Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
19 декабря 2013, источник: Коммерсантъ-Online, (новости источника)

Обвиняемый в нападении на Нальчик вспомнил Чехова и Гете

Вчера на продолжающемся почти пять лет в Верховном суде Кабардино-Балкарии процессе по делу о нападении боевиков на Нальчик с последним словом начали выступать 57 обвиняемых. Большинство из них заверили суд, что среди нападавших оказались случайно и стали заложниками ситуации, остальные просили о гуманном решении

Напомним, что судебные слушания по делу о нападении на Нальчик продолжаются с марта 2009 года, а его заключительная стадия началась летом этого года с прений сторон. Руководитель группы гособвинения Ольга Чибинева затребовала для 50 подсудимых от 4,5 до 23 лет лишения свободы, а еще семерым обвиняемым — бывшему заключенному американской тюрьмы в Гуантанамо Расулу Кудаеву, а также Эдуарду Миронову, Анзору Машукову, братьям Аслану и Руслану Кучменовым, Азамату Шокумову и Мурату Бапинаеву — пожизненное заключение.

Заседание в четверг началось с того, что суд огласил определение о продлении до 26 марта будущего года срока ареста 53 обвиняемым, а также подписки о невыезде на этот же срок еще четверым подсудимым. После этого председательствующая предоставила обвиняемым право выступить с последним словом. В первый день этой возможностью успели воспользоваться только 15 человек.

Первым выступил Альберт Бегидов, заявивший, что он невиновен в преступлениях, в которых его обвиняют, а среди нападавших на здание УФСИН оказался по независящим от него обстоятельствам и не мог этого предотвратить. «Сегодня я бы сделал все, чтобы этого не случилось»,— сказал подсудимый.

О том, что оказался заложником ситуации, говорил и Аслан Кучменов. По его словам, он не располагал никакими сведениями о наличии в республике преступного сообщества, ничего не знал о готовящемся нападении, никого не убивал и оговорил себя под пытками. «Я надеюсь на объективный приговор, основанный на доказательной базе»,— заключил обвиняемый.

Мурадин Карданов заметил, что не может понять, за что обвинение просит для него 22 года заключения. «Для меня это остается загадкой, так как в деле нет ни одного доказательства моей вины. Я не признаю себя виновным не потому, что чего-то боюсь, а потому что ничего не совершал»,— подчеркнул он.

Довольно пространным получилось выступление Анзора Машукова, который назвал судебный процесс «без преувеличения историческим событием», которое «наложит отпечаток на судьбы многих людей». При этом он признал, что участвовал в нападении и держал в руках оружие: «Я был там — это факт, а как его оценивать, это компетенция суда. У меня была возможность уйти в лес и делать то, что мне вменяет следствие, но я хотел жить обычной жизнью и поэтому не ушел. Что бы меня ни ждало в будущем, с помощью Аллаха я приму это достойно».

Больше 20 минут продолжалось выступление Эдуарда Миронова, которому, как и Машукову, грозит пожизненное заключение. Подчеркнув, что для него больше важна моральная, нежели юридическая, сторона дела, подсудимый рассказал, что с 1999 до 2004 года существовавшая в КБР община мусульман не имела никакого отношения к противоправной деятельности. «Этим занимались другие люди, которые сейчас успешно живут. У одного стриптиз-клуб, у другого — пароходы, заводы, газеты. Тогда их задачей было сделать так, чтобы в мусульман тыкали пальцем, а самим уйти вовремя на сторону. Они провоцировали все это»,— отметил Миронов.

Выразив сочувствие близким погибших, он заявил суду: «Как считаете нужным, так и поступайте. Я такого в принципе и ожидал. А в нашей системе, что пожизненное заключение, что 20 лет давать… Мне и три года хватит, чтобы загнуться».

Эмоциональным получилось и последнее слово Ислама Тухужева. Смысл его выступления свелся к критике действий силовиков, которые «увидели в мусульманах мишень, на которой можно заработать себе плюсы».

С самой короткой речью выступил Заур Тохов. «Домой, иншалла, хочу! Заждались меня»,— только и сказал он.

Мухамед Урусов, попросив прощения у матерей погибших «за каждую пролитую слезинку», акцент сделал на том, чтобы суд не проявлял «огромную несправедливость» по отношению к семерым подсудимым, для которых обвинение требует пожизненного заключения. «Они достойны, чтобы вы дали им надежду на жизнь»,— подчеркнул он.

Еще несколько подсудимых заявили о своей полной или частичной невиновности, а самой запоминающейся стала речь обычно не особо словоохотливого Каплана Мидова.

Начал он ее с цитаты из Библии, затем в ходе выступления цитировал Чехова, Гете и Екатерину II, одновременно назвав пятерых обвиняемых Иудами и Петрами. Обвиняемый подсчитал, что прожил всего 10 194 дня, из которых 30% провел в тюрьме. «Люди, которые взяли на себя ответственность держать меня в тюрьме, убили меня на 3014 дней. Они причинили мне непоправимый ущерб… Меня лишили возможности набраться опыта жизни, и я до сих пор ничего не умею, кроме как читать книги и мериться силой»,— рассказал обвиняемый.

Говоря о том, какой срок запросило для него обвинение (12 лет), Мидов отметил, что уже никогда не сможет вернуть упущенное время. «Я уже слишком много потерял, чтобы выиграть от того, отпустят меня раньше или позже»,— подчеркнул он и попросил снисхождения для тех, кому угрожает пожизненное лишение свободы.

Выступления подсудимых с последним словом продолжатся 23 декабря.

Тимур Самедов, Нальчик