Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
17 апреля 2013, источник: Газета Коммерсантъ

Сергей Шойгу занял сторону в деле «Оборонсервиса»

Как стало известно «Ъ», Минобороны по заявлению главы ведомства Сергея Шойгу было признано потерпевшим по уголовному делу ОАО «Оборонсервис».

Военные заявили к обвиняемым, которые, по версии господина Шойгу, ввели в заблуждение его предшественника Анатолия Сердюкова, иск на 277 млн руб. Его обеспечением стала вся недвижимость главной обвиняемой по делу Евгении Васильевой. Ее защита, в свою очередь, считает, что следствие и суд распорядились чужой собственностью слишком вольно

Сергей Шойгу написал председателю СКР Александру Бастрыкину заявление, в котором, как следует из документов, оказавшихся в распоряжении «Ъ», почему-то обратил внимание только на один из полутора десятков фигурирующих в уголовном деле «Оборонсервиса» эпизодов — продажу акций ОАО «31-й Государственный институт спецстроительства» (31-й ГПИСС), принадлежавшего ранее Минобороны. Деятельность института, как указал министр, «имеет стратегическое значение для Минобороны», связана с «допуском к гостайне», а отчуждение этой организации «стало возможным в результате введения в заблуждение (прежнего.-- »Ъ") министра обороны". В связи с этим Сергей Шойгу попросил признать его ведомство потерпевшим по делу, а на проданные акции 31-го ГПИСС наложить арест.

В разбирающемся с уголовным делом «Оборонсервиса» Главном военном следственном управлении (ГВСУ) СКР успели выполнить лишь первую часть просьбы, признав Минобороны потерпевшим. Тем временем в следственные органы поступило новое заявление, подписанное уже заместителем начальника отдела департамента претензионной и судебно-правовой работы Минобороны Анатолием Шеметом. Он попросил признать военное ведомство гражданским истцом по делу и взыскать с обвиняемых — бывшего начальника департамента имущественных отношений Минобороны Евгении Васильевой, экс-главы ООО «Центр правовой поддержки “Эксперт”» Екатерины Сметановой и ее мужа, ранее руководившего ОАО «Объединенный материальный склад Московского округа ВВС и ПВО» (ОАО ОМС), Максима Закутайло 277 157 500 руб.

Отметим, что ранее в СКР заявляли, что по делу был нанесен ущерб в несколько миллиардов рублей.

Согласно действующей практике, поданный в ГВСУ СКР иск будет рассмотрен только на процессе по существу уголовного дела «Оборонсервиса». Между тем следствие решило, что называется, заблаговременно подстраховаться с его материальным обеспечением. Залогом в порядке субсидиарной ответственности стало все имущество главного фигуранта дела Евгении Васильевой. ГВСУ СКР арестовало через Хамовнический суд квартиру в Молочном переулке Москвы, в которой обвиняемая в мошенничестве содержится под домашним арестом, офисное здание госпожи Васильевой на Арбате, а также две ее квартиры в Санкт-Петербурге и дом в Ленобласти. Кроме того, у нее было изъято около 900 единиц ювелирных изделий, коллекция произведений живописи и 3 млн руб. наличных денег. Ювелирка, по данным «Ъ», сейчас оценивается экспертами, картины тоже проходят экспертизу на предмет установления их историко-художественной ценности, а деньги просто хранятся в ГВСУ СКР в качестве вещдока по делу.

По версии следствия, входившая в совет директоров ОАО «Оборонстрой» Евгения Васильева в 2012 году продавила на совете решение о продаже принадлежащих обществу здания 31-го ГПИСС на Смоленском бульваре, земли под ним и акций института. Господин Закутайло подобным образом распорядился принадлежавшим ОАО ОМС коттеджным поселком «Пересыпь» на берегу Азовского моря, а его жена Екатерина Сметанова, выполнявшая в обоих эпизодах роль риэлтора, получила комиссионные с продаж.

При этом две сделки были признаны следствием «ущербными» лишь частично. Так, например, продажа здания и земли 31-го ГПИСС за 1,6 млрд руб. следствием пока не оспаривается. Хищениями признаны лишь продажа акций института по заниженной на 190 млн руб. цене и комиссия агента Сметановой от реализации здания в размере около 81 млн руб.-- она брала по установленной риэлторской таксе порядка 5% стоимости объекта. Не включили в ущерб и продажу «Пересыпи» за 92 млн руб., посчитав мошенническим лишь полученное госпожой Сметановой вознаграждение порядка 6 млн руб.

Адвокат Евгении Васильевой Хасан-Али Бороков полагает, что столь существенная разница в оценках нанесенного ущерба свидетельствует об отсутствии у следствия доказательной базы. «Все упомянутые в уголовном деле организации и объекты недвижимости были переданы Минобороны в управление акционерным обществам,-- пояснил защитник Бороков.-- Решения об их продажах принимались, согласно действующему законодательству, советами директоров этих обществ. При этом продажная цена во всех сделках определялась независимыми оценщиками, а затем проверялась органами управлений ОАО и соответствующими структурами Минобороны». В уголовном деле, по данным Хасана-Али Борокова, нет фактов получения участниками сделок «откатов» от коммерсантов, якобы купивших имущество Минобороны по заниженной цене.

Учитывая эти обстоятельства, уголовное преследование своего клиента, как и предъявленные госпоже Васильевой материальные претензии, защитник считает необоснованными. По его мнению, нарушения были допущены также при подаче иска к ней и при аресте ее собственности. Так, например, господин Бороков полагает, что предъявлять материальные претензии обвиняемой мог непосредственный собственник утраченных акций 31-го ГПИСС — ОАО «Оборонстрой», но никак не Минобороны. При наложении же ареста на имущество Евгении Васильевой ГВСУ СКР должно было сначала назначить его оценку, а затем взять в качестве обеспечения часть собственности, соответствующую по стоимости размеру заявленного иска. Все эти моменты и стали основанием для обжалования защитой как решения суда, так и действий следствия. В ГВСУ СКР от подробных комментариев воздержались, отметив лишь, что до сих пор все принятые в рамках дела «Оборонсервиса» судебные решения кассационная инстанция оставляла в силе.

Сергей Машкин