Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
26 апреля 2013, источник: РИА Новости, (новости источника)

Толоконникова будет отбывать срок до конца из-за отсутствия раскаяния

ЗУБОВА ПОЛЯНА (Мордовия), 26 апр — РАПСИ, Анна Шубина. Зубово-полянский суд Мордовии отказался досрочно освободить участницу панк-группы Pussy Riot Надежду Толоконнокову, осужденную на 2 года за хулиганство в храме Христа Спасителя, из-за отсутствия раскаяния, двух выговоров и недостаточного усердия на работе

Адвокаты Толоконниковой просили освободить ее условно-досрочно, чтобы она могла воспитывать пятилетнюю дочь Геру, однако представители колонии указали на отказ признать свою вину и раскаяться, невыполнение нормы работы на швейном производстве в исправительном заведении и два взыскания — за попытку показать адвокатам страницы своего дневника с рассказом о быте в СИЗО и за то, что в медицинском учреждении она не поздоровалась с одним из сотрудников. Защита намерена обжаловать решение суда.

Пять девушек в конце февраля 2012 года пришли в храм Христа Спасителя в Москве и, надев маски, провели так называемый панк-молебен. Видеоролик с выступлением был выложен в интернете и вызвал общественный резонанс.

Полиция задержала трех участниц акции — Толоконникову, Марию Алехину и Екатерину Самуцевич, которых Хамовнический суд Москвы в августе прошлого года приговорил к двум годам колонии общего режима за хулиганство. Мосгорсуд в октябре прошлого года изменил Самуцевич наказание на условное и освободил из-под стражи в зале суда. Приговор Алехиной и Толоконниковой был оставлен в силе.

Ходатайство об УДО

Охрана здания суда, где рассматривалось ходатайство, была усилена с 06.00 — здесь дежурили приставы, а периметр патрулировали наряды полиции. После начала суда полицейские машины даже перекрыли улицу, на которой расположено здание, хотя никаких акций сторонников или противников панк-группы не наблюдалось, не было даже одиночных пикетов.

Журналистов, которых на заседание приехало около ста человек, стали пускать в зал суда за два часа до начала процесса. Суд также организовал прямую трансляцию заседания в коридоре. Ей воспользовались лишь немногие журналисты, которым свежий воздух был важнее сопричастности к процессу в душном зале, кроме того, посмотреть трансляцию приходили свободные сотрудники суда и местные жители.

Ходатайство рассматривала судья Лидия Яковлева. Как сообщает сайт суда, стаж ее судейской работы составляет восемь лет, а до юридической карьеры она десять лет работала учительницей.

Перед началом слушаний журналистам сообщили, что рассмотрение вопроса об УДО — рядовая процедура, которая занимает в среднем 15 минут, и судьи Зубово-полянского суда рассматривают десяток подобных ходатайств в день. Согласно расписанию, у Яковлевой действительно было назначено именно такое количество дел о досрочном освобождении и снижении наказания в связи с либерализацией законодательства. На каждое заседание судьей было выделено по 15 минут, на заседание по делу Толоконниковой — час, однако в итоге рассмотрение закончилось только вечером, когда остальные сотрудники суда уже разошлись по домам.

Обращение в защиту

Солистку панк-группы доставили в суд в зеленой тюремной робе, на которой была закреплена табличка и именем и фотографией. Она улыбалась родственникам — на заседание приехали ее муж и отец.

Адвокаты сразу представили суду положительные характеристики на свою подзащитную, заявления различных организаций, готовых предоставить ей работу в случае освобождения, письмо благотворительной организации, которой она решила перечислять часть своей зарплаты за работу в колонии.

Также суду было представлено обращение деятелей искусства, культуры, политики, журналистов, членов президентского совета по правам человека, которые считают, что «дальнейшее отбывание наказания Толоконниковой не имеет под собой юридических основ, невыгодно как для Толоконниковой, так и для общества в целом». Независимо от личного отношения к панк-молебну, они не видят практического смысла дальнейшего содержания осужденной в колонии. Кроме того, они просят отпустить Толоконникову к ее пятилетней дочери, которая испытывает психологическую травму от разлуки с матерью. Среди подписавших были названы Лев Пономарев, Олег Орлов, Людмила Алексеева, Мария Арбатова, Ирина Хакамада, Виталий Мамонтов, Михаил Ефремов, Дмитрий Быков.

