Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
2 июня 2015, источник: Газета Коммерсантъ

Организованное премиальное сообщество

Как стало известно «Ъ», ГСУ СКР объявило о завершении предварительного следствия фигурантам громкого уголовного дела о создании преступного сообщества в ГУЭБиПК МВД, после чего они приступили к ознакомлению с материалами следствия. При этом экс-главе антикоррупционного ведомства Денису Сугробову отказали в дополнительном допросе. Тогда генерал-лейтенант в отставке подробно опроверг выводы следствия в ходе опроса, проведенного его адвокатом. В частности, он утверждает, что полицейское организованное преступное сообщество (ОПС) не могло быть создано ради получения премий, наград, внеочередных званий и продвижения по службе хотя бы потому, что обвиняемые в его организации генералы не имели возможности обеспечить всем этим рядовых участников.

Источник: Фотоархив ИД «Коммерсантъ»

Двести страниц обвинения за 25 минут

Окончательное обвинение в организации преступного сообщества, 19 эпизодах превышения должностных полномочий с причинением тяжких последствий и провокации взятки (ч. 3 ст. 210, п. «в» ч. 3 ст. 286 и ч. 3 ст. 33, ст. 304 УК РФ) следователь ГСУ СКР Сергей Новиков предъявил генералу Сугробову еще 20 апреля в СИЗО «Лефортово». Сама процедура, по подсчетам обвиняемого, заняла 25 минут. При этом сущность инкриминируемых деяний, по версии защиты, следователь генералу не разъяснил, а только предложил ознакомиться с текстом обвинения, который занимал более 200 страниц, что генерал за столь короткое время физически сделать не успел. Затем следователь попытался допросить Дениса Сугробова, но тот отвечать на вопросы отказался, сославшись на то, что ему неизвестно содержание окончательного обвинения. Через некоторое время, изучив материалы следствия, генерал и его защита ходатайствовали перед Сергеем Новиковым о повторном допросе, с тем чтобы изложить свои возражения на инкриминируемые деяния. Однако следствие в допросе Денису Сугробову отказало, объяснив это, в частности, тем, что с момента предъявления первого обвинения — в мае прошлого года — ему неоднократно предоставлялась возможность высказать свою позицию по делу, но он избегал этого, ссылаясь на отсутствие своего адвоката Георгия Антонова, которого отстранили от защиты.

Тогда, как сообщили «Ъ» защитники Дениса Сугробова, они подготовили свои возражения на предъявленное обвинение в форме адвокатского опроса, который потребовали приобщить к материалам дела 13 мая, когда ГСУ СКР было объявлено об окончании предварительного следствия.

Как следует из опроса, оказавшегося в распоряжении «Ъ», виновным себя генерал Сугробов ни по одной из статей, инкриминируемых ему следствием, не признал, назвав итоговый документ ГСУ СКР «противоречащим логике и здравому смыслу».

ОПС под премии, звания и награды

По версии следствия, ОПС во главе с генералом Сугробовым и его покойным заместителем Борисом Колесниковым было организовано в ГУЭБиПК еще в 2011 году. «С июля 2011 года по май 2013 года в городе Москве, точная дата и место не установлены», Денис Сугробов и Борис Колесников «вовлекли» в деятельность ОПС начальника управления «Б» ГУЭБиПК Салавата Муллаярова, заместителей начальников того же управления Ивана Косоурова и Алексея Боднара, заместителей начальников отделов Виталия Чередниченко и Евгения Шерманова, оперативников Сергея Борисовского, Максима Назарова, Андрея Назарова и Сергея Пономарева, а также «иных сотрудников» антикоррупционного ведомства. Алексей Боднар и Максим Назаров, признавшие свою вину, напомним, были приговорены в особом порядке к пяти с половиной и пяти годам заключения соответственно.

Как считает следствие, с помощью агентов и друзей-коммерсантов, провоцируя чиновников и предпринимателей на совершение преступлений, участники ОПС раскрывали эти преступления, получая за это продвижение по службе, внеочередные звания, награды и премии. Так, например, в материалах дела указано, что за время руководства ОПС Денис Сугробов получил звание генерал-лейтенанта полиции, почетную грамоту правительства, несколько ведомственных медалей и премии на общую сумму 1,3 млн руб. Борис Колесников из начальника управления «Б» был произведен в заместители руководителя главка и стал генерал-майором полиции, а кроме того, получил благодарность правительства, 1,1 млн руб. премий и стал почетным сотрудником МВД. А например, Иван Косоуров дослужился из простых оперативников до заместителя начальника управления «Б», получив 1,1 млн руб. премиальных, а его фото было вывешено на доску почета ГУЭБиПК. Всего, кстати, в результате на премиальные выплаты предполагаемым участникам ОПС пришлось 11,255 млн руб.

