Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
23 января 2014, источник: РИА Новости

Охотовед: ЧП на охоте в Приморье участились из-за лицензий «не у тех»

Глава краевого природоохранного департамента убежден, что трагедии во время охоты происходят все чаще потому, что к охотничьему делу стали допускать случайных и неподготовленных людей.

Пять несчастных случаев со смертельным исходом во время охоты произошло в Приморье за последние полтора месяца. О том, почему увеличилось количество подобных чрезвычайных происшествий в охотничьих угодьях и как исправить ситуацию, рассказал РИА новости директор департамента по охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира Приморского края Владимир Васильев.

В конце ноября 2013 года было зарегистрировано сразу два ЧП на охоте в Пограничном и Спасском районах: охотники, не убедившись в том, что на линии огня отсутствуют люди, стреляли и убили товарищей. В начале января 2014 года в лесу в Чугуевском районе охотник, выстрелив, по неосторожности убил собственного сына. В середине месяца в одном из охотугодий Анучинского района в результате конфликта между охотниками были убиты депутат Находкинской городской думы и его товарищ. На текущей неделе охотник случайно нанес смертельное ранение из ружья сам себе.

Количество несчастных случаев на охоте за последние годы увеличилось в несколько раз, особенно обострилась ситуация нынешней зимой. А ведь большинство происшествий со смертельным исходом — это следствие нарушений правил технической безопасности, незнание охотничьего минимума, а главное, безответственного отношения самих охотников. И все эти ошибки допущены лишь по одной причине: упрощение условий получения охотничьего билета.

По новым законам, чтобы получить охотничий билет, желающему необходимо лишь подать заявку, прослушать курс лекций по технике безопасности, и всё — можно покупать оружие и ехать на охоту. Но так быть не должно: безграмотный охотник, который ни разу не держал в руках ружье, не знает минимальных правил проведения охоты, а это огромная опасность не только для животных, но и для товарищей такого горе-охотника, которые случайно могут оказаться рядом.

Раньше, чтобы получить разрешение на охоту, кандидат должен был не только прослушать лекции, выучить теорию и сдать экзамен по охотничьему минимуму, но также в течение года ездить на охоту без оружия — лишь для того, чтобы наблюдать за действиями более опытных охотников и учиться. Но такая практика исчезла с момента появления разрешительного характера лицензий, а также ограничений полномочий охотничьих ассоциаций.

В прежние годы работу по обучению, экзаменовке и контролю начинающих охотников проводили общества и ассоциации рыболовов и охотников, сейчас это отдано на откуп госорганам, которые не требуют от кандидатов знания ни охотничьего минимума, ни правил самой охоты. Поэтому «пострелять» едут не только увлеченные охотой люди, но и те, кто совершенно далек от понимания сути этого процесса.

Охотник, который знает все правила и соблюдает их, никогда не будет стрелять, не проверив, есть ли на линии огня человек. И, зная о сильной отдаче ружья, он никогда не опустит ствол таким образом, чтобы выстрел пришелся ему в ногу. Конечно, несчастные случаи были и до этого, когда еще действовали старые правила, но они происходили не так часто в Приморье, где охотой всегда занимались хорошо обученные профессионалы.

А если еще говорить о таких ЧП, когда гибель людей на охоте не случайность, а намеренное причинение вреда, когда охотники целятся друг в друга, становится просто страшно.

В последнее время звучит немало предложений о возврате к прежней системе «образования» кандидатов в охотники или модернизации существующих законов. Но вопрос остается нерешенным, а количество смертей увеличивается. И пока закон не будет пересмотрен и изменен, исправить ситуацию вряд ли получится.