Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
24 сентября 2014, источник: Новый Калининград

Суд отказался выпустить Айвазяна из-под стражи за миллион рублей

Прокуратура заявила, что экс-чиновник может оказать давление на свидетелей и бывших коллег.

Источник: Новый Калининград

Центральный районный суд Калининграда отказался выпускать из-под стражи бывшего первого заместителя руководителя конкурсного агентства Валентина Айвазяна, который обвиняется во взяточничестве в особо крупном размере и злоупотреблении служебными полномочиями. Как передаёт корреспондент «Нового Калининграда.Ru» в среду во время очередного судебного заседания адвокат экс-чиновника Сергей Соловьёв предложил заменить меру пресечения в отношении его подзащитного на залог в 1 млн рублей.

Прокурор настаивал на том, что Айвазян должен оставаться под стражей, так как он обвиняется в совершении преступления, за которое Уголовный кодекс РФ предусматривает лишение свободы сроком свыше 3 лет. «Ранее он обвинялся по 264-й статье УК (“Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств” — прим. “Нового Калининграда.Ru”), — заявил прокурор. — В настоящее время он нигде не работает. Это даёт основание полагать, что, находясь на свободе, он может продолжить осуществлять преступную деятельность. Кроме того, сторона обвинения полагает, что Айвазян может воспрепятствовать производству по уголовному делу, оказывать давление на свидетелей и сотрудников конкурсного агентства Калининградской области».

Адвокат Сергей Соловьёв напомнил, что Айвазян находится под стражей уже 18 месяцев. По словам адвоката, это достаточный срок, и следственные органы имели время, чтобы реализовать все полномочия, которые у них были. «Говорить, что Айвазян может оказать давление на свидетелей, у государственного обвинения оснований нет. Это заявление голословное и немотивированное», — отметил Соловьёв.

Он также сказал, что существует необходимость изучить личность подсудимого. «Как раз всё горит о том, что этот человек не общественно опасный, это человек с высокими социальными и моральными ценностями. Об этом говорит факт его служения Родине, в том числе в горячих точках. У него есть удостоверение ветерана боевых действий на Северном Кавказе. Он служил только в условиях проведения антитеррористической операции. Это свидетельствует о том, что этот человек предан нашему большому государству. Тот факт, что его в конечном итоге назначили на должность в правительстве Калининградской области, это подтверждает», — заявил адвокат.

Соловьёв также прокомментировал заявление прокурора о том, что Айвазян ранее уже привлекался к уголовной ответственности за нарушение ПДД. По словам адвоката, сторона обвинения упомянула эпизод 2001 года. Тогда же судимость была погашена. Таким образом, учитывать это обстоятельство не имеет смысла, отметил Соловьёв. По его мнению, прокурор напомнила это умышленно, «чтобы преувеличить масштабы общественной опасности Айвазяна». «Есть основания для изменения меры пресечения в виде заключения под стражей на залог в сумме 1 миллион рублей. Такая мера пресечения ни в коем случае не помешает суду рассматривать дело по существу», — заключил Сергей Соловьёв.

После приблизительно 40-минутного перерыва судья вернулась в зал заседания с решением о продлении нахождения Валентина Айвазяна под стражей на 6 месяцев — до февраля 2015 года. Следующее заседание назначено на 1 октября 2014 года.

Напомним, в апреле 2013 года следствие выдвигало версию, что Айвазян получил взятку в 4,4 млн рублей за предоставление преференций одному из участников тендера на строительство детсада в Балтийске — ООО «СтройТрест». Однако в августе 2014 года версия следствия изменилась. Следствие полагает, что чиновник получил 4,4 млн рублей за лоббирование интересов фирмы, желавшей получить контракт на строительство очистных сооружений. 

После предварительного судебного слушания, прошедшего в закрытом режиме, адвокат Сергей Соловьёв заявил, что он ходатайствовал о возврате дела Айвазяна на этап его рассмотрения прокуратурой. Однако суд ему отказал. Сам Айвазян заявил, что ему не понятно обвинение прокурора «ни с первой буквы, ни до последней».