Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
8 февраля 2013, источник: dostup1.ru

Сергей Старицын, начальник челябинского УФСБ: Результаты антикоррупционной деятельности обнародуем намеренно

Как в регионе борются с терроризмом, кто чаще всех везет наркотики на Южный Урал, и как обстоят дела с выявлением коррупционеров – об этом руководитель Управления федеральной службы безопасности по Челябинской области рассказал в интервью Агентству новостей «Доступ».

Как в регионе борются с терроризмом, кто чаще всех ввозит наркотики на Южный Урал, и как обстоят дела с выявлением коррупционеров – об этом руководитель Управления федеральной службы безопасности по Челябинской области рассказал в интервью Агентству новостей «Доступ».

Артерии терроризма

— Сергей Геннадьевич, как Вы ранее отмечали, главная задача, которую сегодня решают контрразведчики, борьба с терроризмом. Как с этим обстоят дела на Южном Урале?

— Угроза терроризма не является специфической исключительно для Северного Кавказа. Часто силовиками фиксируются подобные проявления в Татарстане, Башкирии, регионах центральной России (к примеру, в Санкт-Петербурге). Кроме того, у таких угроз прослеживается тенденция к распространению на другие регионы страны.

В течение 2012 года ФСБ России пресекла 92 теракта на территории Российской Федерации, но к сожалению, ряд террористических событий все же произошел. Среди них – взрыв на границе между Ингушетией и Северной Осетией, теракт в Татарстане. Мы прилагаем максимум усилий, чтобы не допустить подобных ситуаций в других территориях России.

В частности, на Южном Урале в 2012 году вскрыта деятельность одного из представителей радикальных структур, который в домашних условиях пытался изготовить самодельное взрывное устройство, чтобы впоследствии его взорвать в месте массового пребывания людей (19-летний житель Миасса, ранее состоявший в рядах скинхедов, намеревался изготовить дома взрывчатку и подложить ее под ларек, принадлежащий лицам неславянской национальности. – Прим. АН «Доступ»). В отношении парня завели уголовное дело по части 3 статьи 30, части 1 статьи 223 УК РФ (незаконное изготовление оружия), а также по части 3 статьи 234 УК РФ (незаконный оборот сильнодействующих или ядовитых веществ в целях сбыта). Он был осужден и сейчас отбывает наказание в Челябинской области.

Мы всеми силами боремся с таким опасным явлением, как терроризм. Отмечу, что одной из его питающих артерий является незаконная миграция, сопряженная с проникновением на территорию РФ лиц, исповедующих радикальные формы ислама, вступающие в конфронтацию с государством и навязывающие ему собственные взгляды. Опасность, исходящая от этой категории мигрантов, достаточно серьезная.

— В Челябинской области такая угроза существует?

— В 2012 году мы вскрыли деятельность целого ряда запрещенных в России религиозных организаций. Так, наше управление расследовало уголовное дело в отношении сторонников запрещенной исламской партии «Хизб ут-Тахрир». Пять человек привлечено к уголовной ответственности. Кроме оказания пособничества терроризму, им вменяется попытка захвата власти. Рассмотрением дела сейчас занимается Челябинский облсуд. 

Кроме того, на Южном Урале пресечена деятельность запрещенных в Казахстане сект «Аят» и «Ата Жолы».

УФСБ активно выявляет экстремистские материалы, которые размещаются на различных сайтах в интернете. Мы предпринимаем меры для их закрытия и ограничения доступа к ресурсам провайдерами. В частности, в интернете распространялось видео «История и причины возникновения Хизб ут-Тахрир». Мы обратились в прокуратуру Челябинской области и предложили принять по материалу судебное решение.

— Кстати о «Хизб ут-Тахрир». По словам следователей и прокурора Челябинской области, дело по статье 278 УК РФ, рассматриваемое сейчас облсудом, является уникальным для региона…

— Уголовное дело по «Хизб ут-Тахрир» в отношении религиозных экстремистов – первое в Челябинской области и второе в России, расследуемое по части 1 статьи 30, статье 278 УК РФ (попытка и приготовление к насильственному захвату власти). Ранее аналогичный процесс в отношении 11 участников «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» прошел в Татарстане. При расследовании мы опирались на опыт татарских коллег.

Почти 60 кг «дури»

— Не менее активно УФСБ работает в антинаркотическом направлении. Какими здесь результатами можете похвастаться?

— Это тоже одно из значимых направлений. Деятельность организованных наркогруппировок сопряжена с незаконной миграцией. Наркотрафик опасен еще и тем, что достаточно серьезные денежные суммы от реализации наркотиков поступают, в том числе, лицам, разворачивающим экстремистскую деятельностью на территории Челябинской области и Северного Кавказа. Это так называемая помощь исламским братьям.

В 2012 году мы вскрыли шесть международных и три российских наркоканала, изъяли из незаконного оборота свыше 56 кг наркотиков: 43 кг героина, шесть – марихуаны, по четыре – гашиша и синтетических веществ.

По материалам нашего управления возбуждено свыше 70 уголовных дел, к уголовной ответственности привлечено более 60 граждан, 45 из них осуждено.

— В последнее время много говорится об активной борьбе правоохранителей с распространением синтетических наркотических средств, известных в народе как «спайс» или «соль». Как реально обстоят дела в этом направлении?

— Мы наблюдаем тенденцию активизации поступления в регион синтетических наркотиков. УФСБ ведет активную работу по пресечению такой деятельности, но только выявляем и привлекаем к ответственности одну группу, как на ее место приходит другая. При этом поступает «синтетика» по самым разным каналам: и из-за рубежа, и по внутрироссийским направлениям. Везут достаточно много, но и попадают в поле зрения правоохранителей тоже достаточно часто.

— Откуда чаще всего поступают наркотики на Южный Урал?

