Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
«Я привык жить взаперти». Что известно о Чарльзе МэнсонеУтром 20 ноября в калифорнийской тюрьме умер Чарльз Мэнсон, один из самых известных преступников XX века, который создал секту, совершавшую убийства по его указанию
15 января 2014, источник: Газета.Ру, (новости источника)

Страсбург спросил про лежачего

Европейский суд по правам человека взялся за дело парализованного Владимира Топехина, находящегося под арестом в СИЗО. Страсбург запросил у российского правительства информацию о состоянии его здоровья, условиях содержания и объеме получаемой им медпомощи. Адвокат ранее обратился в ЕСПЧ с просьбой содействовать немедленному освобождению Топехина из-под стражи и проведению медосвидетельствования.

Дело парализованного заключенного, 31-летнего Владимира Топехина, находящегося в столичном следственном изоляторе «Матросская тишина», привлекло внимание Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ). В среду его адвокат Светлана Сидоркина получила ответ из Страсбурга, в котором суд сообщил о предпринятых шагах. ЕСПЧ обязал правительство России предоставить информацию о состоянии здоровья Топехина, условиях его содержания под стражей и об объеме медицинской помощи, которую он в настоящее время получает.

В ЕСПЧ Сидоркина обратилась 14 декабря, а уже 17-го секретариат суда зарегистрировал жалобу, присвоив ей номер.

Страсбургский суд отреагировал очень быстро, говорит адвокат. Ускоренная процедура рассмотрения заявления была выбрана, так как здоровью и жизни Топехина угрожает опасность.

«Жалоба была подана по правилам 39-го регламента суда, это предполагает, что жалоба подается в интересах лица, жизни и здоровью которого угрожает опасность. Такие заявления принимаются в отдельном производстве — в ускоренном варианте, чтобы быстрее принимать решения», — пояснила «Газете.Ru» Сидоркина. В своем заявлении в суд она попросила содействовать немедленному освобождению заключенного, а также обязать Россию провести медосвидетельствование Топехина, препятствующего содержанию под стражей.

Суд предоставил правительству России срок для сбора информации о здоровье парализованного мужчины — до 2 января 2014 года.

Получило ли правительство это письмо и успело ли в срок дать ответ, неизвестно. 13 января Топехин был признан виновным и приговорен к шести годам лишения свободы в колонии общего режима. «До 21 января я должна направить в ЕСПЧ более подробную жалобу», — говорит адвокат.

Из рассказа адвоката складывается жуткая картина: зашедший в СИЗО «Бутырка» на своих ногах Топехин за считанные недели оказался парализованным, брошенным без помощи, вынужденным самостоятельно выгребать из-под себя экскременты. Судя по всему, сказались травмы, которые он получил в ДТП перед арестом. «С первых дней в СИЗО (июль 2013 года) из-за травмы позвоночника испытывал постоянные боли в спине, голове, жгучие опоясывающие боли в пояснице, — написала Сидоркина на своей странице в Facebook в конце декабря, после первой встречи с заключенным. — Поспать удавалось только тогда, когда сокамерники могли дать какое-либо обезболивающее лекарство, на период его действия он засыпал. Сокамерники помогали вставать с постели и дойти до унитаза или стола, чтобы он мог что-то съесть. Несмотря на многочисленные жалобы, медики Бутырки обратили свое внимание на Топехина только тогда, когда он потерял сознание от сильного удара об пол, сначала у него перестала действовать левая нога, потом правая нога, в последующем была парализована вся нижняя часть тела».

Ухудшение состояния здоровья — до пареза произошло за 10 дней — с 8 по 19 октября, рассказывала ранее «Газете.Ru» член Общественной наблюдательной комиссии Анна Каретникова, которая обнаружила лежачего в стенах больницы СИЗО.

Судя по рассказам Топехина, паралич наступил после жестокого обращения с ним сотрудников СИЗО «Бутырка».

10 октября они пытались доставить парализованного в суд — схватили за ноги и за руки, тащили по коридору. «Когда нужно было открывать очередную дверь, его бросали больной спиной на пол. Пока его несли, несколько раз ударяли о лестницу головой. Боли были невыносимые, и он кричал, от чего несущие его только злились», — писала в фейсбуке Сидоркина. Чтобы проверить, не симулирует ли заключенный, его раздели и тыкали медицинской иглой. Конвой в автозаке не хотел его принимать в таком состоянии, но его все равно затолкали, резко усадив на сидение. «С его слов, это была самая страшная боль, которую он испытал в своей жизни. Он кричал и не помнил, в какой миг потерял сознание от боли. Очнулся от яркого света, его снимали на видеокамеру, непонятно с какой целью. Он услышал, как ему сказали: “Ты своего добился”. Его не повезли в суд, выволокли из автозака и бросили на холодную землю, как был в пижаме. Долго лежал на земле, пока за ним не пришли люди и не перенесли в какое-то помещение на верхнюю полку. Когда его с этой полки перекладывали на носилки, не удержали, и он упал на пол, сильно ударившись спиной. После этого удара он пришел в сознание только на вторые сутки. Первое чувство — отсутствие ощущения тела сзади с правой стороны и бездействие правой руки», — пишет адвокат.

Затем Топехин был переведен в СИЗО «Матросская тишина», помещен в палату интенсивной терапии, но потом его отправили в обычную палату, к другим больным заключенным. Там он лежал без должного ухода: никто не переворачивал его, чтобы не было пролежней. Не менял ему памперсы, даже памперсов не было — заключенный использовал тряпки. Его не мыли, не брили волосы на лице и подстригали ногти. «Обнаружить наличие мочи или кала под собой ему удавалось, только ощупав себя руками, так как позывов к испражнению он не чувствовал. В ход шла любая ветошь, которую в условиях СИЗО можно было найти для того, чтобы положить в постель и не сильно ее пачкать. А в новогодние каникулы три дня не было санитаров, никто не убирал испачканные тряпки и полные утки», — рассказывает Сидоркина.

Адвокат соглашается с тем, что СИЗО — не санаторий и там просто нет персонала, который должен ухаживать за лежачими.

«Но тогда зачем оставлять парализованного под арестом, если там ему не могут обеспечить нормальные условия? А сейчас его отправят в колонию, где он также будет лежать. Кто будет за ним ухаживать?» — спрашивает она.

Во ФСИН нет быстрых ответов. «Вся необходимая медицинская помощь, которая возможна в условиях больницы СИЗО-1, — она оказывается», — пояснил «Газете.Ru» руководитель ФСИН Москвы Сергей Цыганков. В ходе проведенного в 20-й горбольнице медицинского осмотра у Топехина не было обнаружено заболеваний, которые в соответствии с постановлением правительства России дают право на изменение меры пресечения. «Но нижний парез — это не заболевание! — говорит Сидоркина. — Парализованных нельзя держать под арестом». По ее словам, в справке, которая находится в материалах дела, даже не указывается состояние здоровья заключенного.

Семья Топехина не знала о происходящем за решеткой, они даже не знали, что следствие закончено и дело отправлено в суд. Прежний адвокат не ставил их в известность о ходе следствия. Родители заключенного — инвалиды. О том, что их сын теперь не ходит, они узнали лишь, когда лежачего нашли в СИЗО члены ОНК.

Автор: Анастасия Берсенева