Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
23 августа 2014, источник: BFM.ru

Его можно было спасти. В Шереметьеве умер молодой пассажир

Артем Чечиков возвращался с супругой из свадебного путешествия. Во время полёта ему стало плохо с сердцем. Самолет сел в Шереметьеве, скорая ехала полтора часа

В Сети обсуждают трагическую историю, случившуюся с пассажиром рейса Барселона-Челябинск.

В ночь на 18 августа молодой человек Артем Чечиков возвращался с супругой из свадебного путешествия. Во время полёта ему неожиданно стало плохо: врач-реаниматолог, случайно оказавшийся на борту, констатировал сердечный приступ. В итоге пилот решил садиться в ближайшем аэропорту. Им оказался аэропорт Шереметьево.

Самолет приземлился, но врачей со специальной техникой на месте не оказалось. Скорая приехала только спустя полтора часа. К этому моменту Артем Чечиков уже не дышал. Аэропорт Шереметьево сделал официальное заявление.

Воздушное судно осуществило посадку в 4.56. К борту прибыли амбулифт (специальный автомобиль для снятия пострадавшего пассажира с самолета) и машина скорой помощи с бригадой врачей. Дополнительно была вызвана специализированная скорая помощь из ближайшего города.

Медики аэропорта Шереметьево более часа оказывали медицинскую помощь и делали все возможное, чтобы стабилизировать состояние больного. Однако в 06.35 врачами была констатирована биологическая смерть пассажира.

Для выяснения всех обстоятельств произошедшего сейчас проводится всестороннее служебное расследование. Международный аэропорт Шереметьево выражает искренние и глубокие соболезнования родным и близким Артема Чечикова.

Врач-реаниматолог, летевший на борту, считает, что шанс спасти молодого человека был. У него была остановка сердца, но могло бы помочь вмешательство кардиологов.

Пилот самолета дал четкое указание службам аэропорта подать машину реанимации, но ее там не оказалось.  Как пишут очевидцы, когда на борту появились фельдшеры, их попросили принести дефибриллятор, но в нем сели батарейки.

А главный врач по смене Шереметьева, пишут пассажиры, вел себя вызывающе и не смог правильно выполнить непрямой массаж сердца.

Скорой помощи не было полтора часа, якобы, из-за пробок. Почему медицинская служба аэропорта не смогла оказать помощь пассажиру, непонятно, ведь мощности позволяют, говорит генеральный директор ассоциации «Аэропорт» Виктор Горбачев.

Виктор Горбачев

генеральный директор ассоциации «Аэропорт»

«К сожалению, дежурных бригад ни в одном аэропорту нет. Но в каждом аэропорту есть медицинская служба. Так что, почему это получилось в Шереметьеве, совершенно не понятно. Потому что там довольно-таки мощная медицинская служба. Но в конце концов, Шереметьево находится в Московской области, могла бы приехать скорая из Лобни — там вообще ехать 15 минут. Есть Зеленоград, Солнечногорск, но ближайший пункт — это Лобня. Почем это не получилось, я не могу сейчас сказать».

Как сообщает местное агентство «Доступ», супруга Артема Чечикова намерена обратиться за юридической помощью. Первой будет отвечать авиакомпания, говорит адвокат, ответственный секретарь Общественного совета по защите прав пациентов при Росздравнадзоре, Алексей Старченко.

Алексей Старченко

адвокат, ответственный секретарь Общественного совета по защите прав пациентов при Росздравнадзоре

«Претензию сначала нужно писать в авиакомпанию — о том, что не была вызвана скорая помощь. Они должны представить доказательства что она была вызвана. Сообщения от пилота ушло в аэропорт. А дальше ответчиком будет аэропорт, если они получили такое сообщение и ничего не сделали, следовательно, это их вина. У меня был такой случай в Бурятии. Точно также летел с одной женщиной, у нее был сердечный приступ. Тоже передали через пилота. Заходит с сидячей коляской фельдшер. Ну, я, естественно, наорал на этого фельдшера, потому что это полное безобразие. Слава богу, там женщина осталась жива, потому что скорая быстрее приехала, и ее отвезли в больницу».

Близкие погибшего говорят, что он был совершенно здоров, не курил и занимался спортом. Артема Чечикова похоронили 21 августа на Преображенском кладбище в Челябинске.