Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
29 января 2013, источник: Коммерсантъ-Online

Подготовку к мятежу предложили перевести на строгий режим

Свердловский областной суд приступил к прениям сторон по уголовному делу ветерана ВДВ Леонида Хабарова, который, по версии следствия, совместно с другими членами ячейки «Народного ополчения имени Минина и Пожарского» готовил вооруженный мятеж. Вчера гособвинение полностью поддержало версию следователей ФСБ и предложило назначить наказание подсудимому в виде 11 лет колонии строгого режима. Защита намерена доказать, что дело было сфабриковано, а признательные показания некоторых его фигурантов были получены под давлением.

Поддержать подсудимых, среди которых были полковник ВДВ в отставке Леонид Хабаров (до ареста руководил Институтом военно-технического образования и безопасности Уральского федерального университета), заслуженный изобретатель Виктор Кралин и пенсионер Александр Ладейщиков, на вчерашние прения сторон пришло более десятка их родственников и друзей. Еще до начала процесса родственники были уверены, что гособвинение откажется от ряда доказательств. «В ходе процесса были показания свидетелей, которые прямо говорили о давлении со стороны следствия»,— отмечал сын полковника Хабарова Дмитрий Хабаров.

Но, когда гособвинитель Денис Абашев начал зачитывать свою речь, стало понятно, что прокуратура отказываться от обвинений не будет. В ходе двухчасового выступления он полностью пересказал все доказательства, изложенные в обвинительном заключении. Как следовало из его речи, подсудимые входили в свердловское отделение незарегистрированного общественного движения «Народное ополчение имени Минина и Пожарского», лидером которого считается бывший полковник ГРУ Владимир Квачков. Уральских ополченцев, как считает обвинение, возглавлял безработный Александр Ермаков (в июне 2012 года был признан психически нездоровым и направлен на принудительное лечение), а идейным вдохновителем был один из героев войны в Афганистане Леонид Хабаров. По данным УФСБ по Свердловской области (расследовало уголовное дело), члены ячейки намеревались 2 августа 2011 года, в День ВДВ, провести операцию «Рассвет» «по свержению конституционного строя». Планировалось, что они ликвидируют руководителей силовых ведомств региона, духовных лидеров, взорвут синагогу и после этого, завладев оружием в армейских частях Екатеринбурга, мобилизуют екатеринбуржцев и организуют военный поход на Москву. В столице же должен был произойти военный переворот. Однако операция не состоялась — все члены ячейки были задержаны сотрудниками ФСБ. Примечательно, что кроме ст. 279 УК РФ («Вооруженный мятеж»); ст. 222 УК РФ («Незаконное хранение и приобретение оружия и боеприпасов») и ст. 205-1 УК РФ («Содействие террористической деятельности») Леониду Хабарову были предъявлены обвинения и по ст. 228 УК РФ («Незаконное приобретение и хранение наркотических или психотропных веществ»). Поводом для этого послужили изъятые у него дома девять шприцев с промедолом (аналог морфина). Как считает гособвинение, данные наркотики повстанцы могли использовать в качестве средства первой помощи своим бойцам при захвате власти в Екатеринбурге.

Кроме того, в своем выступлении гособвинитель назвал недоказанной версию защиты Леонида Хабарова и Виктора Кралина (оба находятся под стражей) о непричастности подсудимых к возможному мятежу. В частности, господин Кралин пытался в ходе судебного процесса заявить, что давал на следствии признательные показания под давлением. «В ходе процесса эти факты не были подтверждены, поэтому первоначальные показания могут быть приняты в качестве доказательства»,— сказал прокурор. Правда, гособвинитель отметил, что в качестве смягчающих вину обстоятельств нужно учесть боевые награды Леонида Хабарова (орден Красного Знамени и орден «За военные заслуги») и пенсионный возраст всех подсудимых. «Однако исправление подсудимых, по мнению обвинения, без изоляции невозможно»,— заключил Денис Абашев и попросил назначить полковнику Хабарову 11 лет колонии строгого режима, Виктору Кралину — 7 лет колонии общего режима и Александру Ладейщикову (полностью признал свою вину) — 6 лет колонии общего режима. Обнародованные сроки вызвали в зале заседания негодование родственников.

Адвокат подсудимого полковника Андрей Бурмистров заявил «Ъ», что полностью не согласен с трактовкой прокурора. «Не было анализа показаний множества свидетелей. Прокурор просто зачитал те протоколы и показания, которые были составлены еще в ходе предварительного следствия. В суде люди говорили и поясняли гораздо больше. В своем выступлении в прениях мы приведем все эти данные»,— подчеркнул защитник.

Игорь Лесовских, Екатеринбург