Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
«Сюрприз для Рамзана»: как живут русские в ЧечнеКак живут русские, которые там остались, и что мотивирует людей из других регионов приезжать сюда жить.
22 января 2014, источник: ДЕЙТА, (новости источника)

«Приморский партизан» объяснил, зачем стреляли в полицейских

«Приморские партизаны» сказали свое последнее слово (ПОЛНЫЙ ТЕКСТ ВЫСТУПЛЕНИЙ ОБВИНЯЕМЫХ)

«Приморские партизаны» сказали свое последнее слово в ходе заседания в Приморском краевом суде, сообщает корреспондент ИА «Дейта» с места событий.

Сегодня в здании Приморского краевого суда продолжилось заседание по делу так называемых «Приморских партизан» (они же — «Кировская банда»). Оно началось с реплик сторон. После выступлений адвокатов, обвиняемым было предоставлено последнее слово.

Александр Ковтун: «Прокуратура и следствие хочет сделать из нас банду, но мы не грабили кассы и не желали обогатиться. Лично я хотел отомстить кировским сотрудникам милиции, но был с этого пути сбит Сухорадой, стал участником эпизодов, где пострадали другие сотрудники милиции. Прокуратура постоянно говорит о том, какие мы плохие, и правильно в некоторых случаях говорят — мне стыдно, что мы забрали машину у таксистки. За этот эпизод мне стыдно больше всего, даже больше, чем за отстреливание от сотрудников полиции в Уссурийске. Прокуратура говорит, что мы валим все на мертвых, но это не так, я признался во всех эпизодах, где я участвовал и был виноват. Я никого не убил, ранил только сотрудников милиции. Убивать не убивал. Надеюсь вы примите справедливое решение, я готов отвечать за то, что я сделал».

Максим Кириллов: «Долго готовился и подбирал слова, дописывал уже здесь, в зале. Очень волнуюсь, но скажу, что каждое слово написано искренне. На протяжении всего следствия по понятным мне причинам группой следователей была раздута вина каждого из нас, и их точка зрения была освещена большинством федеральными и местных СМИ. Обещали привлечь лучших следователей и оперативных работников, я ощутил, в чем они лучшие, на себе, но не стану перечислять. Есть репортажи о том, что происходит в Кировском РУВД, и эти мнения звучат из уст людей, которых мы даже не знаем. Убеждать о твоей причастности они могут до посинения при этом синеешь сам. Виноваты обе стороны, и больше — та, что дала нашим действиям старт, из нас делают теперь бандитов. Я хотел бы поблагодарить тех людей, которые все три года нас поддерживали и верили в нашу правоту, присяжных, за их терпение. Сейчас я понимаю, что даже если бы мы нашли доказательства причастности милиционеров к распространению наркотиков и торговле лесом, этой информации не дали бы ход, ее удалили бы даже из Интернета. Но раньше я думал иначе. Я виноват, уважаемые присяжные, в том, что вынужден был прибегнуть к методам, мне не свойственным, но я хочу сказать откровенно, что я никого не убивал».

Владимир Иллютиков: «Мужества присяжным в принятии решения. Прошу помнить о том, что в ваших руках жизни всех нас, и не судить, основываясь на догадках и предположениях. Сожалею и прошу прощения по обстрелу УАЗа, но цели кого-то убить я не преследовал. Я никого не убивал». 

Вадим Ковтун: «Мне не в чем признаваться и не в чем оправдываться потому, что я ничего не делал, тем более противоправных действий. На меня навесили ярлык “приморского партизана”, но я совершено другой человек. У меня друзья, семья. Моя дочь живет без отца уже три года. Не торопитесь в своем вердикте, вспомните о всех доказательствах сторон. Я надеюсь, вы примите справедливое, законное решение.

Роман Савченко: “Я себя оговорил, показания на следствии я дал неверные. Те места, где проводился допрос — там взрослые дядьки ходят под себя, что уж говорить о нас.

Алексей Никитин: „Я сижу в тюрьме три с половиной года за то, чего не совершал. В этом вас я уверяю. В это время я был лишен самого важного в моей жизни — рождения дочери, ее первых шагов, своего здоровья, которое мне не вернет ни государственное обвинение, ни судьба. Я не доверяю ни гособвинению, ни прокурору, ни судье, я доверяю только вам. Доверяю вам свою судьбу и рассчитываю на вашу справедливость. Я невиновен“.

По окончании присяжные получили опросные листы, которые содержат 225 вопросов, и удалились из зала заседания. Уже в понедельник, 27 января, в здании Приморского краевого суда будет оглашен вердикт присяжных по делу „Приморских партизан“.