Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
24 декабря 2012, источник: BFM.ru

В гибели Сергея Магнитского виновных не нашли

Экс-заместителя начальника СИЗО «Бутырка» Дмитрия Кратова, который предстал перед судом как виновник смерти Сергея Магнитского, оправдали. Получается, что в смерти юриста фонда Hermitage Capital никто не виноват

В деле о гибели юриста британского фонда Hermitage Capital Сергея Магнитского произошел неожиданный поворот. Выступая в прениях сторон в Тверском суде столицы, гособвинитель потребовал вынести оправдательный приговор бывшему заместителю начальнику СИЗО «Бутырка» Дмитрию Кратову. Ему вменялась халатность, которая привела к гибели заключенного. Прокурор пришел к выводу, что в действиях врача «Бутырки» отсутствовал состав преступления.

Управляющий партнер аудиторской компании Firestone Duncan, налоговый и юридический консультант инвестиционного фонда Hermitage Capital Management 37-летний Сергей Магнитский скончался 16 ноября 2009 года от острой сердечной недостаточности в СИЗО «Матросская тишина». Туда его перевели за несколько часов до смерти из «Бутырки».

Магнитский обвинялся в уклонении от уплаты налогов с организаций (статья 199 УК) на сумму более 500 млн рублей.? Магнитского также подозревали в мошенничестве с налоговыми декларациями и хищении из госбюджета 5,4 млрд рублей. но до обвинения дело не дошло. В инвестфонде Hermitage Capital утверждают, что эта сумма была уплачена компаниями государству, но деньги украли коррупционеры, в число которых входили в том числе сотрудники правоохранительных и налоговых органов. Магнитский якобы раскрыл эту схему и поэтому его не выпускали из СИЗО.

Защищавший Магнитского адвокат Дмитрий Харитонов не исключает, что прокурор «сверху» получил указание отказаться от обвинения.

Смерть Сергея Магнитского вызвала большой общественный резонанс, в том числе на международном уровне.

Напомним, что в середине декабря американский сенат принял «список Магнитского», который предусматривает визовые и экономические санкции в отношении российских чиновников и сотрудников силовых структур, причастных, по мнению американских властей, к смерти юриста.

Ответным шагом с российской стороны стало принятие закона, согласно которому американским гражданам запрещается усыновлять российских детей. Его назвали «законом имени Димы Яковлева» в память о погибшем в США усыновленном ребенке из России.

Ответственными за гибель Магнитского сделали двоих — теперь уже бывшего заместителя начальника СИЗО «Бутырка» по лечебно-профилактической работе Дмитрия Кратова и лечащего врача заключенного Ларису Литвинову. Ей вменялось «причинение смерти по неосторожности» (часть 2 статьи 109 УК РФ), за что Литвиновой грозило до трех лет лишения свободы. Однако в апреле этого года СКР прекратил ее дело за истечением срока давности.

Поэтому на скамье подсудимых оказался один Кратов. В ходе судебного процесса, который начался в сентябре этого года, он не признал вину. Между тем, по статье «халатность, повлекшая по неосторожности смерть человека» (часть 2 статьи 293 УК), ему грозило до пяти лет лишения свободы.

«Бессимптомная» болезнь

Все ждали, что сегодня гособвинитель запросит для него срок, но позиция прокуратуры неожиданно поменялась.

Гособвинитель Дмитрий Боков заявил, что считает недоказанной вину подсудимого. Напомнив фабулу обвинения, он отметил, что Кратову вменялось ненадлежащее исполнение обязанностей, а именно то, что за четыре месяца нахождения Магнитского в Бутырском СИЗО — с июля по ноябрь 2009 года — Кратов не организовал проведение необходимых лечебных и диагностических мероприятия и не осуществлял контроль за больным, когда тот находился на лечении в терапевтическом отделении.

Однако гособвинитель счел, что между действиями Кратова и наступившими последствиями отсутствует причинно-следственная связь.

Он пришел к выводу, что медик «действовал в рамках закона и в соответствии с должностными инструкциями». Боков обратил внимание на то, что лечащий врач Магнитского Лариса Литвинова не докладывала Кратову о состоянии здоровья заключенного, который страдал желчнокаменной болезнью, калькулезным холециститом и панкреатитом. Не делала этого и фельдшер, которая несколько раз оказывала Магнитскому помощь. В то же время жалобы на здоровье либо неоказание медицинской помощи Кратову от самого заключенного не поступали. Согласно представленным в суд документам, Магнитский лишь однажды обратился к начальнику СИЗО Дмитрию Комнову с просьбой дать ему кипятильник, и его просьбу удовлетворили.

«Таким образом, Кратов действовал на основании должностной инструкции. Другой вопрос — это установление причины смерти Магнитского», — сказал гособвинитель. Он подчеркнул, что она устанавливалась экспертами на беспрецедентно высоком уровне с привлечением специалистов из разных областей.

Медики пришли к выводу, что Магнитский скончался в «Матросской тишине» от острой сердечной недостаточности, а именно от кардиомиопатии, то есть истощения ресурса сердечной мышцы. Причиной, влияющей на возникновение этого заболевания, могла быть большая физическая нагрузка или стресс, констатировали они.

