Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
30 января 2014, источник: РИА Новости

ФССП пока не запрещала Ходорковскому и Лебедеву выезжать за границу

Запрет Ходорковскому и Лебедеву на выезд за рубеж возможен в связи с долгом в 17 миллиардов рублей.

МОСКВА, 30 янв — РИА Новости. Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву судебные приставы пока не ограничивали выезд за рубеж в связи с долгом в 17 миллиардов рублей, сообщил в четверг журналистам глава ФССП РФ Артур Парфенчиков.

«Пока нет», — сказал он, отвечая на соответствующий вопрос.

Парфенчиков выразил мнение, что «пристав совершенно правильно взял паузу»: «Он должен уже в новом статусе встретиться с представителями должников, определить их позиции, а потом уже принимать решение».

Как Ходорковский и Лебедев остались должны 17 миллиардов рублей

В пресс-службе ФССП РФ сообщили, что приставы продолжат работу по взысканию более 17,3 миллиарда рублей долга с Ходорковского и Лебедева. Кроме того, по данным ведомства, Ходорковский не уплатил подоходный налог в 53 тысячи рублей и пени за его неуплату — это еще 71 тысяча рублей. Лебедев также должен государству 7 тысяч рублей налогов и пени в размере 5,8 тысячи рублей. Два года назад приставы сообщали, что добровольно ни Ходорковский, ни Лебедев по долгам не платят, в принудительном порядке с них на тот момент взыскали и перечислили в бюджет 132,7 миллиона рублей. Эти деньги были выручены от продажи имущества — земельного участка, транспортных средств, акций, а также арестов средств на банковских счетах должников.

Защита Лебедева ранее предупреждала, что взыскание неуплаченных налогов может препятствовать его выезду за границу, но не означает автоматического запрета.

«Я сигнал услышал»

Михаил Ходорковский (в интервью The New Times 23.01.2014): «Конечно, я обрадовался, узнав, что Платона (Лебедева) отпускают. Надеюсь, что его выпустят за границу, чтобы он мог подлечиться: со здоровьем у него не здорово. Что касается отказа ВС отменить иск налоговой службы, то я сигнал услышал. Я публично поставил вопрос — мне публично ответили, отказавшись исполнить решение Европейского суда. Это значит только одно: в России мне не рады».