Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
23 января 2013, источник: BFM.ru, (новости источника)

Потерпевшие по делу «Хромой лошади» требуют сатисфакции

В Ленинском районном суде Перми вступил в завершающую стадию процесс по делу о пожаре в клубе «Хромая лошадь», который унес жизни 156 человек. Выступая сегодня в прениях сторон, прокурор запросил самое суровое наказание владельцу клуба Анатолию Заку

В Ленинском районном суде Перми вступил в завершающую стадию процесс по делу о пожаре в клубе «Хромая лошадь», жертвами которого стало 156 человек.

Выступая сегодня в прениях сторон, прокурор потребовал для восьми подсудимых от двух лет лишения свободы в колонии-поселении до 10 реальных лет заключения. Самое суровое наказание гособвинитель запросил для фактического владельца клуба Анатолия Зака.

Накануне гособвинитель Вячеслав Казаринов предложил назначить довольно мягкое наказание — 2 года лишения свободы в колонии-поселении — экс-главе краевого Госпожнадзора Владимиру Мухутдинову.

Этот срок подсудимый уже фактически отсидел во время следствия и суда, и был освобожден под залог в 5 млн рублей в августе прошлого года.

Мухутдинову вменяется два эпизода: визирование составленного его подчиненными липового заключения о соблюдении клубом «Хромая лошадь» правил пожарной безопасности (ч.3 ст. 285 УК — злоупотребление должностными полномочиями, повлекшее тяжкие последствия — до 10 лет колонии) и подписание аналогичного документа для магазина «Ля Кав» (часть 1-я статьи 285 УК — злоупотребление должностными полномочиями, если это деяние совершено из корыстной или иной личной заинтересованности и повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан — до 4-х лет лишения свободы). Подсудимый вину отрицал.

В прениях сторон прокурор неожиданно предложил переквалифицировать обвинение по первому эпизоду с части 3-й на часть 1-ю статьи 285 УК и приговорить Мухутдинова к трем годам лишения свободы. При этом он просил освободить подсудимого от наказания за истечение срока давности. А по второму эпизоду Вячеслав Казаринов собственно и запросил для Мухутдинова два года колонии-поселения.

Сегодня прокурор озвучили сроки, которые он считает справедливыми для остальных фигурантов: фактического владельца клуба Анатолия Зака, исполнительного директора «Хромой лошади» Светланы Ефремовой, арт-директора клуба Олега Феткулова, устроителей файер-шоу Игоря и Сергея Дербеневых и подчиненных Владимира Мухутдинова— пожарных инспекторов Дмитрия Рослякова и Натальи Прокопьевой.

Наибольший срок — 10 лет лишения свободы — гособвинитель запросил для Анатолия Зака. Это максимальный срок, предусмотренный вмененной ему частью 3-й статьи 238 УК РФ (оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекшим по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью и гибель людей).

За совершение аналогичного преступления прокурор потребовал для Олега Феткулова четырех лет и 10 месяцев в колонии-поселения с отсрочкой исполнения приговора до достижения его ребенком 14-летнего возраста.

Светлану Ефремову он предложил осудить на два года в колонии-поселении.

Прокуратура сочла доказанной вину Дмитрия Рослякова и Натальи Прокопьевой в халатности (часть 3-я статьи 293 УК РФ). По мнению гособвинителя, подсудимых нужно приговорить к 5 и 4,5 года колонии-поселения соответственно. При этом, по мнению Казаринова, наказание Прокопьевой следует также отсрочить до достижения ее ребенком 14-летнего возраста.

Для пиротехников Сергея и Игоря Дербеневых гособвинитель потребовал по 5 лет в колонии общего режима с запретом в течение трех лет после освобождения заниматься пиротехнической деятельностью.

Процесс длится с октября 2010 года

Напомним, процесс длится уже больше двух лет — с октября 2010 года. Тогда под стражей находились пятеро подсудимых, включая Анатолия Зака. К концу разбирательства Анатолий Зак остался в СИЗО один — остальных выпустили либо под подписку о невыезде, либо освободили под залог.