Кроме того, указано в окончательном обвинении, члены ОПС рассчитывали «получить материальную выгоду в виде прав на имущество других лиц», денежные средства, а также «выгоды для подконтрольных организаторам и участникам преступного сообщества юридических лиц и предпринимателей».

По данным «Ъ», в обвинительном заключении оказался лишь один эпизод на этот счет — о принуждении бизнесмена из Германии Владимира Райзвиха к заключению сделки с дружественным оперативникам ООО «СБП-Медика» на поставку медтехники в Россию. Продажи якобы провалились, и иностранный бизнесмен понес убытки, оцениваемые в $300 тыс. Правда, сами участники ОПС с этого ничего не получили. К такому же выводу пришло и следствие, указав в обвинении генералу Сугробову, что оперативники действовали «из корыстной заинтересованности с целью получения прибыли от контролируемой ими предпринимательской деятельности в будущем».

За реализации с превышением полномочий премии не выдавались
В свою очередь, Денис Сугробов в адвокатском опросе обратил внимание на то, что следствие называет преступным сообществом все ГУЭБиПК, сообщая, что оно действовало исключительно «с целью совершения тяжких преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и правосудия». Опровергая вывод следствия, генерал привел статистику, согласно которой в 2011 году, когда ОПС, по версии следствия, совершило первые три преступления, предусмотренные ст. 286 УК РФ, в отношении бывшего сити-менеджера Смоленска Константина Лазарева и его подчиненных, сотрудниками экономической безопасности было раскрыто почти 18 тыс. преступлений. В 2012 году, когда ОПС почему-то бездействовало, оперативники раскрыли уже 21 тыс. преступлений. А на 2013 год, когда сообщество действовало наиболее активно, приходится 22 тыс. раскрытий.

«Исходя из логики следствия, являясь создателем и руководителем преступного сообщества, я должен был являться и основным выгодоприобретателем от результатов его преступной деятельности. Однако данная версия не выдерживает никакой критики, поскольку опровергается фактическими данными», — утверждает генерал Сугробов. По его словам, указанная следствием «возможность дальнейшего продвижения по службе и карьерного роста» относится к нему в наименьшей степени. Дело в том, что, после того как Денис Сугробов возглавил в 2011 году ГУЭБиПК, новых должностей ему никто не предлагал, а он сам занять их не стремился. Да и рассчитывать на повышение генералу Сугробову не приходилось, так как он не был включен в кадровый резерв администрации президента.

В опросе Денис Сугробов подробно объяснил, как и за что получал премии. Согласно ответу из департамента госслужбы и кадров МВД России, в 2011 году начальник ГУЭБиПК получил только ежеквартальные премии в размере 0,75% своего оклада, а также единовременное вознаграждение по итогам работы за год в размере четырех окладов — так называемую тринадцатую зарплату. «В 2012 и 2013 годах я действительно получал разовые премии, — отметил генерал, — однако большинство из них было получено именно в 2012 году». Премии же от МВД России, по его словам, не имели никакого отношения к выявлению и раскрытию конкретных преступлений, а выдавались руководителю ГУЭБиПК одновременно с начальниками других главков МВД. «Даже приказ всегда был один на всех, и размер премий был одинаковым», — отметил обвиняемый.

Отдельно он сообщил, что за весь период руководства ГУЭБиПК не издал ни одного приказа о поощрении сотрудников, так как, в отличие от руководителей территориальных подразделений МВД, не имел на это права. По словам Дениса Сугробова, все расчеты и выплаты сотрудникам и руководителям ГУЭБиПК осуществлялись финансово-экономическим департаментом (ФЭД) МВД России. Правда, примерно в середине 2013 года по инициативе Бориса Колесникова руководством МВД было принято решение о поощрении более значительными премиями отличившихся сотрудников. Впрочем, выплаты осуществлялись ФЭДом из сэкономленных средств на основании решения рабочей группы ГУЭБиПК. Однако, отметил обвиняемый, сотрудники главка, включенные следствием в состав ОПС, за реализации, которые, как считает СКР, были проведены с превышением должностных полномочий, не награждались.

