Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
18 мая 2013, источник: РИА Новости

Эксперт: открытый процесс в деле Литвиненко не гарантия раскрытия тайн

ЛОНДОН, 18 мая — РИА Новости, Мария Табак. Открытое разбирательство по делу о гибели Александра Литвиненко не гарантирует обнародования сведений, оставшихся засекреченными в рамках дознания, заявил РИА Новости эксперт юридической фирмы Corker Binning по уголовному праву Роберт Браун

Коронер сэр Роберт Оуэн, ведущий дознание по делу о гибели экс-офицера ФСБ Александра Литвиненко, в пятницу постановил, что свидетельства, касающиеся двух вопросов — возможности предотвращения гибели Литвиненко и причастности властей РФ к его гибели — не могут рассматриваться в рамках дознания «как значимые», следует из документов, предоставленных пресс-службой коронера.

В связи с этим он не исключил замену дознания публичным разбирательством. Вдова Литвиненко Марина уже заявила, что будет добиваться скорейшего начала публичного разбирательства, поскольку дознание теперь никак не поможет выяснить правду о причинах гибели ее мужа. В рамках дознания запрещены закрытые заседания, в рамках разбирательства — разрешены. Юристы Марины Литвиненко рассчитывают на то, что на таких заседаниях в рамках разбирательства и будут рассмотрены засекреченные ныне сведения. Решение о том, проводить ли открытое разбирательство, принимает правительство. Оно же назначает судью — как правило, очень опытного и уважаемого.

По просьбе РИА Новости Браун, один из ведущих британских экспертов по уголовному праву, прокомментировал сегодняшнее решение коронера и предположил, какова будет дальнейшая судьба «дела Литвиненко».

«Английское правосудие гордится своей открытостью, слушания здесь почти всегда открытые и не имеют права быть закрытыми. Однако у нас в британском законодательстве есть процедура для исключительных случаев, которая позволяет запретить обнародование происходящего в суде. Эта процедура называется неприкосновенность общественных интересов (Public Interest Immunity). Иногда государство говорит, что хотя общественным интересам отвечают открытые слушания, некоторые факты или информация должны быть защищены от обнародования, поскольку в данном случае интересы государства важнее, чем открытость суда. Это, чаще всего, относится к информации, связанной с национальной безопасностью», — сказал Браун.

В таких случаях, отметил он, юрист, нанятый правительством Великобритании, просит коронера, то есть судью, проводящего дознание, встретиться с ним за закрытыми дверями.

«Они встречаются в кабинете коронера, и юрист объясняет, почему в интересах национальной безопасности некоторые сведения не должны быть обнародованы. Вы спросите, что это за сведения? Я отвечу вам, что не знаю, потому что закон специально в данном случае направлен на то, чтобы сохранить их в тайне. Задача юриста, представляющего государство, в данном случае — убедить коронера засекретить часть сведений», — пояснил Браун.

«Насколько я понимаю, суд заявил, что полноценное расследование дела о гибели Литвиненко, в рамках которого будут рассматриваться вопросы о том, погиб ли он естественным образом или был убит, не отвечает интересам национальной безопасности, то есть невозможно провести открытые слушания в суде без нанесения ущерба национальной безопасности Великобритании. Я полагаю, что МИ-6 располагает информацией, которую не хочет обнародовать. Коронер должен был выслушать аргументы спецслужб и пришел к выводу, что обнародование сведений о том, что произошло, может повредить спецслужбам», — добавил он.

В то же время Браун обратил внимание на то, что в своем постановлении Оуэн предоставляет возможность опротестовать решение.

«Похоже, что на данный момент слушания заморожены, ничего не будет происходить, однако он сказал, что если люди хотят, они могут выступить с возражениями и опротестовать это решение», — отметил Браун.

По его мнению, история на этом не закончится, и решение адвокатов Марины Литвиненко добиваться открытого разбирательства — тому подтверждение.

«Очень трудно предугадать будущее в данном случае, но очень вероятно, что процедура дознания провалится, и поэтому адвокаты Марины сейчас добиваются открытого разбирательства. Ведь дознание не сможет открыть правду, а потому они хотят другую процедуру. Но даже если они ее получат, это совсем не означает, что правда всплывет во время открытого разбирательства, поскольку и там есть механизмы, позволяющие защитить информацию от обнародования. Если будет открытое разбирательство, я думаю, что спецслужбы, МИ-6 подадут судье прошение о засекречивании части информации, то есть сделают то же самое, что на дознании. А решение будет принимать судья, который будет вести разбирательство, и там все зависит от того, согласится он или не согласится со спецслужбами. Поживем — увидим», — сказал Браун.

Говоря о том, какие именно сведения могли быть засекречены, Браун отметил, что, скорее всего, коронера убедили, что часть информации о проблеме возможности предотвращения смерти Литвиненко должна быть засекречена в интересах нацбезопасности.

«Что касается вопроса о причастности России к гибели Литвиненко, то, в соответствии с английским законодательством, коронер никогда не назовет виновника гибели кого бы то ни было, процедура дознания этого не предусматривает. Кроме того, для того, чтобы сказать, что гибель человека была делом рук российского государства, должны быть свидетельства, которые могут быть у спецслужб Великобритании, а они не могут ничего сказать об этом.

Важно, что мы слегка в потемках, и это должно быть именно так, потому что правительство использует специальную процедуру, чтобы утаить информацию», — заключил Браун.

Экс-офицер ФСБ РФ Александр Литвиненко, бежавший в 2000 году в Великобританию, скончался 23 ноября 2006 года на 44-м году жизни вскоре после получения британского гражданства. После его смерти специалисты британского Агентства по охране здоровья утверждали, что обнаружили в организме Литвиненко значительное количество радиоактивного элемента полоний-210. Основным подозреваемым по «делу Литвиненко» проходит российский бизнесмен и депутат Андрей Луговой. Луговой отрицает выдвинутые в его адрес обвинения, называя их политически мотивированными.