Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
23 апреля 2013, источник: Газета Коммерсантъ, (новости источника)

Прокуратура оценила сотрудничество Константина Лебедева

Вчера прокуратура потребовала пять лет колонии общего режима для Константина Лебедева, который обвиняется в подготовке и организации массовых беспорядков на Болотной площади. Сам господин Лебедев, который признал свою вину и, как отметил представитель обвинения, «помог выявить соучастников преступления», попросил учесть это и дать ему условный срок. На том же настаивал и его адвокат. Политологи строгостью запрошенного наказания не удивлены — фигурантов «болотного дела» будут судить так, «чтобы другим неповадно было».

Константин Лебедев — первый из предполагаемых организаторов беспорядков на Болотной площади 6 мая 2012 года, чье уголовное дело дошло до суда. Помимо организации беспорядков (ч. 1 ст. 212 УК РФ, от четырех до десяти лет лишения свободы) ему вменяют в вину еще и приготовление к организации массовых беспорядков (ч. 1 ст. 30, ч. 1 ст. 212 УК РФ, до пяти лет лишения свободы). По тем же статьям проходят и два других фигуранта «болотного дела» — лидер движения «Левый фронт» Сергей Удальцов и помощник депутата Госдумы Ильи Пономарева Леонид Развозжаев. Первый находится под домашним арестом, второй сидит в СИЗО. Грузинский политик Гиви Таргамадзе, который, по версии следствия, спонсировал российских активистов, объявлен в розыск.

Константин Лебедев решил сразу сотрудничать со следствием — он оформил сделку, которая предполагала судебный процесс в особом порядке, то есть без изучения доказательств и без права обжалования. Трое судей под председательством Сергея Подопригорова решили провести слушания частично в закрытом режиме. Прессе разрешили выслушать только обвинительное заключение и последнее слово самого господина Лебедева. Самая важная информация с точки зрения хода расследования дела об организации массовых беспорядков — показания Константина Лебедева — огласке не предавалась.

Из обвинительного заключения следовало, что за несколько месяцев — с мая по август 2012 года — организаторы беспорядков, в том числе и Константин Лебедев, получили от Гиви Таргамадзе не меньше $100 тыс. Поначалу господину Лебедеву передали $30 тыс., потом $22 тыс. и в конце еще $42 тыс. По мнению обвинения, оппозиционер отвечал за распределение финансовой помощи — она шла на организацию лагерей для оппозиции в Литве, съем конспиративной квартиры, создание атрибутики для митингов и передвижение по регионам, где господа Удальцов, Лебедев и Развозжаев агитировали местных активистов подключиться к протестам и организовать новые массовые беспорядки. На полученные от Гиви Таргамадзе деньги, продолжал прокурор, Константин Лебедев и Сергей Удальцов купили себе машины: первый обзавелся подержанной Audi A6, а второй приобрел не новый Opel Vektra. На деньги грузинского политика, подчеркивал прокурор Михаил Резниченко, активисты организовали SMS-рассылку «по номерам неустановленных жителей Москвы» — в сообщениях они призывали людей прийти на Болотную площадь. «Лебедев определил ежемесячное вознаграждение в сумме 50 тыс. руб. себе, Удальцову и Развозжаеву»,-- перечислял, на что шли деньги, господин Резниченко.

В заключение прокурор попросил у судей назначить Лебедеву реальный срок — пять лет колонии общего режима. «При этом я прошу учесть, что Лебедев сотрудничал со следствием и помог выявить соучастников преступления»,-- отметил господин Резниченко. Адвокат оппозиционера Валерий Лавров попросил у суда наказать своего клиента условно, оставив на усмотрение судей вопрос о сроке. «Я прошу учесть мое раскаяние. В наших планах не было столь серьезных последствий»,-- заявил господин Лебедев. Перед началом суда активист рассчитывал на два года заключения (см. «Власть» от 15 апреля 2013 года). Руководитель проекта «Росузник» Сергей Власов, который оказывает юридическую поддержку подследственным по «болотному делу», считает запрошенное прокуратурой наказание чрезмерным. «Я считаю, что никаких беспорядков на Болотной площади не было, поэтому пять лет, безусловно, много. А почему Лебедев себя оговорил — сказать трудно»,-- заявил «Ъ» господин Власов. Заместитель гендиректора Центра политических технологий Алексей Макаркин, напротив, не удивлен, что Константину Лебедеву запросили столь серьезный срок. «Власть выбрала тактику устрашения — чтобы другим неповадно было. Даже к тем, кто во всем признался и пошел на сделку, будет минимальное снисхождение. Можно вспомнить суд над Максимом Лузяниным, первым, кто получил срок по “болотному делу”,-- он тоже признался, но это почти не помогло ему»,-- заявил «Ъ» господин Макаркин. Тем же, кто не идет на сделку со следствием, стоит ожидать максимальных наказаний — «не исключено, что до семи-восьми лет», считает политолог.

Вячеслав Козлов