Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
14 мая 2015, источник: Русская служба Би-би-си

Мэрия Москвы связала суициды онкобольных со стрессом

В Москве покончил с собой 75-летний пенсионер, страдавший онкологическим заболеванием, сообщили СМИ со ссылкой на источники в полиции. Это уже четвертый случай, о котором сообщалось с начала мая.

Инцидент произошел 13 мая на улице Верхняя Красносельская в центральном округе Москвы. Жена погибшего сказала, что ее супруг неоднократно высказывал мысли о самоубийстве, сообщают СМИ.

К щиколотке мужчины была привязана записка, в которой говорилось, что его «замучили сильные боли».

Несмотря на это, заммэра Москвы Леонид Печатников заявил, что последние случаи самоубийств онкобольных в столице связаны с сильным психологическим стрессом.

«Я считаю, что в Москве нужно организовать новую сферу — онкопсихология для помощи раковым больным и их родственникам. Последние случаи суицида связаны с тем, что ни родственники, ни врачи вовремя не реагируют на суицидальные настроения онкобольных», — сказал он ТАССу.

Ранее Печатников заявлял, что волна самоубийств связана «с ранней бурной весной».

С начала мая сообщалось как минимум о четырех случаях самоубийства онкобольных. Предпоследний случай произошел менее недели назад: 10 мая в квартире на Тверской улице обнаружили тело женщины, страдавшей раковым заболеванием в течение 13 лет и перенесшей 10 курсов химиотерапии. Как сообщалось, в предсмертной записке она написала, что не хотела быть обузой родственникам.

За пять дней до этого в садоводческом товариществе «Мирный-1» под Истрой покончил с собой профессор психологии Михаил Кондратьев, преподававший на факультете социальной психологии Московского городского психолого-педагогического университета. Его коллеги заявили СМИ, что он получал все лекарства в полном объеме, а в предсмертной записке он просил никого не винить.

До этого 1 мая в квартире в подмосковной Шатуре было найдено тело 52-летнего мужчины, страдавшего от онкологического заболевания и также покончившего с собой.

Смещение фокуса?

По словам Печатникова, сейчас в Москве организуются курсы психиатрической помощи для онкопациентов. Ранее о создании таких курсов для онкологических клиник на базе Центра социальной и судебной психиатрии им. Сербского говорил главный психиатр минздрава России Зураб Кекелидзе.

Руководитель фонда «Подари жизнь» Екатерина Чистякова согласна с тем, что сфера психологической помощи тяжелобольным в России не развита.

«Обезболивание не является единственной проблемой человека, которому говорят о том, что его онкологическая проблема неизлечима. Даже все западные учебники по паллиативной помощи говорят нам, что нужна еще психологическая поддержка и духовная поддержка, потому что смысл жизни не должен теряться до самого конца. А она у нас пока отсутствует на 100%», — сказала она.

При этом врач паллиативной помощи, педиатр Анна Сонькина считает, что заявления о том, что тяжелобольные люди кончают с собой из-за депрессии, а не из-за боли, могут быть попыткой «сместить фокус».

«Как он (Печатников) может это утверждать? Кто-то расспросил родственников, кто-то работал с пациентом до этого? Да, надо создать систему комплексной помощи, потому что мы не знаем: эта депрессия была сама по себе, или это депрессия, усиленная тем, что у человека сильная боль, или депрессия потому, что за человеком некому ухаживать, он чувствует себя обузой перед близкими? Мы не знаем, что могло бы убрать причину, по которой человек хотел покончить с собой», — говорит она.

«Поэтому мне кажется, что, может быть, это вполне сознательная попытка сместить фокус с того, что мы точно знаем — что больные не получают адекватного обезболивания, на какие-то догадки. Просто сместить фокус, потому что с этим работать не получается», — добавила Сонькина.

В свою очередь Чистякова заявила Би-би-си, что слишком мало пациентов и их родственников знают о существовании круглосуточной «горячей линии» Росздравнадзора, на которую с 7 апреля принимаются обращения о нарушениях, связанных с назначением и выпиской обезболивающих препаратов.

«Это реально работает, если человек узнает номер и звонит по нему, — уверяет Чистякова. — За первый, неполный месяц работы, на “горячую линию” поступили около 140 звонков, причем большая часть — непрофильные, просто люди жаловались на всякие другие проблемы. Это говорит о том, что о горячей линии очень мало кто знает».

Послабления с июля

Серия громких самоубийств онкологических больных в России, начавшаяся в феврале прошлого года с генерала Вячеслава Апанасенко, послужила стимулом к принятию поправок в закон «О наркотических средствах и психотропных веществах», которые президент Путин подписал 31 декабря.

Однако этот закон должен вступить в силу в июле. В настоящее время срок действия рецепта на наркотические препараты по-прежнему составляет пять, а не 15 дней, а больным и их близким все еще нужно возвращать первичные и вторичные упаковки препаратов, чтобы получить новые лекарства, объяснили Би-би-си в фонде помощи хосписам «Вера».

При этом у специалистов, занимающихся паллиативной медициной, есть сомнения в том, что закон сразу начнет работать. Так, приказ минздрава номер 1175, который позволяет врачам единолично выписывать обезболивающие препараты, действует уже почти два года, однако в реальности во многих учреждениях родственникам больных по-прежнему приходится собирать несколько подписей.

Другая проблема — затягивание перехода на более сильные препараты, а именно на морфин. Зачастую больные получают высокие дозы менее сильного обезболивающего — например, трамадола. Врачи боятся брать на себя единоличную ответственность за назначение сильного препарата.

По словам главы фонда «Подари жизнь», за последние 10 лет российские врачи утратили привычку и умение назначать наркотические обезболивающие. В настоящее время врачи крайне редко подбирают схемы с сопутствующими препаратами (слабительными, антидепрессантами, миорелаксантами), чтобы снизить побочные эффекты.

«Довольно долго перед врачами стояла другая задача — не попасть под ответственность, — сказала Чистякова. — Врачей могут привлечь к очень серьезной ответственности за самые незначительные нарушения, которые даже не ведут к утечке наркотических средств в нелегальный оборот. Например, врач, уничтожая наркотические средства, вылил их в раковину вместо того, чтобы уничтожить по акту. И все — у него уголовная ответственность».

Так, участковый врач из Красноярска Алевтина Хориняк была осуждена за то, что в 2009 году выписала трамадол своему знакомому, умиравшему от рака и уже давно не получавшему обезболивания, но прикрепленного к другому участку. Осенью прошлого года ей удалось добиться отмены этого приговора на фоне резонанса в СМИ.

Еще одна проблема связана с тем, что паллиативную помощь в настоящее время можно получить только по месту регистрации. После того как об этой проблеме в ходе «прямой линии» с Путиным заявила глава фонда «Вера» Нюта Федермессер, президент поручил до 15 июля обеспечить внесение поправок, «направленных на организацию оказания паллиативной помощи больным по месту их фактического проживания».

Ольга Слободчикова, Русская служба Би-би-си

BBC В данном материале на законных основаниях могут быть размещены дополнительные визуальные элементы. "Русская служба Би-би-си" не несет ответственности за их содержимое.
Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
, вы можете комментировать еще  дней
, вы можете комментировать еще  дней
31 деньподписки за59рублей
Оплатите подписку, чтобы читать все комментарии и участвовать в обсуждении новостей