином даже пару своих машин, а агенты уходят с работы, потому что им банально нечего есть. Агентству от Министерства юстиции на содержание выделяется 85 долларов в неделю.

В конце октября этого года была совершена еще одна попытка военного переворота. Власти Гвинеи-Бисау заявили о подавлении в столице страны Бисау мятежа, инспирированного спецслужбами Португалии, Сообществом португалоязычных стран (SPLP) и экс-премьером. На днях, 13 декабря, Совет Безопасности ООН выразил озабоченность ситуаций в Гвинее-Бисау и готовность «рассмотреть возможные варианты сбора информации на высокопоставленных участников наркотрафика». Что-то подсказывает, что мы увидим еще не один переворот в этой маленькой стране.