Психолог в помощь

Поскольку часть доводов в пользу УДО касалась психологической характеристики, выданной Толоконниковой в колонии, то в состав защиты помимо адвокатов был включен психолог Владимир Рубашкин. «Психологическая характеристика составлена некорректно, некомпетентно, противоречит законодательству РФ. Она написана профессиональным языком, поэтому для ее анализа необходимо участие в деле профессионального психолога», — мотивировала необходимость такого шага адвокат Ирина Хрунова.

Также адвокаты ссылались на состояние здоровья своей подзащитной, которая страдает постоянными головными болями и вынуждена каждый день принимать лекарства. Врач сказала, что с этим ничего невозможно сделать, поскольку голова болит от стресса, а стресс возникает из-за пребывания в колонии, — добавила Толоконникова.

Достаточно посидела

«Я провела достаточно времени в колонии, мне хватит ее изучать, полгода — это достаточный срок», — обратилась к судье осужденная. Она пояснила, что не признает вину и не считает раскаяние обязательным условием условно-досрочного освобождения.

Она отметила, что и в заключении остается социализированным человеком — к ней приезжают отец, муж и дочь, она получает много писем даже от незнакомых людей, которые хотят пообщаться. «Они делают все, чтобы я не деградировала в колонии — это фактически виртуальные курсы в переписке», — сказала Толоконникова. Кроме того, она читает многочисленные журналы, чтобы получить представление о том, что происходит в мире. «Так я могу не погружаться в уголовное сообщество, а поддерживать связь с адекватным культурным миром», — пояснила осужденная.

В ходе заседания представители колонии подняли вопрос о ее участии в кружках самодеятельности, чтении, и заявили, что она не записана в библиотеку колонии. Эта информация была представлена в суд, поскольку книги считаются важной частью работы по исправлению и воспитанию осужденных. На это Толоконниковой возразила, что книги ей присылают друзья и родственники. В частности, она читает Гегеля, Канта, Вольтера, Жижека, Библию и многие другие книги.

Не признает вину и не корректируется

Когда очередь выступать перешла к представителям колонии, замначальника исправительного учреждения Наталья Казенова заявила, что, по ее мнению, Толоконникова не заслуживает условно-досрочного освобождения и нуждается в дальнейшем отбывании наказания. Свою точку зрения она мотивировала наличием дисциплинарных взысканий за нарушение режима и отказом признать вину и раскаяться в содеянном.

«С осужденной Толоконниковой неоднократно проводились индивидуальные воспитательные беседы начальником колонии, начальником отряда, воспитателями, но она отказывается признать свою вину», — отметила она. «Программу психо-физической корректировки личности она выполнила неполно», — добавила Казенова. По ее словам, Толоконникова, работая в колонии, стремится к выработке нормы, но не выполняет ее. «Фраза о том, что замечаний не имеется, говорит только о ее нормальном поведении за швейной машинкой. Но она же может выйти и не работать», — считает представитель колонии.

Сочувствую, но отпускать не советую

Представитель прокуратуры вначале поинтересовался, не хочет ли сторона защиты перенести слушание, чтобы обжаловать взыскания. Адвокаты ответили, что не видят в этом необходимости, и прокурор в итоге согласился с представителями колонии.

«В настоящее время положительное решение вопроса о досрочном освобождении Толоконниковой я считаю преждевременным и прошу суд отклонить ее ходатайство», — заявил он в суде.

«В доказательство того, что Толоконникова встала на путь исправления, ее представители приводят такие доводы, как отсутствие материального вреда от совершенного преступления, малолетний ребенок, состояние здоровья, гарантии ее социально-полезного поведения в случае освобождения. Доводы понятны, они приводятся всеми осужденными, которые решили, что они заслуживают досрочного освобождения, и наверняка получили у всех присутствующих человеческий отклик», — отметил прокурор.

Он тут же добавил, что закон связывает вопрос УДО с отношением к совершенному преступлению, с поведением и желанием трудиться. «Усматривается, что осужденная допускала нарушение порядка, не выполняет норму. Из колонии поступила характеристика, в которой сказано, что она не заслуживает условно-досрочного освобождения», — заявил представитель прокуратуры.