Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Думаете, собаки корчат вам рожи? Да, вы правы!Группа ученых опубликовала доклад, в котором рассказала, что собаки используют мимику, чтобы наладить контакт с человеком
22 января 2015, источник: АиФ Казань

Дело «Булгарии»: осужденные требуют оправдательного приговора

22 января в Верховном суде Татарстана началось рассмотрение апелляций по делу «Булгарии». Приговором, вынесенным Московским районный судом, недовольны и потерпевшие, и осужденные, и гособвинение. Одни считают его мягким, другие — слишком суровым.

Без веры в справедливость?

В первый день процесса пришло около трёх десятков потерпевших. В основном, это те же люди, которые регулярно посещали судебные заседания и раньше. Они тепло приветствовали друг друга и обнимались. За три с половиной года, прошедшие с момента трагедии, многие стали почти родными.

Потерпевшие попросили ужесточить наказание для пятерых осужденных: субарендатора «Булгарии» Светланы Инякиной, старшего помощника капитана дизель-электрохода Рамиля Хаметова, бывших сотрудников Ространснадзора Владислава Семенова и Ирека Тимергазеева и экс-эксперта Росрегистра Якова Ивашова. Особых надежд люди не испытывают. Слишком шокирующим был вердикт суда первой инстанции, который потерпевшие назвали «плевком в душу».

«Приговор Московского районного суда, а особенно освобождение Якова Ивашова по амнистии, нанесло мне ещё больше страданий, подорвало веру в справедливость, — говорит Гульнара Назарова. На “Булгарии” она была вместе с 9-летним сыном Русланом, мальчик погиб. — Сейчас я не надеюсь на ужесточение приговора. Лишь бы не уменьшили назначенные сроки».

Ужесточить наказание просит и гособвинение.

«Наше апелляционное представления затрагивает изменение наказания Инякиной, Семёнову, Тимергазееву и Ивашову, — говорит гособвинитель Ильдар Нуруллин. — Если приговор Ивашову назначат более суровый, амнистия будет невозможна».

«Будем настаивать на оправдании»

Адвокаты осужденных настроены решительно. Инга Новикова рассказала журналистам, что во время следствия у её подзащитного Владислава Семёнова было нервное расстройство, он принимал специальные препараты. Поэтому показания, данные в то время, нельзя было учитывать.

«Я буду настаивать на полном оправдании, — заявила Инга Новикова. — Если мы не добьемся желаемых результатов, пойдём в Европейский суд».

Активно общалась с прессой и Алла Павлова — новый адвокат Светланы Инякиной. Рассказывала, что подзащитная находится в подавленном состоянии и обратилась к религии.

«Надеемся, суд вынесет оправдательный приговор. Считаю, что моя подзащитная невиновна. Когда случается ДТП, кто виноват: водитель или собственник? Светлана Инякина не находилась за штурвалом. Мы очень надеемся, что потерпевшие смогут непредвзято отнестись к нашим доводам. Речь о судьбе не только моей подзащитной, но и её близких. Она переживает за своих детей. Её младший ребёнок называет мамой свою старшую сестру. Нам хочется выразить соболезнования всем потерпевшим. Это трагедия, которая затрагивает любого человека».

Напомним, именно Светлану Инякину потерпевшие всегда называли «фигурантом № 1». Извинений во время процесса в Московском суде от неё они не дождались.

Фигуранты на экране

Новый процесс начался с ходатайств осужденных. С тремя фигурантами — Тимергазеевым, Семёновым и Хаметовым — была установлена конференцсвязь из колонии. Инякина и освобожденный по амнистии Ивашов на заседании не присутствовали. Они попросили рассмотреть апелляции без их участия, на что по закону имели право.

Тимергазеев и Семёнов высказали пожелание, чтобы им разрешили бывать на заседаниях лично. А также попросили дополнительное время для ознакомления с материалами дела. Такую же просьбу они высказывали и на предыдущем процессе. Тогда их ходатайство было удовлетворено, был объявлен перерыв на несколько недель.

«Мне не хватило времени ознакомиться с материалами из-за плохого самочувствия, — объяснил Семёнов. — В зале суда хочу присутствовать лично, потому что конференцсвязь препятствует квалифицированной защите. Я не могу конфиденциально общаться с адвокатом, представлять материалы в свою защиту».

Тимергазеев поддержал бывшего подчиненного, подчеркнув, что им выделяется мало времени на общение с адвокатами. Мол, в тюрьме большая очередь из желающих пообщаться с защитниками.

Потерпевшие были категорически против ходатайства о дополнительном времени для изучения документов.

«Это затягивание процесса, — выступил от имени всех Геннадий Игнарин, у которого на “Булгарии” погиб 35-летний сын Иван. — Трое потерпевших уже не дождались результатов приговора, отправились в мир иной. Что касается состояния здоровья, на которое ссылаются осужденные, посмотрите на любого из нас. Наше здоровье тоже не улучшилось».

Ходатайства суд оставил без удовлетворения.

«Спасибо, — едва слышно прошептала потерпевшая Людмила Бикбаева, потерявшая взрослую дочь Лию. Молодая женщина ждала второго ребёнка — девочку, у нее остался маленький сын.

Снова месяцы?

Потерпевшие покидали зал суда с хмурыми лицами. Многие надеялись, что рассмотрение апелляций не слишком затянется. Однако судья объявил, что заседания будут проходить лишь раз в неделю — по четвергам.

“Процесс может продлиться месяц или два”, — предположил гособвинитель Ильдар Нуруллин.

Итоги первого дня прокомментировал Геннадий Игнарин, не пропустивший ни одного дня заседаний суда первой инстанции.

“Я ждал, что Инякина будет участвовать в процессе. Это в её интересах, если хочет представить свои доводы. Почему отказался Ивашов? Потому что человек, а не животное. Понимает, что придется сидеть не за решеткой в клетке, а рядом с нами в зале, а это будет морально тяжело. Я предполагаю, что остатки совести у него всё же есть. Человек на год младше меня. А я очень тяжело все это переношу. Меня не удивило, что суд отказал Тимергалееву и Семёнову в дополнительном времени для изучения материалов. Полгода после оглашения приговора было достаточно. Было бы желание. Ужесточат ли наказания? Веры не осталось. Надежды — один процент из ста”.

Дизель-электроход “Булгария” затонул 10 июля 2011 года в Куйбышевском водохранилище в Камско-Устьинском районе Татарстана. На борту находился 201 человек. Погибло 122 человека, в том числе 28 детей и 9 беременных женщин.

Судебный процесс длился больше года. Приговор Московский районный суд Казани вынес 3 июля 2013 года. Светлана Инякина получила 11 лет лишения свободы в колонии общего режима, Рамиль Хаметов — 6,5, Ирек Тимергазеев — 6, Владислав Семенов — 5. Яков Ивашов приговорен к 5 годам лишения свободы и освобожден из зала суда по амнистии. Инякиной, Тимергазееву и Семенову зачли три года, проведенные в СИЗО.