Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
20 апреля 2015, источник: Газета Коммерсантъ

«Исламское государство» пришло в Центральную Азию

В афганском городе Джелалабад произошел двойной теракт — его жертвами стали десятки человек. Ответственность за взрывы впервые взяла на себя группировка «Исламское государство», главные силы которой сосредоточены в Ираке и Сирии. По мнению опрошенных «Ъ» экспертов, приход боевиков ИГ в Афганистан может радикально изменить ситуацию в Центральной Азии: новой версией движения талибов становится проект «глобального джихада», к реализации которого подключаются радикалы из соседних регионов. В итоге Россия и ее партнеры по СНГ могут столкнуться с гораздо более серьезной угрозой.

Вначале смертник привел в действие взрывное устройство у входа в отделение Bank of Kabul, где в это время стояла очередь клиентов. А затем аналогичный теракт был совершен у местной мечети. Погибли не менее 37 человек, свыше 100 получили ранения.

Несмотря на то, что теракты в Афганистане и Пакистане давно стали частью повседневной жизни, взрывы в Джелалабаде стоят особняком. Столь громкое преступление впервые совершило «Исламское государство», главные силы которого сосредоточены на Ближнем Востоке — в Ираке и Сирии. Талибы же взрывы в Джелалабаде осудили.

«До последнего времени считалось, что две стороны противостояния в Афганистане — это центральная власть в Кабуле и талибы. Несмотря на то, что “третья сила” в лице ИГ пришла в Афганистан не сегодня, предыдущий президент Хамид Карзай упорно отрицал ее существование», — разъяснил «Ъ» главный редактор журнала «Большая игра: политика, бизнес, безопасность в Центральной Азии» Иван Сафранчук.

По словам эксперта, отношение Кабула к проникновению в страну боевиков и идеологии ИГ радикально изменилось после того, как преемником Карзая в сентябре прошлого года стал Ашраф Гани Ахмадзай. «В ходе своего визита в Вашингтон в конце марта Ахмадзай не стал замалчивать присутствие ИГ в Афганистане и даже сделал на нем особый акцент. В этой ситуации для Барака Обамы фактор ИГ стал одним из веских аргументов в пользу решения сохранить в Афганистане больший контингент, чем изначально планировалось», — заявил «Ъ» Иван Сафранчук.

Эту мысль развивает старший научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН Владимир Сотников: «Проникновение в Афганистан боевиков ИГ, действующих в Ираке и Сирии, создает единую дугу нестабильности на Ближнем Востоке и в Центральной Азии».

«Теоретически проект талибов и проект ИГ в Афганистане должны не конкурировать, а дополнять друг друга. Однако на практике пока мы наблюдаем отсутствие координации между ними. Не удивительно, что талибы дистанцировались от теракта в Джелалабаде», — считает Иван Сафранчук. По мнению эксперта, в перспективе в Афганистане может произойти трансформация проекта движения «Талибан»: умеренные талибы интегрируются в политический процесс, а радикальная часть вольется в ИГ, которое станет вызовом не только Центральной Азии, но и государствам Южной Азии — Пакистану, Индии, Бангладеш.

Кроме того, набирающее темп переформатирование талибского проекта в Афганистане и Пакистане в глобальный проект под эгидой ИГ несет в себе принципиально новую угрозу как для России, так и для ее партнеров по Организации Договора о коллективной безопасности. Глобальный террористический интернационал приближается к границам СНГ.

Сергей Строкань