«Согласно заключению комиссии экспертов из Бюро судебно-медицинской экспертизы Минздрава, заболевание, обнаруженное у Магнитского, может клинически протекать бессимптомно», — сказал Боков.

«Прошу вынести оправдательный приговор за отсутствием в действиях Кратова состава преступления», — резюмировал прокурор.

Это решение не удивило адвокатов потерпевших, которыми признаны мать и вдова погибшего. При этом представляющий интересы последней Дмитрий Харитонов отметил, что Магнитский, которого он защищал при жизни, написал не менее полусотни жалоб на содержание под стражей, состояние здоровья и неоказание медицинской помощи. «Все это уходило в никуда», — отметил юрист. При этом он не исключил, что сотрудники режимной службы могли выбросить их, так и не передав руководству СИЗО.

Он и родные погибшего считают, что Магнитского фактически убили. Его могли бить перед смертью, поскольку после кончины на его теле были обнаружены свежие ссадины и ушибы.

«Я так и осталась в неведении, как погиб мой сын», — сказала мать погибшего Наталья Магнитская. Она не верит в то, что кто-нибудь боролся за жизнь ее сына и считает, что реанимационные мероприятия в «Матросской тишине» были инсценированы врачом изолятора Александрой Гаус уже после того, как умер арестованный.

Мать Магнитского заявила, что не верит в невиновность подсудимого.

Кратов дважды был в Чечне, на процессе его характеризовали только с лучшей стороны. Но, по мнению Натальи Магнитской, суд просто не хотел увидеть другую сторону медали. «Суд не стал допрашивать свидетелей — сокамерников Сергея. Они могли бы рассказать об условиях содержания в изоляторе и как выбрасываются их заявления», — сказала она. По ее мнению, Дмитрий Кратов далеко не такой отзывчивый человек, каким его представляют. Стоя в очереди на прием к нему, она побеседовала с матерью другого заключённого, которая плакала и говорила, что ее сыну необходимо срочное переливание крови, но Кратов отказал ему в госпитализации.

Представляющий интересы Натальи Магнитской адвокат Николай Горохов просил либо возобновить судебное следствие для проведения по делу ряда экспертиз и вызова свидетелей, либо вернуть дело в прокуратуру для предъявления Кратову более тяжкого обвинения.

«Когда мы пытались представить доказательства виновности Кратова, суд не дал нам этого сделать», — заявил Горохов BFM.ru. Он отметил, что судья Татьяна Неверова не позволила потерпевшим задать свидетелям вопросы, которые их интересовали, отказывала потерпевшим в вызове свидетелей, которых они хотели допросить. Удовлетворив же просьбу потерпевших о допросе сокамерника Магнитского, она направила повестку по месту его прописки, хотя было известно, что это человек отбывает срок в колонии. В итоге очевидца событий не допросили.

Адвокат подсудимого Роман Кучин признался BFM.ru, что изменение позиции прокуратуры и для него стало полной неожиданностью. «Однако с моей точки зрения, в ходе процесса стала очевидна невиновность Кратова. Жалобы Магнитского нигде не регистрировались, о них стало известно в ходе следствия», — сказал он.

Как и мать Магнитского, Кучин склоняется к тому, что в «Матросской тишине» Магнитского не пытались вернуть к жизни, несмотря на все заверения Александры Гаус.

Кстати, сегодня стало известно, что адвокат Магнитского Дмитрий Харитонов еще месяц назад подал заявление в Следственный комитет России, в котором он просит привлечь к уголовной ответственности сотрудницу «Матросской тишины». Ответа он пока не получил.

«Все равно это фарс, а Кратов — стрелочник», — сказал Харитонов о сегодняшнем выступлении прокурора. По его мнению, за гибель Магнитского в СИЗО должен ответить целый ряд лиц: следователь, сотрудники СИЗО и медики обоих изоляторов.

Подсудимый занял сторону правозащитников

Сам Дмитрий Кратов (в настоящее время он работает в «Бутырке» врачом-лаборантом) убеждал BFM.ru в том, что сожалеет о гибели Магнитского, но никак «не мог повлиять на то, что произошло с ним в “Матросской тишине”. Он считает, что причина гибели заключенного в том, что тюремная медицина находится в ведении ФСИН, а не министерства здравоохранения. Как следствие — нехватка персонала, техники и лекарств.

“Необходимо перевести ее в ведение Минздрава, чтобы каждый заключенный мог пользоваться возможностями обязательного медицинского страхования”, — поддержал Кратов давнюю идею правозащитников.

Ожидается, что приговор суда будет оглашен 28 декабря. Скорее всего, он будет оправдательным. Днем раньше в Тверском суде пройдет предварительное слушание по уголовному делу в отношении самого Сергея Магнитского. Вместе с ним по делу проходит глава фонда Hermitage Capital Уильям Браудер. Он проживает в Великобритании, поэтому его будут судить заочно. Родные погибшего уверены, что Магнитского осудят посмертно. Они заявили, что намерены проигнорировать этот процесс.