Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
21 декабря 2012, источник: РИА Новости

Реанимационную помощь в СИЗО Магнитскому не оказывали — свидетель

МОСКВА, 21 дек — РАПСИ, Диана Гуцул. Свидетель, выступивший в Тверском суде Москвы по делу бывшего замначальника московского СИЗО «Бутырка» Дмитрия Кратова, высказал уверенность в том, что умершему в изоляторе аудитору Сергею Магнитскому не оказывали реанимационную помощь, сообщили РАПСИ в суде.

Кратов обвиняется в ненадлежащем исполнении должностных обязанностей, повлекшем смерть Магнитского. В пятницу суд продолжил допрос свидетелей по этому делу.

Свидетель Тимур Гусейнов, который приходится Магнитскому дядей и является анестезиологом-реаниматологом, сообщил суду, что не верит в то, что его родственнику оказывали реанимационную помощь.

«Это исключено. В посмертном заключении должна быть строка о реанимационных мероприятиях и их последствиях: повреждается сердце от непрямого массажа, например. Следы обязательно остаются, но на теле Сережи их нет», — сказал он.

Свидетель отметил, что при наличии дефибриллятора «невозможно, чтобы его не применили». «Это обязательная процедура при реанимации. Я не верю, что ему оказывали реанимационную помощь», — заключил он.

Ранее врач-хирург Александра Гаусс утверждала, что оказывала реанимационную помощь Магнитскому. Ее слова позже также опроверг врач-психиатр, сообщивший, что если Магнитского и пытались реанимировать, то уже тогда, когда он был мертв.

«Он был трудоголиком, любил людей и помогал им. Имел очень, повторю, очень завидное здоровье, исключительное. Вел здоровый образ жизни. Хронических заболеваний не имел», — рассказал о Магнитском его дядя. Он сообщил, что узнал об ухудшения здоровья Магнитского, когда тот находился в СИЗО.

«Непонятно, почему ему стало хуже в “Бутырке”, от чего лечили и зачем увезли. Объяснить его матери причину смерти мне было сложно. Внезапная смерть? От этого могут спортсмены умирать», — сказал Гусейнов. Он сообщил, что видел у Магнитского после смерти разбитые пальцы и раны на ладонях. Это, по его словам, заставило всех задумываться «о других причинах смерти».

«Результаты экспертиз постоянно изменялись, что-то добавлялось, что-то исключалось. Диагноз сахарного диабета посмертно поставить невозможно. Можно предполагать это на основе других показателей, но ставить диагноз — никогда», — сказал свидетель.

Перед дачей показаний он признался суду, что имеет неприязненные отношения к Кратову, хотя лично не знаком с ним. При этому Гусейнов пообещал суду быть объективным.