Ни званий, ни наград

Версию следствия о том, что обвиняемые совершали должностные преступления ради «присвоения внеочередных специальных званий», генерал также отрицает. «Я могу однозначно утверждать, что ни один сотрудник ГУЭБиПК МВД России за весь период моего руководства подразделением не получил ни одного внеочередного звания. Более того, они не могли даже ставить перед собой такую цель, так как она в принципе недостижима, потому что противоречит закону и сложившейся практике», — отметил он, сделав вывод, что в данном случае «следствие просто придумывает цели и мотивы совершения преступлений, как и сами преступления».

Звание генерал-майора полиции Денису Сугробову было присвоено указом президента при его назначении главой ГУЭБиПК в июне 2011 года. Генерал-лейтенантом Сугробов стал в начале 2013 года, при этом соответствующие документы, указано в опросе, были направлены в администрацию президента РФ в конце 2012 года, когда ОПС не совершало преступлений.

В ГУЭБиПК генерал Сугробов не получил ни одной госнаграды. Почетную грамоту правительства РФ, как следует из документов, ему дали за подготовку саммита АТЭС во Владивостоке в 2012 году, а ведомственных медалей «За заслуги в управленческой деятельности» и «За боевое содружество» он был удостоен по результатам оперативно-служебной деятельности ГУЭБиПК в 2011—2012 годах и за командировки на Северный Кавказ соответственно.

Разбирая предъявленные ему обвинения в совершении преступлений, предусмотренных ст. 286 УК РФ, Денис Сугробов указал, что он уверен в правильности действий своих подчиненных. Правда, сам он проведение операций, которые следствие называет преступными, не контролировал, да и зачастую узнавал об их результатах уже после проведения. Лично же с большинством участвовавших в так называемых оперативных экспериментах сотрудников он не был знаком, а потому «вступить в преступный сговор» с ними не мог.

Генерал оценил профессионализм ФСБ

Давая пояснения своему адвокату по главному эпизоду дела, связанному с провокацией взятки сотруднику УСБ ФСБ Игорю Демину, Денис Сугробов отметил, что ее инициатором выступали не оперативники ГУЭБиПК, а Павел Глоба, которого генерал назвал «агентом-внедренцем».

«Именно Павел Глоба сообщил Пирожкову (агент ГУЭБиПК Сергей Пирожков.— “Ъ”), а затем и сотрудникам ГУЭБиПК, что Игорь Демин занимается организацией покровительства сомнительному бизнесу за деньги», — сообщил подследственный генерал, утверждая, что именно господин Глоба предложил свои услуги для «пресечения незаконной деятельности» офицера Демина.

В обвинении, предъявленном Денису Сугробову, указано, что Павел Глоба «в действительности не намеревался содействовать совершению провокационных действий в отношении Демина», поэтому сообщил в 9-е управление ФСБ России «о признаках подготавливаемого сотрудниками ГУЭБиПК МВД России противоправного деяния», после чего все дальнейшие действия агентом совершались в рамках «оперативного эксперимента», проводимого спецслужбой. Эксперимент, напомним, закончился задержаниями оперативников ГУЭБиПК, в отношении которых ГСУ СКР впоследствии возбудило уголовное дело об организации ОПС или участии в нем.

«Не могу не оценить профессионализма сотрудников УСБ ФСБ России, которые спланировали, организовали и руководили данным оперативным внедрением и очень умело смогли донести до сотрудников ГУЭБиПК дезинформацию, а также точно просчитали реакцию на нее», — заявил в опросе генерал.

При этом Денис Сугробов утверждает, что до скандальной операции Павел Глоба возглавлял службу безопасности Сергея Магина — одного из крупнейших «обнальщиков» страны, деятельность которого раскрыли сотрудники ГУЭБиПК. Источники «Ъ» в окружении Сергея Магина сообщили, что Павел Глоба действительно работал с «обнальщиком», известным в финансовых кругах как Сережа Два Процента, помогая ему решать определенные проблемы, но его «безопасником» не был.

По данным «Ъ», сейчас обвиняемые по делу ОПС в ГУЭБиПК приступили к ознакомлению с материалами следствия, которые составляют 305 томов. Ожидается, что к концу лета дело уже поступит на утверждение обвинительного заключения в Генпрокуратуру.

Николай Сергеев

Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
, вы можете комментировать еще  дней
, вы можете комментировать еще  дней
31 деньподписки за59рублей
Оплатите подписку, чтобы читать все комментарии и участвовать в обсуждении новостей