Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
6 февраля 2013, источник: BFM.ru

«Решальщика» Каганского не выпустили под залог

В Хорошевском суде Москвы сегодня прошло предварительное слушание по уголовному делу в отношении бывшего сотрудника МВД Максима Каганского. Его называют человеком, способным за деньги «решать» вопросы с расследованием практически любых уголовных дел

На заседание суда Каганского доставили под конвоем вместе с предполагаемыми соучастниками — Романом Емельяновым, Дмитрием Чуприным и Владимиром Кирилловым.

Вплоть до своего задержания в сентябре 2011 года первые двое работали у него охранниками, а последний был водителем.

Пятая фигурантка дела — бывший следователь по особо важным делам ГУВД Москвы (ныне ГУ МВД РФ по Москве) Нелли Дмитриева, находящаяся под подпиской о невыезде — тоже присутствовала в суде. Ее сопровождал адвокат.

Мера пресечения

В соответствии с законом слушание проходило в закрытом режиме. Одним из первых встал вопрос о мере пресечения.

Гособвинители (в деле участвуют два прокурора) высказались за то, чтобы оставить Каганского и его «приближенных» в СИЗО. Адвокаты же настаивали на изменении их подзащитным меры пресечения на не связанную с лишением свободы, например, подписку о невыезде.

Защитники Каганского и вовсе предложили суду отпустить своего клиента под залог в 10 млн рублей. Эту сумму готова была внести жена Каганского Анастасия.

Адвокат подсудимого Владимир Жеребенков заявил о невозможности слушать дело и ходатайствовал о возвращении его прокурору. По его мнению, этому мешают недостатки, которые были допущены при составлении обвинительного заключения. «В нем нет ссылок на доказательства защиты. Более того, некоторые показания свидетелей не соответствуют действительности. То есть человек говорил одно, а следователь пишет совершенно другое», — привел BFM.ru Жеребенков один из своих аргументов.

«Услуги» за 3 млн долларов

Каганскому и его предполагаемым соучастникам вменяют в вину вымогательство 3 млн долларов у одного из руководителей компании «Медика» Бориса Юдина.

Коммерсант опасался перейти в разряд обвиняемых по делу о контрабандном ввозе в Россию (статья 188 УК) и последующей продаже по завышенной цене томографа для одной из карельских больниц. Это дело вела Нелли Дмитриева.

Бизнесмен обратился за помощью к Максиму Каганскому, который хвастался тем, что близко знаком с бывшим замначальника департамента экономической безопасности МВД (ныне Главное управление экономической безопасности и противодействия коррупции) Андреем Хоревым, а также хорошо знает Нелли Дмитриеву и начальника ГСУ ГУ МВД по Москве Ивана Глухова.

Свою помощь в решении вопроса Каганский оценил в 5 млн долларов. В процессе переговоров он снизил сумму до 3 млн долларов. За эту сумму Юдину пообещали, что он останется свидетелем, а с его бизнес-партнера Алексея Царькова снимут обвинение. Юдин согласился, но позже обратился в ФСБ.

23 сентября 2011 года при получении первого «транша» задержали водителя и охранника Каганского. На встречу с ними в кафе Юдин принес 50 тысяч евро и тысячу долларов, а также «куклу» из евро и долларов, имитирующую сумму, эквивалентную почти 50 млн рублей.

Самому же Максиму Каганскому удалось незамеченным покинуть кафе. Несколько месяцев он провел в бегах, прежде чем 17 января 2012 года был задержан под Новосибирском и доставлен в Москву.

Последствия скандала

5 октября 2011 года Пресненский суд арестовал Нелли Дмитриеву. Вначале она отрицала свою вину. Во время ареста следователь заявила, что от нее якобы требовали дать показания на генерала Ивана Глухова о том, что часть взятки предназначалась именно ему. Кстати, скандал, разразившийся после ареста Дмитриевой, стоил ему должности.

Арест Дмитриевой привлек внимание СМИ не только из-за крупного размера взятки, но и в связи с тем, что она принимала участие в расследовании дела юриста инвестфонда Hermitage Capital Сергея Магнитского.

Спустя четыре месяца после ареста Дмитриева частично признала вину и стала сотрудничать со следствием. В феврале 2012 года ее освободили под подписку о невыезде. Ей, а также другим фигурантам дела, инкриминировали покушение не мошенничество в особо крупном размере (ст. 30 и ст. 159 УК). Следствие пришло к выводу, что следователь не могла повлиять на судьбу уголовного дела о контрабанде томографа, которое к тому времени у нее изъял Следственный департамент МВД.

Несмотря на то, что на протяжении расследования СКР не раз заявлял, что следователи полны решимости установить «и другие эпизоды преступной деятельности Максима Каганского», им удалось добавить к основному обвинению лишь один небольшой эпизод на сумму 800 тысяч долларов.

Здесь также потерпевшими проходит руководители «Медики», которые являлись фактическими владельцами другой фирмы — «Медкор-2000». Они показали, что заплатили Каганскому деньги за решение вопроса о прекращении уголовного дела, возбужденного Следственным управлением по ЦАО в январе 2008 года по факту уклонения от уплаты налогов.

Следователи пришли к выводу, что здесь тоже имела место афера: Каганский обещал передать деньги сотрудникам правоохранительных органов, но на самом деле присвоил их.

«Случайные люди»

Предварительное слушание по делу Каганского заняло в общей сложности четыре часа. Судья счел, что оснований для возвращения дела прокурору нет, а всем фигурантам дела стоит оставить прежнюю меру пресечения. Каганскому, Емельнову, Чуприну и Кириллову продлили арест до 22 июля. Дмитриева же осталась под подпиской.

Ожидается, что к рассмотрению дела по существу суд приступит 18 февраля. В этот день подсудимые выскажут свое отношение к предъявленному обвинению. Большинство из них отрицают вину.

«Охранники и водитель Каганского в этой истории совершенно случайные люди. Они утверждают, что Максим отправил их на встречу к Юдину, чтобы забрать некие документы для растаможки», — заявил BFM.ru Владимир Жеребенков. Он отметил, что и его клиент будет настаивать на оправдательном приговоре суда. «Он считает, что имела места “провокация” взятки со стороны Бориса Юдина», — сказал адвокат. В чем заключается частичное признание Нелли Дмитриевой пока неясно: она и ее защитник наотрез отказались давать комментарии.