— Среди каналов поставок традиционно Казахстан и Таджикистан, «синтетика» идет из Китая и со стороны европейских государств.

Оружейный улов

— Сопряжено с этими проблемами распространение средств совершения террористических актов. Речь идет об оружии и боеприпасах. В 2012 году мы изъяли из незаконного оборота 20 единиц огнестрельного оружия, а кроме того – 2 617 боеприпасов, семь самодельных взрывных устройства и около килограмма взрывчатых веществ.

Как правило, изымаем не в результате целенаправленных мероприятий, а попутно – реализуя оперативные действия по преступным группировкам.

Взрывчатые вещества изымали в тех районах, где сосредоточено их промышленное производство. В частности, работали с «Южуралзолотом», где выявлены нарушения хранения и использования взрывчатых веществ.

ОПГ со стажем

— В ноябре 2012 года в Миассе поймали одного из лидеров и участника преступной группировки общероссийского масштаба, киллеры которой устраняли конкурентов на Южном Урале и выполняли «заказы» в других регионах России. Сейчас говорят о возможной причастности высокопоставленных должностных лиц к деятельности этой ОПГ в Миассе. Такую версию проверяете?

— Межрегиональная группировка состояла из 10 человек, в том числе двух южноуральцев – Сергея Чащина и Ралифа Фаизова. Они выполняли задания по всей России. На тот момент речь шла о 34 убийствах в самых разных регионах России, в том числе о трех – на территории Челябинской области.

С 1999 по 2011 годы криминальная организация совершила более 40 тяжких и особо тяжких преступлений на территории Москвы и Московской, Ростовской, Челябинской областей, а также Краснодарского края.

По версии следствия, Сергей Чащин причастен к созданию банды и совершению на территории Миасса убийств, в том числе совместно с Фаизовым. В частности, на их счету смерть предпринимателя Гаврилова в 2001 году, покушение на убийство Имерова в 2002 году и убийство Падучина в 2005 году. Кроме того, Фаизов обвиняется в совершении покушения на убийство предпринимателя Кривенкова в Ростове-на-Дону и его убийстве на территории Москвы вместе с его охранником Порохней в 2006 году.

Само дело расследуется Следственным комитетом России. Мы занимались тем, что касается Южного Урала. Если у следствия появятся вопросы по линии представителей власти и их причастности к деятельности группировки, и перед нами поставят задачи, естественно, мы будем отрабатывать эти версии, но пока такого нет. Следствие ставит такие задачи на основании фактически полученных материалов.

Антикоррупционная лавина

— Конец 2012 года ознаменовался для Челябинской области громким коррупционным скандалом, серией обысков и арестом высокопоставленных лиц…

— Борьба с коррупцией – одно из самых резонансных направлений работы УФСБ. Все результаты мы намеренно публично предъявлять обществу, чтобы граждане понимали, что речь идет не о какой-то ангажированной деятельности. Никаких заказных дел мы не возбуждаем – мы ведем расследование выявленных преступлений. Их за последнее время было достаточно много.

С 2010 года в этом направлении работаем в формате эксперимента, который проводится Генпрокуратурой УрФО: выделяем конкретные коррупционноемкие направления и уже по ним проверяем, имели ли место противоправные действия. На сегодня работа ведется по четырем направлениям: образование, медицина, строительство и доступное жилье, а также развитие агропромышленного комплекса.

— Такой эксперимент приносит результаты?

— Об этом говорят цифры. В 2012 году УФСБ возбуждено 110 уголовных дел. В 2011 году их было только 64. При этом 37 дел в минувшем году завели по статьям, связанным со злоупотреблением должностными полномочиями и получением взяток. В 2011 году было 30 дел. Наиболее резонансные для региона уголовные дела возбудили сами. Четыре расследовалось Управлением в 2012 году, два – в 2011 году.

В 2011 году мы выявили и расследовали дело в отношении организованной группы, состоящей из сотрудников таможенных органов, которые обирали участников межэкономической деятельности на приграничных зонах в течение трех лет. Возглавлял группировку бывший руководитель подразделения собственной безопасности Челябинской таможни.

— А что насчет «медицинского дела»?

— С ним не все ясно. Это, конечно, не события в Оборонсервисе, но для Челябинской области значимо. В «медицинском деле» много вопросов, на которые мы еще не нашли ответов. Не исключаю, что могут появиться новые лица, которые имели отношение к «освоению» бюджетных средств. Пока об этом говорить преждевременно.

Существенно продвинуться в нем следствию помогли показания Шуховцева (главврач областной больницы № 4 Михаил Шуховцев, арестованный совместно с экс-министром здравоохранения региона Тесленко по обвинению в мошенничестве с медоборудованием на 28 млн рублей. – Прим. АН «Доступ»). Он официально подписал досудебное соглашение и дал показания, которые нас интересовали. Рано или поздно по остальным фигурантам дела подойдем к такому же уровню взаимодействия.

Первоначально этап следствия связан с техническими моментами. В частности, мы выявляем имущество, которое приобретено в результате противоправных действий. УФСБ настаивает на том, чтобы суд принял его во внимание и ограничил своим решением его использование. Иначе придем к проблеме, как в «деле Продкорпорации», когда взыскивать будет нечего.

В данном случае постараемся максимально предоставить судебным органам информацию о том, как может быть компенсирован причиненный злоумышленниками ущерб, в том числе будем изучать, имела ли место легализация денежных средств.

— Сергей Геннадьевич, ожидают ли Южный Урал в 2013 году такие же громкие дела, как история с экс-министром Тесленко?

— Фактов серьезных нарушений нами выявлено много. Каким образом будет организована работа, пока не готов сказать. Не исключено, что будет ряд ситуаций, которые привлекут внимание граждан.