Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
11 января 2014, источник: Газета Коммерсантъ, (новости источника)

«Все прошерстили, но никого не нашли»

После терактов, совершенных в Волгограде, боевики устроили серию нападений в Ставропольском крае. За несколько дней они убили шесть человек, оставив бомбы возле их машин для оперативно-следственных групп. С подробностями из зоны контртеррористической операции (КТО), где ведется поиск боевиков из Кабардино-Балкарии (КБР), — АЛЕКСАНДРА Ъ-ЛАРИНЦЕВА.

О контртеррористической операции в селении Тамбукан свидетельствуют посты дорожно-патрульной службы, появившиеся при въезде в него на обычно пустынной дороге. Полицейские останавливают весь транспорт и изучают содержимое салонов и багажников. На вопрос, где было заложено взрывное устройство, они дежурно направляют к участку обочины, поросшей сорняками. Там еще лежит битое стекло. Тогда, 8 января, при взрыве бомбы обошлось без жертв, но пострадали автомобили начальника уголовного розыска Предгорного района и группы Следственного комитета России, выехавших на место происшествия. Взрывной волной выбило стекла и в стоящих в 50 м от дороги частных домах. «У нас взрывом стекла выбило,— говорит пожилая женщина, представившаяся Анастасией Павловной,— а у соседей так даже раму вынесло!»

Бомба была заложена у машины местного жителя, подрабатывавшего частным извозом. Боевики убили его выстрелом в затылок. Предполагается, что банда приехала из КБР: оттуда идет грунтовая дорога.

В станице Зольской, где расположился оперативный штаб по проведению КТО, на въезде мало что изменилось, зато центр, включая станичную администрацию и клуб, напоминает военный лагерь. Площадь между административными зданиями заполнена военной техникой, бронированными «КамАЗами», автобусами для медицинской помощи, армейскими палатками и спутниковыми антеннами. Везде вооруженные спецназовцы ФСБ, МВД и внутренних войск.

«Да, военных у нас сейчас здесь много, говорят, что всю территорию уже вокруг станицы прошерстили, но никого не нашли — вроде бы боевики ушли на территорию Кабардино-Балкарии»,— говорит очевидец спецоперации. МВД КБР пообещало помочь соседям в поиске боевиков, но пока они особенных результатов не принесли. Установлены лишь имена подозреваемых. Это жители селения Светловодское КБР: 32-летний Анзор Маргушев, его брат 23-летний Артур Маргушев и 25-летний Вадим Шогенов. Последний в свое время был осужден за убийство и совсем недавно вышел по УДО.

На улице Пролетарской, где живет семья одного из погибших таксистов, Александра Гринченко, ни военных, ни полиции нет. У входа в дом с аккуратным палисадником и молодыми деревьями стоят мрачные мужчины. «Мы сегодня хороним Сашу,— говорит его друг Андрей Чистяков,— нам не до общения с журналистами». Мужчины тихо переговариваются между собой: «Он поехал на вызов, а потом пропал, его выстрелом в затылок убили, как и Гадаева. Непонятно вообще, как это было, может, просто кто-то из этих (боевиков.— “Ъ”) вышел на дорогу и проголосовал, а потом и другие подтянулись».

На крошечной автостанции прямо в центре Зольской людей немного. «Маршрутки ходят нечасто, поэтому многие здесь, кто в городе работает, ездят на своей машине, или договариваются несколько человек и едут на такси. Это ненамного дороже, чем в маршрутке, да и выбирать не приходится, особенно если нельзя на работу опаздывать»,— рассказал «Ъ» пожилой мужчина.

«Я 8 января как раз собиралась ехать в город, как мне знакомая позвонила и сказала, что у нас ребят поубивали, а ее домой не пускают, вроде бы угроза взрыва была,— включается в разговор женщина по имени Ольга.— А потом звонят и говорят, что в Марьинской на въезде еще машина с убитыми парнями. Там вообще братья погибли: одному 21 год, другому — 19, только что из армии вернулся. Они как раз машину купили и решили ее обкатать… Ну, и покатались…»

На улице Первомайской, где убили еще одного станичника Ивана Гадаева, о происшествии напоминают только выброшенные экспертами резиновые перчатки, которые повисли на кустах сухой травы.

Сосед родителей убитого Гадаева Дмитрий показывает, как пройти к их дому. Он расположен на самой окраине станицы и буквально смотрит на кладбище. «А вот эта дорога прямиком ведет через поля к федеральной трассе,— говорит он и показывает в сторону кладбища.— Мы вот думаем, что, может, Иван увидел что-то, чего не должен был увидеть». По его словам, до ближайшего села Залукокоаже на территории Кабардино-Балкарии тут рукой подать. «Мы, когда у них спецоперации по боевикам проводились, слышали, грохоту было много, вертолеты летали, а толку — не особо»,— рассказывает Дмитрий и вспоминает, как тогда же их соседа, который поехал на охоту, боевики в поле расстреляли, «а сами потом как растворились». «Они нас отсюда выживают»,— делится он своими мыслями.

— Ну и что, будете отсюда уезжать?

— Лично я не буду, зря, что ли, наши деды и прадеды тут воевали,— отвечает Дмитрий.

К дому Гадаевых по одному подходят люди. Выражают соболезнование матери и братьям; отец, когда узнал, что случилось с сыном, слег с инсультом.

«Он был в своей машине буквально метрах в десяти от родительского дома, причем его затолкнули на заднее сиденье, но при этом голова и рука практически лежали на асфальте,— рассказал брат погибшего Евгений Гадаев.— Нам эксперты потом сказали, что в Ивана выпустили где-то восемь пуль. Попали в руку, живот, в голову три выстрела. Когда вызвали полицию, приехали уже и взрывотехники. Они сначала водяной пушкой вскрыли багажник, а потом и бомбу обезвредили, которая рядом с машиной была. Говорят, там был таймер, и он был установлен на 17:30. Потом по их следам часа три ходили — они петляли по полям и ушли в Кабарду».

«В ту ночь выпал снег, и следы хорошо были видны,— добавляет второй брат Гадаева, Алексей.— Нам рассказали, что бандитов, судя по всему, было двое. Они пришли из центра станицы и ушли в сторону Кабарды. Зачем они Ивана убили, нам пока непонятно, может, они хотели машиной воспользоваться, а она не завелась, да мало ли что у них в голове было…»

На вопрос, кому нужны были эти убийства, Алексей уверенно отвечает, что убийство шестерых — это не случайность, а «четко спланированная акция по дестабилизации обстановки перед Олимпиадой». «Это я вам как человек, который к силовым структурам имел отношение, говорю»,— подытоживает Алексей.

Уже после 14 часов стало известно, что зона контртеррористической операции, введенная на части Предгорного и Кировского районов Ставропольского края, была расширена за счет поселка Нижнеподкумского, который входит в состав Пятигорска. Жителям поселка посоветовали не паниковать. «Ну мы и стараемся сохранять спокойствие»,— сказал «Ъ» один из них.

Александра Ъ-Ларинцева