Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Папы дочерей поощряют сексизм. И я тожеОтец Андрей Бородкин приходит к выводу, что именно идеальный папа может стать самым страшным угнетателем
30 января 2014, источник: РИА "Воронеж", (новости источника)

Воронежские экс-полицейские, осужденные за пытки невиновного человека, уклоняются от выплаты компенсаций

Олег Трифонов, истязателям которого изменили реальный срок на условный, готов идти до Европейского суда.  

Экс-оперативники Виталий Моисеев и Андрей Тринеев, осужденные за жестокие пытки задержанного в отделе полиции, уклоняются от выплаты назначенных приговором компенсаций ущерба и морального вреда.

Об этом РИА «Воронеж» сообщила представитель потерпевшего Ольга Гнездилова. Сейчас Олег Трифонов со своим адвокатам обжалуют в надзорной инстанции вступивший в силу приговор. Помимо претензий о необоснованном уменьшении компенсаций и их невыплаты, Трифонов обжалует исключения из уголовного дела эпизодов пыток со стороны оперативников.

Следствие и процесс об истязаниях в отделе полиции получились резонансными. Но куда более громким стал окончательный приговор суда, когда изначально Моисеев и Тринеев получили по три года колонии, а потом в апелляции 18 июня 2013 года им изменили реальные сроки на условные. Основанием для этого стало то, что коллегия судей исключила из приговора Советского райсуда пытки с ломом. До этого экс-оперативники были оправданы по эпизодам пыток с надеванием на голову Трифонову полиэтиленового пакета и порезами его лезвиями. Также Советский райсуд оправдал Моисеева и Тринеева в части дискредитации органов внутренних дел. В приговоре судья указал, что «действия подсудимых не повлияли на нормальную деятельность органов внутренних дел, как Советского района Воронежа, так и Российской Федерации, никакого ущерба органам внутренних дел не причинено».

Потерпевший по делу охранник Олег Трифонов продолжает настаивать – полицейские били его, заковывали в наручники, подвешивали за ноги на металлическом ломе между столами, надевали на голову целлофановый пакет и резали кожу на спине и руках лезвиями. Все эти исключения доказательств шокировали Трифонова. Поэтому он будет добиваться правды – сейчас в надзорной инстанции, но готов идти дальше –до Европейского суда по защите прав человека.

— Мы не согласны с апелляционным определением и приговором, считаем их незаконными, необоснованными и грубо нарушающими обязательства государства противодействовать пыткам и жестокому обращению, — говорит адвокат Ольга Гнездилова. — Суд необоснованно исключил признательные показания осужденных, которые сами признали эпизод с ломом, из доказательственной базы. Без оснований и результатов экспертиз исключил существенные доказательства – бритвенные порезы, зафиксированные на теле у потерпевшего, тот факт, что ему на голову надевали целлофановый пакет и незаконное удержание Трифонова всю ночь в отделе полиции. Кроме того, заменяя назначенное наказание условным, апелляционная инстанция учла «частичное погашение ущерба потерпевшему». Государство не объяснило, откуда после освобождения из полиции у Трифонова появились 23 пореза на теле, никто за них не наказан. Если это сделали другие полицейские, их надо искать. Если Трифонов сам — его нужно судить за ложный донос. Вопрос, кто его и когда порезал — ведь повреждения были зафиксированы – повис в воздухе. На это судебные органы закрыли глаза. За ответом на вопрос мы обращаемся в Европейский Суд.

В своем приговоре 25 апреля 2013 года Советский райсуд назначил по гражданскому иску потерпевшего взыскать с Моисеева и Тринеева в солидарном порядке в счет возмещения материального ущерба 80 тыс. рублей и с каждого экс-полицейского по 50 тыс. рублей морального вреда. То есть каждый из них должен заплатить по 90 тыс. рублей.Однако до сих экс-полицейские не выплатили Олегу Трифонову эти деньги. Взыскание же в пользу потерпевшего должно осуществляться в трехмесячный срок.

— Из тех средств, которые взысканы в рамках гражданского иска, Тринееви Моисеев перечислилив сумме только 22 %. Больше никаких средств от осужденных не поступало. При этом размер компенсации морального вреда, установленный райсудом, не отвечает требованиям разумности и справедливости. Он был уменьшен судом в пять раз без мотивировки — указания физических и нравственных страданий потерпевшего и материального положения подсудимых. Поэтому уменьшение размера компенсации было незаконным, — считает Ольга Гнездилова.

Во время апелляции 18 июня 2013 года Тринеев и Моисеев впервые признали свою вину, выступая по видеоконференцсвязи из СИЗО. Тогда же прокурор приложил к апелляционному представлению четыре заявления от других граждан. Они свидетельствовали о пытках, которые Моисеев и другие сотрудники применяли к ним. Однако им не был дан ход, уголовные дела не возбуждались. Сделано это было, чтобы доказать слова потерпевшего Трифонова о том, что пытки в отделе полиции «были поставлены на конвейер».

Как пояснили тогда РИА «Воронеж» в облпрокуратуре, решение апелляции стало неожиданностью для всех. Коллегия судей исключила применение лома полицейскими из приговора первой инстанции, на основании чего смягчила приговор, заменив три года колонии общего режима на три года условного наказания. Приговор вступил в законную силу. И получилось, если опираться на приговоры обоих судов, что оперативники пытали Олега Трифонова без применения лома, лезвия, пакета. То есть полицейские только избивали потерпевшего, и его показания и доказательства, собранные на предварительном следствии, ничего не значат. Напомним, при обысках в туалете отдела полиции был обнаружен железный лом, из кабинета Моисеева изъяли железные лезвия. Показания потерпевшего о пытках с этими предметами были подтверждены судебно-медицинской экспертизой.