Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
12 января 2014, источник: Деловая газета ВЗГЛЯД, (новости источника)

Протодиакон Андрей Кураев встретился с Pussy Riot

Мария Алехина и Надежда Толоконникова не собираются повторять в храмах акции, за которые были посажены в тюрьму, заявил известный православный блогер протодиакон Андрей Кураев после разговора с участницами Pussy Riot. Сразу после освобождения, напомним, участницы группы сетовали, что не успели «допеть» свой молебен в храме Христа Спасителя до конца.

«Я рад, что они не намерены повторять в храмах акции, подобные тем, что привели их в тюрьму. Я рад тому, что в зонах они ходили в храмы и ждали внимания к ним священников. Я рад, что они будут помогать открытию храмов в зонах», – написал накануне блогер протодиакон Андрей Кураев на своей странице в Facebook после встречи с участницами Pussy Riot Марией Алехиной и Надеждой Толоконниковой. Кураев говорит, что рад освобождению девушек и тому, что «они видят в мире церкви и разнообразие, и перемены».

Накануне новость о встрече появилась в Twitter арт-группы «Война», которую возглавляет муж Толоконниковой Петр Верзилов. В микроблоге опубликованы фото, на которых за одним столом беседуют священнослужитель и две недавно прощенные государством девушки. Как пошутил Кураев, встреча прошла без блинов, обещанных им когда-то девушкам сразу после их задержания.

В ходе встречи Кураев, как сообщает «Война», заявил: «Я знаю множество храмов, где женщины спокойно входят на солею, и эти обвинения в ваш адрес я никогда не понимал». Солея – это возвышение пола перед алтарной преградой или иконостасом в христианском храме. Журнал "Сноб", организовавший встречу, обещает опубликовать текст беседы в начале следующей недели.

Напомним, что пять девушек в феврале 2012 года пришли в храм Христа Спасителя в Москве и, надев маски, провели так называемый панк-молебен. Видеоролик с выступлением в интернете вызвал большой резонанс. Полиция задержала трех участниц панк-группы: Алехину, Толоконникову и Екатерину Самуцевич, которых Хамовнический суд Москвы 17 августа того же года приговорил к двум годам колонии общего режима за хулиганство. Самуцевич позднее реальный срок был заменен на условный. Алехина и Толоконникова 23 декабря вышли на свободу по амнистии к 20-летию Конституции. После освобождения Алехина заявила, что гордится акцией в храме Христа Спасителя: "И если бы была возможность вернуть то время, то мы бы повторили все, только постарались бы допеть песню".

Еще в самом начале скандала вокруг "панк-молебна" два года назад Кураев не исключал возможности диалога с его участницами и даже обещал «угостить их блинами». В то же время Кураев тоже требовал, чтобы девушки, например, публично открестились от действий их последователей – вандалов, рушивших христианские кресты. В августе накануне суда в своем блоге Кураев писал: «Но вот пришел “момент истины”. В Киеве защитница PR устроила акцию в их поддержку. Акция состояла в обрушении поклонного креста, установленного в память жертв сталинских репрессий. Памятный крест установлен на холме над майданом Незалежности возле Октябрьского дворца в Киеве, где до войны находилось управление НКВД и в котором проходили расстрелы. Поражают место и дата события: акция произошла накануне 18 августа – дня, когда православные поминают жертв террора и сталинских репрессий».

Тем не менее посты протодиакона не всегда совпадают с позицией Московской патриархии. В конце прошлого года его исключили из профессоров Московской духовной академии в связи с «эпатажными публикациями». Ученый совет академии счел, что деятельность протодиакона в этой сфере «остается в ряде случаев скандальной и провокационной», сообщалось на сайте учебного заведения.

Сам Кураев возмутился исключением, заявив, что стал жертвой влиятельного "лобби", которому не понравилось, что он «вынес сор из избы». 

Ученый совет академии отметил, что еще в марте прошлого года выпустил постановление, в котором «братски напомнил» Кураеву, что «звание профессора Московской духовной академии налагает высокую ответственность за форму и содержание публичных высказываний, поскольку по ним судят и об учебном заведении, и о всей церкви». Однако «положительной реакции» с его стороны не последовало.

Впрочем, другой известный проповедник – протоиерей Всеволод Чаплин – назвал более «прозаические» причины увольнения Кураева. "Последние полгода или даже больше, когда я посещал российские регионы, встречался с духовенством, с православными мирянами, меня практически постоянно спрашивали, как относиться к некоторым высказываниям отца Андрея (Кураева), и вопросы были критические. Некоторые люди считали, что очень часто ради оригинальности и необычности высказывания, что само по себе, может быть, и неплохо, оставлялась на второй план позиция, которая соборно принята церковью", – заявил Чаплин.

Кроме того, по сведениям Чаплина, Кураев, бывало, пропускал лекции, которые должен был читать. «Вот, наверное, все это как-то и послужило причиной того решения, которое было принято», – сказал он.

Как сообщала газета ВЗГЛЯД, проректор по учебной работе Московской духовной академии Михаил Иванов поддержал решение ученого совета МДА об исключении Кураева. По словам Иванова, его позиция, «как и позиция многих других, совпадает с окончательным решением ученого совета». «Действительно, большинство из нашей преподавательской корпорации остались возмущены эпатажными выступлениями отца Андрея, это, увы и к сожалению для отца Андрея, факт», – заявил Иванов.

«Духовная болезнь Кураева, которая развивалась на наших глазах, привела умного, талантливого миссионера к катастрофе, лишив способности ярко мыслить, отличать возможное от невозможного, слышать других людей, видеть себя со стороны», – написал по этому поводу историк, член Общественной палаты, руководитель православного корпуса движения «Наши» Борис Якеменко, которого цитировала газета ВЗГЛЯД.

«Когда-то умный человек, он сегодня не понимает элементарной вещи: именно он сейчас становится катализатором очередной антицерковной либеральной кампании, которая теперь будет опираться на мощный фундамент “разоблачений церковного деятеля”. Не говоря уже о том, что все это к его статусу и званию “миссионера” не имеет уже никакого отношения. Не случайно уже давно не выходят его книги», – подытожил Якеменко.