Сама же трагедия в пермском клубе «Хромая лошадь» произошла в ночь на 5 декабря 2009 года, когда отмечалось восьмилетие заведения. Пожар вспыхнул во время файер-шоу — фейерверка из так называемого холодного огня.

Следствие пришло к выводу, что причиной случившегося стало нарушение пожарной безопасности, строительных норм и правил. В качестве звукоизолирующего материала для стен был использован пенополистирол, который при горении выделяет ядовитые вещества. В клубе отсутствовало аварийное освещение, а нарушения при размещении эвакуационных выходов привели к тому, что посетители не смогли экстренно покинуть клуб при пожаре. Большинство из них умерли не от ожогов, а отравились продуктами горения. Погибли 156 человек, еще 83 были ранены.

«Мы требуем максимального наказания всем обвиняемым»

Потерпевшими по делу следствие признало 400 человек. Это выжившие и родственники погибших. Как сообщили BFM.ru в Пермском областном суде, в ходе судебного процесса пострадавшие предъявили иски о возмещении морального и материального вреда (расходы на лечение, похороны, стоимость сгоревших вещей — BFM.ru).

В общей сложности они требуют взыскать порядка 20 млрд рублей. «В прениях сторон, прокурор оставил вопрос об их разрешении на усмотрении суда», — сообщил собеседник портала.

Сегодня же в прениях выступили потерпевшие. В зале суда их набралось более двух десятков человек. Пострадавшие не скрывали, что возмущены просьбой прокуратуры о наказании для Владимира Мухутдинова.

Потерпевшая Лариса Лукьянова озвучила заявление, подписанное всеми присутствующими в зале. Они выражали «решительный протест» против переквалификации обвинения Мухутдинова на менее тяжкое.

По мнению родных погибших, бывший глава краевого Госпожнадзора — «один из главных виновников трагедии». «Мы требуем максимального наказания всем обвиняемым по тем статьям, что им предъявлены», — озвучила Лукьянова общее мнение.

Защита Зака: «Он только инвестор»

Планировалось, что сегодня в прениях сторон выступят подсудимые и их адвокаты. Первым собирались предоставить слово Анатолию Заку. Однако в процесс прервали до 30 января.

Его адвокат Павел Яковлев напомнил, что, в отличие от остальных подсудимых, некоторые из которых признали вину частично, а некоторые — полностью, его подзащитный никогда не соглашался с предъявленным обвинением.

«Зак никогда не оказывал никаких услуг. Он инвестор, который вложил деньги в клуб и, как любой инвестор, получал доходы, — сказал защитник. — Естественно, он контролировал траты, от которых зависел его доход, и все крупные траты с ним согласовывались. Но единственное, что он делал, — это получал доход от своих инвестиций».

Защитник отметил, что доходами от клуба его подзащитный распоряжался лишь первое время, позже деньги пошли на погашение долгов Зака перед другими людьми. Яковлев сказал, что это мог бы подтвердить арендатор клуба Александр Стеклянов, который по просьбе Зака распоряжался деньгами владельца клуба, но он, к сожалению, погиб при пожаре.

Адвокат сказал, что в прениях сторон он будет требовать вынести своему клиенту оправдательный приговор, но не верит в успех: «Оправдательный приговор был бы похож на землетрясение в местности, где никогда не было подобных явлений», — признался Яковлев.

Он считает, что обвинительный приговор по делу был предрешен интервью, которое еще в феврале 2010 года глава дал глава Следственного комитета России Александр Бастрыкин. В нем он заявил о виновности Анатолия Зака.

После прений сторон подсудимые выступят с последним словом, после чего суд удалится на вынесение приговора. По прогнозам участников процесса, на это может уйти от одного до трех месяцев.

Это уже будет второе решение по делу: 14 мая 2012 года суд приговорил одного из совладельцев клуба — Константина Мрыхина — к 6,5 года колонии. Он полностью признал вину, и его дело рассмотрели в особом порядке.